ЛитМир - Электронная Библиотека

Особенно ты, подумала Шэннон, вставляя ключ в замок.

Из прихожей, представлявшей собой сочетание темно-голубого и кремового, плюс ковер насыщенного красного цвета для придания теплоты, вело пять дверей. Шэннон открыла первую справа и, войдя, включила свет. Это была просторная квадратная гостиная, в которой тот же самый богатый красный цвет повторялся в занавесях на двух высоких окнах. Мебель была прихотливо составлена из антиквариата вперемешку с предметами не столь старинными, отчего одновременно возникало ощущение стильности и комфорта.

– Мило, – одобрил Кайл, оглядевшись.

– Рада, что тебе нравится. – Она скинула твидовое пальто. В брюках и черном свитере поло Шэннон выглядела особенно высокой и стройной. – Давай твой пиджак, – добавила она, указывая на его кожаный пиджак, – пойду сделаю кофе. Или ты предпочитаешь что-нибудь покрепче?

– Кофе будет в самый раз. И о пиджаке не беспокойся, я не задержусь, – сказал он, скинул пиджак и небрежно перебросил его через подлокотник кресла.

Шэннон не настаивала. Как только они обсудят детали предстоящей поездки, ему лучше уйти. Она должна сделать несколько звонков, и один из них очень важный.

Одетый по-прежнему в белый свитер и джинсы, с щетиной, вновь пробивающейся на подбородке, Кайл выглядел крайне утомленным после бессонной мочи. Впрочем, за четыре часа, проведенных за рулем, она и сама вымоталась.

– Мне так уж необходимо ехать с тобой за Джоди? – спросила Шэннон, остановившись в дверях. – Ты ведь можешь представить им свидетельство о браке, и чиновникам нечего будет возразить. В конце концов, Джоди по-прежнему является британской подданной. Ведь так? Твой зять не принимал австралийское гражданство?

– Кажется, нет, – сказал он. – С властями я все улажу, а тебе необходимо поехать со мной ради самой Джоди. Ты можешь представить, каково будет девятилетней девочке, недавно потерявшей единственного родителя, если ее заберет и увезет далеко-далеко совершенно незнакомый человек?

– Но меня она тоже не знает.

– Все-таки ты женщина и можешь установить доверительные отношения с маленькой девочкой. В любом случае билеты уже заказаны.

Ее зеленые глаза потемнели.

– Как всегда, самоуверен! Тебе, конечно, и в голову не приходило, что я могу отказаться!

– Только не на этот раз, уж в чем, в чем, а в бессердечии тебя нельзя обвинить.

– Коль скоро мы заговорили о недостатках, твои я могла бы перечислять всю ночь!

Кайл вдруг улыбнулся, и Шэннон почувствовала себя обезоруженной.

– Не сомневаюсь. Ты никогда за словом в карман не лезла. Может быть, сперва приготовишь обещанный кофе? Мне чертовски нужно взбодриться.

– Если хочешь, я принесу тебе что-нибудь поесть, – сказала она неуверенно, совершенно не представляя, что сможет ему предложить, если он согласится.

– Голод уже прошел. Обойдусь кофе – если наконец получу его.

Шэннон принялась варить кофе вместо того, чтобы обойтись быстрорастворимым. Когда она вернулась в гостиную с подносом в руках, то увидела, что Кайл спит в одном из глубоких кресел.

Даже во сне черты его лица не теряли мужественной твердости, кожа туго обтягивала выступающие скулы, и рот был плотно сжат. Его дыхание было ровным, хорошо различимым, но не слишком громким. Шэннон доводилось слышать, как другие женщины жаловались на своих мужей, которые храпели и не давали им уснуть. Кайл же никогда не храпел, в каком бы положении ни спал.

Он шевельнулся и неразборчиво пробормотал слово, слишком короткое для имени. И уж точно не ее, подумала Шэннон.

Она довольно чувствительно пихнула его ногой.

– Кофе готов!

Кайл неохотно открыл серые глаза.

– Сделай так еще, – проворчал он, – и я за себя не ручаюсь.

– Не буду, – холодно сказала Шэннон, – Ты уже проснулся. Я подумала, что тебе захочется выпить кофе, пока он не остыл. А кроме того, мы собирались обсудить детали поездки.

Кайл приподнялся, взял чашку кофе, которую она ему налила, одним глотком выпил и одобрительно кивнул.

– Ты не разучилась варить кофе.

Одно из немногих блюд, которые она умела приготовить – именно так восприняла Шэннон его слова.

– Так когда же мы вылетаем? – спросила она, садясь как можно дальше от Кайла.

– В ночь с четверга на пятницу, и будем в Брисбене в субботу рано утром. Я договорился о встрече после обеда в приюте, где находится сейчас Джоди. Поэтому у нас будет время, чтобы сначала осмотреть достопримечательности.

– Поскольку ты, могу предположить, забронировал и обратные билеты, как долго мы там пробудем? Мне нужно поставить Крейга в известность, когда приблизительно меня ждать.

Кайл спокойно встретил ее взгляд.

– Я еще не бронировал обратные билеты. Понятия не имею, сколько потребуется времени, чтобы оформить все бумаги. Думаю, немало. Бюрократией славится не только Британия.

Видя, что Шэннон собирается возразить, он добавил:

– Позвони своему Крейгу сейчас, и я все объясню за тебя.

– Нет уж, я позвоню, когда ты уйдешь, – сказала она, насколько могла хладнокровно. – Мне нужно многое сделать, если я должна быть готова к четвергу. – Шэннон снова взглянула на него, округлив глаза. – Да это же послезавтра!

– Правильно. – Его лицо ничего не выражало. – Тебе нужна виза, поэтому обратись в посольство Австралии, не откладывая. Я заеду за тобой в десять. Заодно ты сможешь купить в городе все, что требуется.

Кайл поднялся, взял с подлокотника кресла пиджак, надел его и наполовину застегнул. Из-за белизны свитера его подбородок казался еще чернее, чем был на самом деле. Он брился дважды в день.

– А если бы мы из-за непогоды застряли в коттедже на пару дней?! – воскликнула она. – Ты не так уж много времени оставил в запасе.

Кайл слегка пожал плечами.

– Зачем гадать зря? Давай собираться. Попробуй уложиться в один чемодан, хорошо? Мы не на пирушку едем.

Шэннон проводила его до двери, чтобы закрыть за ним, по крайней мере так она думала. Однако когда он вытянул руку и обнял ее за шею, чтобы придвинуть к себе поближе, Шэннон поняла, что желала его объятий и поцелуев, все ее тело пылало страстью...

Кайл долго смотрел на нее, и от его взгляда дрожь пробегала по всему ее телу.

– До завтра, – мягко сказал он.

Закрыв дверь, Шэннон прислонилась к ней, пытаясь подавить бушующие эмоции. Кайл наверняка почувствовал ее желание и тоже возбудился, но почему-то не стал продолжать...

Возможно, он думает, что им удастся пройти через все только при условии сохранения физической дистанции между ними. Это не лишено смысла, однако ее тело не хотело с этим согласиться, желание переполняло ее... Почему Кайл ушел, не поцеловав ее?.. Понял, что они не остановятся на одном поцелуе и тогда у них все начнется сначала... А как ей потом объяснить Крейгу?.. Даже если он не способен вызвать в ней ту же страсть, что Кайл, ее чувства к нему гораздо сильнее. Меньше всего на свете она хотела бы обидеть Крейга. Однако надо сообщить ему об отъезде в Австралию как можно раньше.

Шэннон подошла к телефону, привлеченная красным огоньком, горевшим на автоответчике, намереваясь прослушать запись, прежде чем позвонить. Было оставлено только одно сообщение, от самого Крейга: «Я пытался дозвониться до твоего коттеджа. Решил, что из-за плохой погоды ты поехала домой. Сегодня в шесть тридцать я вылетаю во Франкфурт. Проблемы. Надеюсь вернуться в пятницу, но если придется задержаться на выходные, я тебе позвоню».

Шэннон постояла в нерешительности минуту-другую, обдумывая ситуацию. Сейчас около восьми, поздно звонить в офис, чтобы узнать, как с ним связаться во Франкфурте, хотя, если понадобится, она может еще дозвониться до кого-нибудь. Вопрос заключался в том, будет ли это честно – обрушить на него новость о ее отъезде, когда нужно сосредоточить все внимание на работе.

Ответ, решила Шэннон, должен быть отрицательным. Не надо сообщать ему сейчас. Но когда? Даже если он вернется в пятницу, она уже уедет. Лучше всего поведать об отъезде в письме, которое будет дожидаться его возвращения! Может быть, не очень честно заставать его врасплох, но где выход? Она ведь не напишет, что больше не желает его видеть. Ей нужно только его понимание...

7
{"b":"364","o":1}