ЛитМир - Электронная Библиотека

Конечно, рискованно бросить банковскую карьеру, посвятив все свое время написанию книг, но литературный труд сполна окупился, и не только в финансовом плане. В своих книгах она могла убежать от нудной каждодневной рутины, находя в этом главное преимущество писательской деятельности.

– Я вас искал. Вам здесь не холодно?

Шэннон медленно повернула голову. За ее спиной стоял незнакомец. Вблизи он выглядел еще привлекательней, широкоплечий, в великолепно скроенном черном пиджаке. Глаза серые, отметила она, нос крупный, но пропорциональный, губы плотно сжатые, хорошо очерченные, и нижняя губа выдает чувственность.

– Нет, не холодно, – ответила она.

– Наш Джерри, с которым вы стояли, кажется, утомил вас?..

– Вы работаете в издательстве? – поинтересовалась она, отметив это «наш».

– Можно сказать и так. – Он встал рядом с ней, одной рукой облокотившись на балюстраду и опытным взглядом оценивая ее. – Здесь и мои книги печатают.

– О? Я вас знаю? – спросила она с нарастающим интересом.

– Вряд ли, – ответил он весело. – Я пишу под именем Джеймс Уоррен, настоящая же моя фамилия – Бомонт. Для друзей Кайл.

– Я прочитала все, написанное вами! – воскликнула она, немного преувеличив. – Ваши книги в списке бестселлеров!

Он качнул головой в насмешливом поклоне.

– Не думал, что они понравятся автору любовных романов.

– У меня широкий круг литературных интересов. Мне доводилось даже в Толстого заглядывать, – резковато ответила она.

– Я не о вашем интеллектуальном уровне. – Он ничуть не смутился. – Просто совершенно разные жанры, только и всего.

Сожалея о том, что стала защищаться, Шэннон решила забыть об инциденте.

– Откуда вы узнали, что я пишу романы?

– Я провел расследование, – сообщил он. – Шэннон Холройд; литературное имя – Сильвия Хэлстон. По всем подсчетам – один из самых плодовитых авторов «Ньютон Мэнсфилд».

Шэннон улыбнулась.

– Мне еще работать и работать.

– Не скромничайте. – Кайл тоже улыбался. – Для двадцати двух лет у вас неплохие успехи.

– И у вас тоже для тридцати двух, – снова улыбнулась Шэннон, пытаясь извлечь из памяти скудные сведения о нем. – Как случилось, что я ни разу не видела вашу фотографию?

Он пожал плечами.

– Я не люблю фотографироваться.

– Значит, вы не делаете того, чего не любите, – рискнула подытожить она. – Это говорит о вашем темпераменте.

– Недолго и узнать, каким темпераментным я могу быть, – игриво сказал Кайл.

– Молчу, молчу! – Шэннон стрельнула в него глазами и приложила пальцы к губам.

– Вы меня провоцируете...

– Провоцирую на что? – невинно спросила она и увидела, как серые глаза метнули в нее серебряные искорки.

– А вот на что, – сказал он и ловким движением привлек ее к себе.

Нельзя сказать, чтобы она целовалась впервые, но этот поцелуй отличался ото всех предыдущих. Его губы были гладкие, нежные и двигались мягко, лаская, раздвигая ее губы. Его руки скользнули вверх по ее рукам к глубокому вырезу платья. Пальцы поглаживали ее ключицу. Шэннон утонула в океане чувств, кровь стучала у нее в ушах, каждая клеточка ее существа затрепетала. Она захотела почувствовать, как прижимается к ней его стройное мускулистое тело, и совсем не ожидала, что Кайл остановится. Шэннон застыла, когда он поднял голову. Не сразу ей удалось вернуть своему лицу живость и легкомысленное выражение.

– Какая техника! – прошептала она. – Сразу видно, много тренировались.

Кайл провел костяшками пальцев по ее щеке и сказал с легкой иронией:

– В некоторых вещах мне нет равных. Вы проголодались?

– Умираю с голоду!

– Пойдемте отсюда. Сначала поужинаем, а там решим, в каком направлении двинемся.

Он явно не привык, чтобы пренебрегали его знаками внимания, размышляла Шэннон. При его словах, сказанных таким самоуверенным тоном, по ее телу пробежала волна возбуждения. Кайл хотел ее; это безошибочно читалось в его глазах. Разумеется, он ее не получит, но уже одно сознание, этого поднимало настроение. Женщина, с которой Кайл сюда пришел, заткнула бы ее за пояс и по внешности, и по утонченности, и все же он потянулся за Шэннон.

– Я думала, вы пришли сюда не один, – сказала она, ища подтверждение своим мыслям.

Черные брови нахмурились, но тут же его лицо прояснилось.

– Вы говорите об Анджеле? Она мой агент.

– И вы, конечно же, никогда не смешиваете работу и удовольствие?

– Можно и так сказать. Заглянем в гардероб за вашим пальто?

– Да, мне приятно поужинать с вами. Спасибо за приглашение.

Его лицо растянула широкая улыбка.

– Я просто счастлив.

Вот так все и началось. Теперь, раскинувшись на кровати, Шэннон размышляла, как повернулась бы ее жизнь, если бы она не согласилась поужинать с Кайлом в тот вечер. Сохранил бы он интерес к ней, если бы она отказалась?

Нужно отдать ему должное: он не стал тащить ее в постель в первый же вечер, а действовал последовательно, начиная с мимолетного прощального поцелуя, оставившего ее со страстным желанием большего. За несколько недель это желание переросло в отчаянную решимость отдаться. Об этой страсти она и писала в своих книгах, о страсти, которую сама пока не испытала. Ее сдерживала только боязнь потерять его после нескольких ночей... Вдруг Кайл охладеет к ней?.. Шэннон и не мечтала, что месяца два спустя он предложит ей руку...

Их свадьба привлекла внимание прессы. Шэннон обрадовалась, когда торжество закончилось. Она с облегчением сняла атласное подвенечное платье ручной работы и романтическую фату, плывшую следом за Шэннон, которые ее мать сочла столь важными для свадьбы, и облачилась в светлый кремовый костюм.

Прием в отеле «Брентон» влетел ее отцу в кругленькую сумму, но от предложения дочери разделить с ним расходы он гордо отказался, хотя она вполне могла позволить себе это. Чтобы его дочь сама оплачивала свою свадьбу – не бывать такому! – заявил отец. Сколько бы она ни зарабатывала!

Он и Кайл быстро нашли общий язык, несмотря на разницу в возрасте.

– У твоего парня сильный характер и острый ум, – отметил отец, проглотив все шесть из напечатанных творений Кайла. – Количество технических деталей в его книгах просто феноменально! Я мог бы сам подняться в воздух на аэробусе, прочитав последнюю книгу!

Сразу после бракосочетания Шэннон и Кайл отправились в свадебное путешествие.

Им пришлось остаться на ночь в отеле рядом с аэропортом перед вылетом на Бали, где они решили провести медовый месяц.

Ужин при свечах проходил в номере. Глядя на Кайла, наполняющего вином бокалы, Шэннон думала, не ущипнуть ли себя, дабы убедиться, что это не сон. Все слишком чудесно, чтобы длиться долго, проскользнула мысль, но она отогнала ее... брак будет крепким, а через двадцать пять лет они отпразднуют серебряную свадьбу.

– За нас, – предложил Кайл, поднимая, бокал. – Пусть фортуна не перестает улыбаться!

– Так и будет, – заявила Шэннон с напыщенной уверенностью. – Она не посмеет поступить иначе!

Он улыбнулся и посмотрел на нее с таким выражением, которое привело в смятение ее чувства.

– Я ждал довольно, – мягко сказал Кайл.

Шэннон ничего не ответила, только сердце бешено застучало в груди. Он поставил бокал и отодвинул свой стул. Шэннон вдруг испугалась, что ей не удастся дать ему полное удовлетворение, чего она так отчаянно хотела... Воображение, спасавшее ее при написании книг, не заменяло реального жизненного опыта. До нее у Кайла были другие женщины, которые, несомненно, знали, как угодить мужчине. Могла ли она тягаться с ними?

Ее опасения улетучились, едва он начал целовать ее... Шэннон отвечала со все возрастающим жаром, ее тело двигалось инстинктивно, и внезапно к ней пришла уверенность.

Пиджак он снял раньше. Она расстегнула его рубашку и припала губами к его широкой груди, поросшей черными волосами. Затем просунула кончики указательных пальцев под пояс его брюк и медленно продвигалась к середине, чтобы расстегнуть застежку, горя желанием прикоснуться к нему, узнать его так близко, как она никогда не знала ни одного мужчину.

4
{"b":"364","o":1}