ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не часто это случается в моей работе, – призналась она. – Вот ссоры мы видим постоянно, даже привыкли к ним. – В пристальном взгляде, которым она одарила Шэннон, сквозила зависть. – Увидимся на следующей неделе.

Шэннон освободилась от руки, лежащей у нее на плечах, стараясь не слишком верить подозрению, что Кайл просто разыграл перед социальным работником сцену супружеской гармонии. Однако невозможно издалека услышать шаги девушки на лестнице, поскольку дверь достаточно толстая.

– Я провожу вас, – сказала Шэннон.

Уже в прихожей она спросила, как обстоят дела с Джоди. Ее удивляло, почему ребенок до сих пор не спустился вниз. Мэксин как-то криво улыбнулась.

– Не очень-то она коммуникабельная, да? Я сумела вытянуть из нее лишь пару слов. Оказывается, она ненавидит школу, и это совсем не обнадеживает. Вам придется позаботиться об учебе и как можно скорее определить ее куда-нибудь.

– У нас назначена встреча с директором Силвервуда в среду, – неохотно сообщила Шэннон, не удивившись, когда увидела сомнение, появившееся на лице девушки.

– Принимая во внимание специфическую среду, в которой она росла, частная школа вряд ли подойдет ей.

Шэннон и сама так думала несколько дней назад. Честно говоря, она не поменяла своего мнения, хотя смышленость Джоди давала надежду. Существовал риск, что в Силвервуде она просто растеряет свою глубину и непосредственность. Дети ведь бывают очень жестоки, когда появляется непохожий на них. Даже из-за своего акцента Джоди может оказаться в одиночестве. Если же она будет драться с насмешниками, то добра не жди.

– Вы должны поговорить с моим мужем, – сказала Шэннон.

Мэксин бросила на нее колючий взгляд.

– У вас разные точки зрения по вопросу о школе?

– Будет лучше, если мы обсудим это вместе, – пояснила Шэннон. По крайней мере, в течение следующих трех месяцев им с Кайлом необходимо придерживаться одного взгляда на каждый пунктик в устройстве судьбы Джоди. Неизвестно, поверила ли ей Мэксин или нет, но больше Шэннон не стала делать никаких замечаний. Они с Кайлом договорятся, где учиться девочке, заверила себя Шэннон, закрывая дверь.

По пути в гостиную Шэннон вдруг остановилась, заметив движение на верху лестницы.

– Идешь? – крикнула она, когда маленькая фигурка застыла в неподвижности.

Но ответа не последовало. Шэннон секунду поколебалась, сомневаясь, будет ли лучше, если она подойдет, но потом послушалась своей интуиции и направилась к девочке, сидящей на самой верхней ступеньке лестницы.

– Грустишь? – мягко спросила она, садясь рядом с Джоди.

– Она сказала, пройдут недели и недели, прежде чем меня удочерят. – И выражение ее лица, и тон были необычно мягкими и покорными.

– Власти хотят удостовериться, что ты счастлива и окружена заботой, – заверила ее Шэннон.

– Она сказала, мне нужно будет пойти в суд и поговорить с судьей.

– Мы пойдем туда все вместе. Это только формальность. Тебе не о чем беспокоиться, честно. Ты здесь – навсегда.

Джоди молча переваривала услышанное, а потом встревоженным голосом воскликнула:

– Она сказала, я должна ходить в школу!

– Ну... да. – Шэннон сделала некоторое усилие над собой, чтобы остаться честной и искренней, осознавая первопричину ее подавленности. В Англии положено по закону ходить в школу, в Австралии, впрочем, тоже. Ты не любишь учиться?

– Это скучно!

– В новой школе может быть намного интересней. Я уверена, тебе понравится. И потом, ты просто должна учиться.

Джоди подняла голову; выражение ее лица стало свирепым.

– Я хочу быть взрослой! Тогда я не обязана буду делать то, что не хочу!

– Взрослые часто вынуждены делать именно то, что они не любят.

– Папа никогда не делал того, чего не хотел. Он говорил, что законы написаны для дураков.

– Взрослые также не всегда правы, – осторожно произнесла Шэннон. – Мы все временами говорим глупые вещи. – И делаем их тоже, последовало мысленное дополнение к сказанному. – Во всяком случае, – продолжала она, – на этой неделе ты в школу не пойдешь, и поэтому давай используем время наилучшим образом. Как тебе нравится идея одеться потеплее и прогуляться по снегу сегодня днем? В деревне есть одно милое небольшое кафе, где мы можем выпить чаю.

Ее личико немного просветлело.

– А дядя Кайл тоже пойдет?

– Спроси его самого, а мне нужно позвонить. Мы собираемся навестить завтра моих родителей. Они с нетерпением ждут встречи с тобой. – В ее серых глазах вдруг блеснуло озорство.

– Думаю, вы хотите, чтобы я там вела себя очень хорошо?

Шэннон в ответ усмехнулась, почувствовав облегчение оттого, что Джоди вернулась в свое обычное состояние.

– Джоди, дорогая, веди себя естественно, как и раньше.

Она позвонила из кабинета, сидя за широким письменным столом из дуба. Компьютер и принтер Кайла стояли на краю стола, рядом с которым находились удобные вращающиеся стулья. Тома энциклопедии «Британника» в кожаных переплетах занимали первую позицию на нескольких книжных полках, висевших в комнате.

Придя в восторг от сообщения, что они очень скоро собираются тронуться в путь, ее мать попыталась убедить провести у них ночь. Шэннон же воспользовалась запланированным на среду визитом в Силвервуд как поводом для отказа. Кайл вряд ли согласится там остаться. «Брентон» находится не так уж и далеко, и поэтому в ночевке у родителей нет необходимости, скорее всего, услышит от него Шэннон в ответ на предложение ее матери.

Позвонив, Шэннон приготовилась уже освободить стул, но заколебалась, задержавшись взглядом на верхнем ящике с левой стороны рабочего стола, где Кайл всегда держал рукописи книги, над которой в данный момент работал. Она ненавидела, когда кто-то читал ее собственные не полностью законченные работы, но не смогла преодолеть желание сейчас незаметно заглянуть в текст.

Она мягко отодвинула стул и открыла ящик.

Потом села и несколько секунд, нахмурившись, пристально разглядывала золотые сережки в виде колец, лежащие поверх сложенных листков рукописи. Это не ее, конечно, но чьи? И почему они лежат здесь? Их обронила его гостья? Возможно, Кайл занимался любовью, где и когда ему вздумается, и диван вон там очень удобен для этого. Шэннон представила себе, как он позднее поднимал эти сережки, взвешивал их на руке с улыбкой при воспоминании о ласках и затем убирал в ящик стола, куда миссис Паркин, очевидно, не заглядывает. Там они будут лежать до тех пор, пока он в целости и сохранности не вернет их законной владелице. Шэннон снова закрыла ящик и откатилась на стуле назад, вернув его в прежнее положение. Она несколько секунд сидела, уставившись невидящим взглядом на кожаную поверхность с тисненым узором, пытаясь бороться со своими подозрениями. Предъявить Кайлу эти серьги значило признаться в том, что она без спросу заглядывала в его стол. Шэннон не готова признаться. Выстраивать целую историю вокруг простого кусочка золота, конечно, глупо и смешно, ведь наверняка существует совершенно невинное объяснение.

Бывает, что и коровы летают! – издевался над ней внутренний голос.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Какие бы чувства ни держал в себе Невилл Холройд, он их не показал, когда приветствовал своего зятя. Джоди очаровала родителей Шэннон. Через несколько минут после приезда девочка чувствовала себя как дома.

– Восхитительный ребенок! – заявила Люси, когда они с Шэннон отправились накрывать стол. – То, что Кайл выразил желание взять на воспитание девятилетнего ребенка, пусть даже свою племянницу, говорит в его пользу. И в твою, конечно, – добавила она, бросив на дочь любящий взгляд. – Просто удивительно, как хорошо вы все уладили за короткое время. Только месяц назад ты и Кайл жили порознь, и вот вы снова вместе, да еще и с ребенком, о котором заботитесь! – Она сделала паузу. – Ты не будешь откладывать в долгий ящик мысль о собственном ребенке, а?

– Мне понадобится очень много времени для обдумывания, – легкомысленным тоном сказала Шэннон. – В наши дни женщины заводят детей в сорок лет.

24
{"b":"364","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Чего желает джентльмен
Главная тайна Библии. Смерть и жизнь после смерти в христианстве
Девушка из тихого омута
Фаворит. Полководец
Психология влияния
С жизнью наедине
Слияние
Ждите неожиданного
Кремлевская школа переговоров