ЛитМир - Электронная Библиотека

– Почему бы тебе не поспать несколько часов? – предложил он, когда они поднялись в номер. – Я сообщу, что мы приехали, и тоже прилягу. Нас ждут на встрече не раньше трех.

Она поплелась в одну из спален и, остановившись только для того, чтобы стянуть с себя жакет, повалилась на широкую кровать со вздохом облегчения. Путешествовать на восток всегда тяжелее, чем на запад. Насколько она знала, это связано с магнитными полюсами.

Шэннон проснулась и увидела солнечные лучи сквозь жалюзи. Она сразу не могла понять, где находится.

На ночном столике стояли электронные часы, показывавшие без четверти два. В один миг к ней вернулась память. Она в Брисбене, в Австралии, с Кайлом. Через час с небольшим им предстоит встретиться с маленькой девочкой, которую они собираются увезти с собой в Англию.

Усилием воли заставив себя сесть, она оглядела комнату. Высший разряд, как и следовало ожидать: Кайл не стал бы заказывать для них какой-нибудь второразрядный номер. Кондиционер поддерживал в комнате чудесную прохладу, хотя на улице стояла жара. Февраль здесь самый разгар лета.

Шэннон с усилием поднялась с кровати. Она чувствовала себя разбитой, голова словно ватная. Следовало принять душ, чтобы прийти в себя, если она не хочет заснуть на встрече.

По одной стене шли платяные шкафы, с зеркалом на каждой дверце. Взглянув на свое отражение, Шэннон застонала. Юбка на ней была вся измята, как и блузка. Тушь размазалась вокруг глаз, сделав ее похожей на панду, прическа напоминала распотрошенный стог сена.

Если она действительно пришла сюда через ту дверь, то другая должна вести в ванную, рассуждала она. И вне всякого сомнения, общую с другой спальней. Сам Кайл, возможно, спит. Ему нужно пошевеливаться, если он не хочет пропустить назначенную встречу.

Стянув с себя одежду и накинув халат, Шэннон взяла сумочку с туалетными принадлежностями и сперва послушала, стоя около двери в ванную, прежде чем осторожно открыть ее. Комната была пуста, как она и ожидала. Кайл сюда еще не наведывался. Если к тому времени, как она покончит с душем, признаков жизни на той половине не появится, ей придется пойти и разбудить его самой.

Приняв душ и почувствовав себя вновь почти человеком, она набросила халат, а затем направилась к дальней двери и прислушалась.

Она постучала, но ответа не последовало, отчего у нее появилось подозрение, что Кайла вообще нет в комнате. Дабы убедиться, она тихонько приоткрыла дверь и заглянула внутрь, к своему смущению обнаружив, что он лежит на одной из двух королевского вида кроватей, уткнувшись лицом в подушку.

Насколько она могла заметить, на нем ничего не было, кроме простыни вокруг талии, одна его рука свисала с кровати, касаясь пола. Голова повернута, и видна только ровная волна волос на затылке.

Кайл пошевелился и слегка поменял позу, и она отметила, что его бронзовая мускулистая спина обнажилась еще больше там, где она переходила в узкую талию. Тонкая простыня оставляла мало места для воображения, с такой точностью обрисовывая контуры его мужественного тела, что у Шэннон внезапно пересохло во рту и сладко заныло в груди.

Почти не сознавая, что делает, она приблизилась, протягивая руку, чтобы дотронуться до твердого бицепса. Ее охватила дрожь от соприкосновения с гладкой, теплой поверхностью его кожи. Она инстинктивно согнула пальцы, чтобы, касаясь легко, словно перышком, проделать путь дальше, к запястью, в то же время полуоткрыв рот и высунув кончик языка, чтобы смочить пересохшие губы, чувствуя, как внутри у нее разгорается желание.

Кайл внезапно перевернулся на спину, обхватил ее и потянул к себе. Его губы искали ее губы с такой настойчивостью, что ей не удавалось увернуться. Он снова перекатился, увлекая ее за собой под сбившуюся простыню.

Ее халат, державшийся только на пояске, распахнулся. Она почувствовала его руку у себя на груди. Его прикосновения обжигали, словно огонь.

– Не надо! – выдохнула она с трудом. – Кайл... нет!

– Почему нет? – хрипло спросил он. – Ведь ты хочешь!

– Да, хочу, – призналась Шэннон, глядя прямо в серые глаза, в которых бушевал огонь. Ей не хватало дыхания, тело не слушалось ее, несмотря на все усилия. – Хотеть – одно, делать – совсем другое. Если ты желаешь, чтобы я продолжала тебе помогать с удочерением, то прекрати сейчас же!

– Ты сама пришла, – заметил Кайл. – И трогала меня! Как я должен на это реагировать?

– Мне показалось, ты спишь, – начала она и увидела, как скривились его губы.

– Я и спал, но ты разбудила. – Он нежно двумя пальцами провел по ее соску, с насмешливым видом наблюдая, как сверкнули ее глаза и плотно сжались зубы. – Интересно, на сколько бы хватило твоей стойкости?

Не намного, подумала она в отчаянии. По сути, ни на сколько. Собравшись в комок, Шэннон оттолкнула его рукой и оказалась на полу рядом с кроватью.

Опершись на локоть, Кайл наблюдал, как она поспешно поднялась на ноги.

– Не суетись. Я все понял. И будь проще.

– Хорошо, – произнесла Шэннон, запахивая халат и завязывая поясок, пытаясь тем самым вернуть себе достоинство. – Уж я постараюсь теперь держаться подальше от тебя, чтобы впредь не подвергать себя опасности.

– Постарайся. – Свои слова он подкрепил насмешливой улыбкой. – Пора одеваться, если не хотим опоздать.

Шэннон откинула с лица волосы и направилась к двери.

– Верно, уже почти половина третьего.

– В таком случае нам лучше поторопиться.

Приют находился в северной части раскинувшегося на большой территории вечнозеленого города. Большое старинное здание с прилегающей к нему землей выглядело ухоженным. Группа детей помладше играла в какую-то игру под полуденным солнцем, в то время как дети постарше работали на клумбах, разбитых на просторной лужайке перед домом. Шэннон с радостью отметила, что все ребятишки выглядели здоровыми и счастливыми.

Их приветствовала доброжелательная женщина лет пятидесяти, которую звали миссис Робинсон. Она провела их в залитую солнцем гостиную. Судя по довольно обшарпанной обстановке, комната редко пустовала.

– Здесь собираются дети постарше, когда малыши отправляются спать, – сообщила миссис Робинсон. – Тут им дают свободу заниматься всем, чем хочется. – В ее глазах мелькнул озорной огонек. – В разумных пределах. Известно, что могут натворить подростки обоего пола, если сойдутся вместе в тихом уголке!

Кайл рассмеялся.

– Взрослые тоже не прочь поуединяться!

Очевидно, не столь старая, чтобы остаться равнодушной к чарам привлекательного мужчины, она одарила его заговорщицкой улыбкой.

– И то верно.

– Джоди в порядке? – поинтересовалась Шэннон, чувствуя, что настало время вмешаться. – Я хочу сказать, как она справляется с потерей отца?

Женщина тотчас приняла серьезный вид, по-видимому хорошо улавливая изменения в настроении собеседника.

– В общем хорошо. – Она запнулась, неуверенно поглядывая на них, словно сомневаясь, стоит ли рассказывать подробно. – Боюсь, Джоди может вас немного шокировать. Ей только девять, но по опыту она сравнится с сорокалетней.

Теперь и Кайл посерьезнел. Он резко спросил:

– Что за опыт?

– Боюсь, очень печальный. Выражаясь напрямик, ее отец был пьянчугой, который годами не имел постоянной работы. Он жил на пособия, большую часть которых тратил на выпивку и женщин, насколько я знаю. Поэтому Джоди пришлось, так или иначе, полагаться только на себя. И, кажется, ей это вполне удавалось. Однако...

Миссис Робинсон не закончила, тряхнув головой.

– Лучше вы увидите все своими глазами. Джоди должна быть здесь с минуты на минуту. Я послала одну из девочек разыскать ее.

Словно по мановению волшебной палочки, дверь открылась, и на пороге показалась маленькая тщедушная девочка в заляпанных грязью джинсах и синей рубашке, разодранной по шву на рукаве. За спиной у нее возвышалась пятнадцатилетняя девочка со страдальческим выражением на лице.

– Опять подралась! – объявила старшая девочка. – Пришлось оттаскивать ее от Робби! Только не думай, что ты его проучила и он теперь будет держать рот на замке, ведь он же глупый!

9
{"b":"364","o":1}