ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кто сочинил эти рассказы?

– Ведущие в своей области писатели.

– Больше вы о них ничего сказать не можете?

– Видите ли, мне кажется, что этого достаточно.

– Ну тогда кто является ведущими в своей области писателями?

– Взгляните на оглавление журнала, и вы их сразу узнаете. – Я хотел было раскрыть журнал…

– Молодой человек, – заявила она, – вы лжец!

Я замер и вопросительно уставился на нее.

– Мне о вас уже говорили. Вы – именно тот человек, которого я ждала.

– Кто вам рассказал обо мне?

– Друзья. Они предупредили, что в самый неожиданный момент ко мне явится представитель страховой компании, что он начнет разговор издалека, потом перейдет к моим травмам и в конце концов постарается заключить со мной сделку.

– Меня мало интересуют подобного рода сделки, – заявил я. – Мое дело – рекламировать журналы.

– Покажите мне, пожалуйста, хотя бы один подписной бланк.

– Сегодня я, к сожалению, не захватил их с собой. В настоящее время я собираю заказы, которые передаю в офис, а затем к вам приходит курьер, который оформляет подписку.

– Звучит не очень-то убедительно, – усмехнулась она. – И сколько?

– Что «сколько»?

– Сколько вы предлагаете за сделку?

– Я – не представитель страховой компании, – повторил я. – Я не представляю никого, кто был бы заинтересован в сделке с вами.

– Хорошо, – вздохнула она. – Не имеет значения, кого вы представляете. Итак, сколько?

– Я скажу вам, что я могу для вас сделать. У меня есть приятель, который иногда занимается спекуляциями на страховках. Он приобретает за наличные иски о возмещении ущерба, получает документ о переуступке ему соответствующих прав и затем уже сам предъявляет иск. За свои труды он получает, конечно, гораздо больше того, что заплатил пострадавшему. Как говорится, у каждого свой интерес.

– Кто он? – резко спросила женщина.

– Я не вправе назвать вам его имя, однако, если вы интересуетесь подобными сделками, я мог бы с ним связаться.

– Он платит мне наличными, забирает мой иск, возбуждает дело и если выигрывает, то берет себе все?

– Совершенно верно. Но это может быть не так уж и просто. С переуступкой прав обычно не возникает осложнений. Вы подписываете соответствующий документ, по которому соглашаетесь вернуть ему все деньги, которые получите в результате тяжбы; он берет на себя оплату судебных издержек и нанимает вам адвоката; он получает право заключать любые сделки от вашего имени; он будет руководствоваться в означенном деле собственными интересами; он будет действовать целиком и полностью в ваших интересах, в случае получения какой-либо суммы вы передаете ему эту сумму целиком и полностью. Другими словами, он выкупает ваши права – все без остатка.

– За сколько?

– Это зависит от того, насколько серьезными являются ваши травмы.

– Меня искалечили с головы до ног.

– И сколько переломов?

– Черт возьми! Я прекрасно знаю, что у меня перелом ноги, но врачи говорят, что это не так. Видите ли, рентген не выявил, но, уверяю вас, я его чувствую… Я и за тысячу долларов не согласилась бы вновь пережить такое. Я едва могу двигаться, так все болит…

– Иногда мой знакомый, – продолжал я, – делает на этих травмах большие деньги, а иногда, ознакомившись с делом, считает, что тут ловить нечего, и умывает руки. Если ваш случай таков, придется подписать условие, освобождающее его от обязательств.

– Но только после того, как он выложит деньги?

– Разумеется.

– Я подпишу все, – твердо сказала она.

– Тогда расскажите мне обстоятельства вашего дела.

– Молодой человек, вам не удастся меня провести. Вы – из страховой компании, которой требуется эта бумага, но вы хотите представить все как спекуляцию, чтобы заплатить поменьше… Об этом деле вам известно столько же, сколько и мне, если не больше.

– Вы довольно проницательны и очень, очень подозрительны, миссис Честер, – улыбнулся я.

– Это обвинение?

– Нет, – заверил я ее. И добавил: – Возможно, это просто не имеет значения. В душе вы уже решили, какая сумма является достаточной компенсацией. Таким образом, вы можете получить наличные прямо сейчас и покинуть этот убогий квартал. Вы сможете отправиться в частную лечебницу или в отель, где у вас будет прекрасное обслуживание и намного больше комфорта.

– Больше всего на свете, – доверительно сказала она, – мне хотелось бы приобрести телевизор с дистанционным управлением. Знаете, такой, чтобы, не вставая с места, переключать каналы.

– Я совершенно уверен, что все это можно было бы организовать, если, конечно, вы не заломите непомерную цену.

– Вы все еще продолжаете цепляться за свою историю о каком-то знакомом, который якобы хочет приобрести мой иск для последующей спекуляции?

– Так оно и есть. Многие так поступают.

– Пятнадцать тысяч долларов! – отрезала она.

Я улыбнулся, отрицательно покачал головой и добавил:

– Вы до сих пор не ознакомили меня с обстоятельствами дела.

– Это был обычный наезд, – пожав плечами, ответила она. – Я стояла на перекрестке, думала о своем, когда из-за угла выскочила эта машина и помчалась по улице. За рулем сидела какая-то молодая женщина. Я не успела ее толком разглядеть.

– Вы помните марку автомобиля?

– Нет.

– Надеюсь, вы понимаете, что мой знакомый попытается разыскать ее?

– Это будет нетрудно.

– Почему вы так решили?

– В полиции мне сказали, что наезды – это тот сорт преступления, который легче всего раскрыть. У них столько всяких приборов, что они смогут найти машину в двадцать четыре часа.

– Сколько времени прошло после наезда?

– Пять или шесть дней, почти неделя. Точно уже не помню. Погодите, сейчас соображу…

– Но больше чем сорок восемь часов назад?

– Конечно. Я же сказала, что это было… постойте… пять дней назад. Сегодня – шестой.

– И полиция до сих пор никого не нашла? – спросил я. – Ведь с каждым упущенным днем шансы найти преступника все уменьшаются, так же как и ваши шансы на получение компенсации.

Она ответила мне холодным взглядом.

– Откройте эту дверь и подайте мое платье, молодой человек.

Я открыл шкаф и вынул оттуда платье.

Она расправила его и показала мне место, откуда был выдран небольшой клочок материи.

– Клочок этого платья вырвала наехавшая на меня машина, – пояснила она. – Полицейские сказали, что волокна ткани должны остаться на решетке радиатора. Они ее найдут.

Материал платья был точно такой, как тот, что демонстрировал мне Даусон.

– Возможно, это и так, но даже если они найдут нарушителя, вполне может оказаться, что у него нет ни цента, и никакая страховка…

– Вряд ли, – заметила она. – Это была первоклассная машина… из тех, что мчатся как ракеты, и я знаю, что эта женщина была застрахована. Ведь вы же здесь? Вы же из страховой компании?

Я покачал головой.

– Ну ладно, – продолжала пострадавшая. – Я делаю вам предложение. Хотите – соглашайтесь, хотите – нет. Если ваш знакомый выкладывает десять тысяч долларов наличными, я подписываю документ.

– И что вы сделаете дальше? – спросил я.

– А что я, по-вашему, должна делать?

Я сказал:

– Может статься, что мой знакомый предпочтет уладить дело без суда. В таком случае ему не с руки, чтобы полиция чересчур старалась.

– Я уеду, – вмиг сообразила она. – Найти меня будет непросто. Я устрою все так, что полиция до меня не доберется, но эти десять тысяч долларов я должна получить наличными в ближайшие двенадцать часов.

Я улыбнулся и покачал головой:

– Это невозможно. Ровно столько времени может уйти у меня только на то, чтобы связаться с этим знакомым, да еще может оказаться, что он уже не интересуется такого сорта делами. Все, что я знаю, – это что он время от времени совершает подобные сделки, и порой они окупаются. Случается, что он выигрывает в десять раз больше, чем потратил, а случается, что и теряет свои деньги.

4
{"b":"368","o":1}