ЛитМир - Электронная Библиотека

Кайл поймал ее руки, прежде чем она смогла продвинуться дальше, поднес их к губам и поцеловал в обе ладони.

– Рано, – прошептал он, поднял ее на руки и отнес на кровать.

В сторону полетела его рубашка, а затем ее блузка и кружевной бюстгальтер, едва прикрывавший наготу...

Шэннон пришла в себя от тяжести его тела. Когда она шевельнулась, Кайл поднялся, оперся на локоть и посмотрел на нее.

– Как ты? – нежно спросил он.

– Чувствую, что мне разоблачилась тайна, ответила Шэннон шепотом.

– Так не говорят.

– А должны бы. – Она легла поудобней, и глаза ее округлились, когда она почувствовала меж бедрами его движение... – Снова?!

Одна темная бровь взметнулась вверх.

– Ты против?

– Нет, просто удивляюсь. Я всегда думала, что мужчинам требуется больше времени, чтобы... восстановиться.

– Все зависит от того, с кем. С тобой... – он коснулся губами кончика ее носа, – это быстро...

Шэннон хотела спросить легко и беззаботно, но предательская дрожь выдала ее:

– Значит, меня стоило дожидаться?!

– Хоть целую вечность! – ответил Кайл с убедительной уверенностью. – Вы красивая, чувственная, желанная моя, миссис Бомонт. – Серые глаза снова загорелись...

Первое время после свадьбы все шло чудесно. Шэннон и не желала бы лучшего... За многолюдной веселой вечеринкой, которую они устроили в своем доме, последовала серия приглашений, из-за которых почти каждую ночь они проводили в гостях. Если Кайл хотел иногда отказаться от приглашения, то Шэннон настаивала. Ей льстила зависть окружающих, что ей повезло поймать в свои сети мужчину, привлекавшего многих женщин.

Ее потрясло, когда Кайл впервые топнул ногой и решительно отказался провести еще одну ночь в компании.

– Нам нужно побыть наедине, – сказал он.

Шэннон наморщила свой дерзкий носик.

– Еще успеем, пока состаримся! На этой вечеринке будут все!

– В таком случае они и без нас не соскучатся. – Кайл замотал головой, когда она попыталась возразить. – Мы не пойдем. Решено!

– Тогда я пойду одна! – вспылила Шэннон.

Кайл слегка усмехнулся.

– Не вздумай!

Она вздернула подбородок.

– Ты меня не остановишь!

– Попробую! – Он привлек ее к себе, пылающим ртом припал к ее губам и целовал, пока она не уступила. – Ты по-прежнему предпочла бы вечеринку? – мягко спросил Кайл некоторое время спустя, когда они лежали рядом у огня, разведенного им, чтобы согреться в этот не по сезону холодный вечер.

– Нет, – прошептала Шэннон, не способная думать о чем-нибудь другом. – Я хочу всегда быть здесь, с тобой!

Он негромко рассмеялся.

– Твое желание для меня закон! – Кайл вновь принялся ласкать ее...

И это был не единственный раздор между ними. В течение следующих месяцев Шэннон поняла, что не сможет им помыкать, а временами его несговорчивость переходила все границы.

– В браке нужно уметь и настаивать, и уступать! – обрушилась она на него однажды, когда он наотрез отказался провести уик-энд, плавая на лодке по Темзе. – Просто тебе не понравились Мастерсоны!

– Дело не в том, кто мне нравится, а кто нет, – спокойно ответил Кайл. – Мы познакомились с ними всего пару недель назад. Мне необходимо гораздо лучше узнать людей, чтобы делить с ними ограниченное пространство их лодки. В любом случае я проведу весь уик-энд за работой.

– Ты всегда за работой!

– Дорогая, прошу тебя... Я начал книгу на два месяца позже, чем планировал.

Шэннон закусила губу: глупо не соглашаться с очевидной правдой. Кайл обычно заканчивал новую книгу к ноябрю, и в следующем году она выходила в свет. На дворе середина октября, а он еще и до половины не дошел. И не только у него застопорилась работа. К этому времени и она планировала завершить свою новую книгу.

– Извини, – смягчилась Шэннон. – Я сказала не подумав. Конечно же, тебе нужно работать. Это из-за меня ты не успеваешь к сроку.

– Ты действительно меня отвлекала. – Кайл снова улыбался и одной рукой нежно поглаживал ее щеку. – И, тем не менее, ты очень милое отвлечение.

Шэннон не приставала к нему с вечеринками и уик-эндами в течение нескольких недель. К Рождеству у них обоих были завершены и отредактированы рукописи, а затем последовал новогодний отдых на Барбадосе, который Кайл избрал местом действия своего следующего романа. Он всегда давал себе полгода передышки для сбора впечатлений и обычно отправлялся в отдаленную точку земного шара. Планируя закончить тем временем еще один роман, Шэннон собиралась в апреле вместе с ним посетить Таиланд. Кайл обескуражил ее сообщением, что поедет один.

– Я буду в местах, где тебе опасно находиться, – сказал он. – И нельзя надолго оставлять тебя в отеле одну. Я уеду всего на пару недель, не больше.

Кайл остался непреклонен, несмотря на все ее протесты, и лишь пожал плечами, когда она отказалась проводить его в аэропорт. Эти две недели Шэннон провела в лондонской квартире, каждый вечер встречаясь с друзьями, а однажды – со старым приятелем. Время шло тягостно и однообразно. Без Кайла даже шампанское казалось безвкусным.

Когда он вернулся домой, Шэннон вновь обрела крылья! Снова чувствовать его руки, обнимающие ее, его губы на своих губах – это восхитительно!

Эйфория длилась три дня, пока кто-то не счел нужным поведать Кайлу о том, чем она занималась в его отсутствие. Они наговорили друг другу много обидных слов, но больше всего Шэннон задело его заявление о том, что ему не стоило жениться на испорченной девчонке вроде нее.

Именно с этого момента их отношения стали разваливаться.

На просьбу Кайла родить ребенка Шэннон ответила решительным отказом, не желая быть связанной по рукам и ногам в ее-то возрасте.

Вскоре у Шэннон появились подозрения, что в его жизни есть другая женщина, хотя и не было прямых доказательств. Она начала скандалить, чтобы довести Кайла до такого состояния, в котором он мог бы проговориться.

Однажды Кайл отсутствовал несколько дней, когда Шэннон наконец получила подтверждение в виде письма от Полы Фреасон, в котором та просила дать Кайлу свободу с тем, чтобы он мог жениться на женщине, с которой ему давно следовало связать свою судьбу. Когда он наконец приехал, Шэннон уже упаковала чемоданы и вернулась под родительскую крышу. Кайл явился туда, но она не поверила ни одному его слову, и после нескольких безуспешных попыток уговорить ее вернуться он оставил эту затею.

Если бы Кайл перекинул ее через плечо и унес, несмотря на ее сопротивление, она убедилась бы в его любви. Шэннон ждала и хотела от него решительных действий, а не уговоров и объяснений. Однако Кайл не настаивал, и ей ничего не оставалось, как осознать тот факт, что их брак развалился.

Избегая с тех пор приемов, на которых он мог присутствовать, Шэннон сумела ни разу не столкнуться с ним лицом к лицу. Финансовая поддержка была предложена и отвергнута: она и не нуждалась в деньгах, и не хотела никакой зависимости от Кайла.

Шэннон устраивала свою жизнь как незамужняя женщина: купила собственную квартиру и наслаждалась мимолетными увлечениями, но ей никак не удавалось изгнать Кайла из сердца...

Уже давно пробило девять и совсем рассвело, когда Шэннон решила спуститься. Кайл лежал на диване в гостиной, но не спал. Он оторвался от книги в мягкой обложке, которую внимательно читал, чтобы лениво взглянуть на нее, когда она появилась в дверях.

– Душ затянулся, – сухо произнес Кайл.

– Я сначала вздремнула, – солгала Шэннон, входя в комнату. – Если хочешь побриться, осталось еще много горячей воды. Если, конечно, ты приехал сюда, приготовившись переночевать.

– Я приехал сюда, приготовившись ко всему, – двусмысленно сказал он. – Включая и упрямство жены.

– Я ведь уже согласилась на твою просьбу, – нахмурилась Шэннон. – А потому меня вряд ли можно обвинить в несговорчивости.

Кайл скользнул оценивающим взглядом по ее изящному, стройному телу.

5
{"b":"364","o":1}