ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Раззаков Федор

Банда Колчина - Маньяки 1989-го

Федор Раззаков

Банда Колчина. Маньяки 1989-го

Банда Южанина в Москве. Банда Колчина на Урале. Дело "кинорежиссера". Частный сыск. Выступление В. Бакатина.

Весной и летом 1989 года самой крылатой фразой, звучащей с экранов телевизоров и кричащей в заголовках газет, была фраза - "Борьба с мафией". Вся страна буквально свихнулась от этой фразы. Немалую толику в это внесли знаменитые борцы с "беловоротничковой" преступностью Тельман Гдлян и Николай Иванов. За три последних года благодаря их стараниям в Узбекистане из органов МВД было уволено свыше 3 тысяч человек, из них 250 руководителей, из органов прокуратуры было уволено 197 человек, 19 из них привлечены к уголовной ответственности. Подобных чисток правоохранительные органы Узбекистана не знали даже в мрачные времена сталинщины. В 1937 1940 годах, к примеру, из НКВД Узбекистана было уволено за политическую неблагонадежность... 468 сотрудников. 11 мая, выступая по Ленинградскому телевидению, Иванов замахнулся на самого Егора Лигачева, принародно обвинив его во взяточничестве. Эта публичная пощечина всесильному тогда члену Политбюро была связана с тем, что и Гдлян, и Иванов были отстранены от ведения уголовного дела № 18/5811583 о коррупции и злоупотреблениях должностных лиц. Эра узбекской мафии кончилась, наступила эра мафии кремлевской.

Тем временем, несмотря на все потуги нового министра МВД взять инициативу в свои руки, преступность в стране продолжает расти. С января по июнь 1989 года она подскочила на 32%.

Чувствуя, что ситуация может окончательно выйти из-под контроля, Бакатин идет на новые структурные изменения. В августе из отпуска отзывается все тот же Александр Гуров, и Бакатин предлагает ему на выбор две должности: помощника министра или начальника 6-го Главного управления по борьбе с организованной преступностью. Гуров выбрал второе. М. Горбачев подписал закрытый Указ о его назначении. Под началом Гурова было 52 человека, и они впервые в нашей стране стали создавать совершенно новую, уникальную спецслужбу и систему борьбы с организованной преступностью, наркобизнесом, коррупцией, особо тяжкими преступлениями.

В помощь милиции была вновь брошена печать. 19 июля "Литературная газета", как и год назад, публикует беседу Юрия Щекочихина и Александра Гурова под громким заголовком "Под колпаком мафии". 27 июля Лариса Кислинская в "Советской России" публикует статью "Зубр" арестован".

Во время традиционной сходки в ресторане "Пацха", который входит в комплекс столичного кемпинга "Солнечный", был задержан один из лидеров так называемой люберецкой группировки рэкетиров. Он находился во всесоюзном розыске.

Известный в своих кругах под кличкой Зубр, он давно был в поле зрения сотрудников милиции. Не первый год шло следствие по возбужденному в его отношении уголовному делу о хулиганстве. Затем Зубр был задержан Киевским РУВД за ношение и хранение огнестрельного оружия и наркотиков. И в том, и в другом случаях мерой пресечения избиралась подписка о невыезде, которая совсем не помешала молодому человеку принять участие в совершении более тяжкого преступления, опять же связанного с выстрелами.

На этот раз фортуна изменила рэкетиру - ему не удалось уйти от сотрудников отдела по борьбе с организованной преступностью МУРа. Не помогла даже театральная перекраска волос. И хотя операция на этот раз закончилась успешно, сотрудников МУРа волнует вопрос, как получилось, что этот ресторан стал одной из криминогенных зон столицы. Основные посетители здешних мест - это рэкетиры и валютные проститутки. И если представительницы древнейшей профессии приходят сюда в поисках добычи, то к вымогателям добыча приезжает сюда сама. Есть данные, что именно в этот ресторан привозят свой оброк обложенные данью.

Лариса Кислинская, белокурая женщина 31 года, начала свой путь в журналистике в 1982 году и поначалу освещала вопросы культуры. Но ее всегда тянула к себе криминальная тематика, и, с тех пор как гласность стала общесоюзным явлением, Кислинская взялась за преступность. Начала с подготовки коротких сообщений для ТАСС, а в 1988 году, работая в "Советской России", впервые коснулась темы рэкета в Москве. Позднее, объясняя западным корреспондентам свое бесстрашие перед возможной местью со стороны преступников, она признается: "Хорошо, что у меня нет детей, никого, за кого я могла бы бояться. Мой образ жизни несовместим с семьей".

Как бы патетически ни звучали эти слова, но доля истины в них есть. Кислинской после ее разоблачительных статей неоднократно угрожали как в письменной, так и в устной форме. Правда, дальше этого дело не пошло. Другим же ее коллегам везло меньше. В конце июля 1989 года у ответственного секретаря журнала "Огонек" Владимира Глотова убили 26-летнего сына. Тоже Владимира. Он, как и отец, тоже был журналистом и в те дни собирал материал о мафии, побывал с этой целью в Закавказье и Фергане, искал подступы к одной из банд рэкетиров. Однажды на него было уже нападение, групповое.

В день убийства Владимиру позвонили домой и под каким-то предлогом вызвали на улицу. Он мало чего боялся, прошел Афганистан и поэтому вышел на встречу. Его нашли под деревом возле его дома в луже крови, с проломленным черепом, перебитой гортанью, до неузнаваемости изуродованным лицом.

И все же самым популярным журналистом, работающим в криминальном жанре, была в то время Тамара Каретникова. Она работала на телевидении и вела криминальную хронику по Московской программе. Ее репортажи о столичной преступности поражали многих своей оперативностью и смелостью. И вот в начале октября 1989 года Тамара Каретникова внезапно умирает. По Москве моментально поползли слухи о том, что это не просто смерть, а месть мафии. Поэтому и Центральное телевидение, и многие средства массовой информации вынуждены были оповестить граждан о том, что журналистка умерла естественной смертью, от отравления. Правда, многие тогда в это так и не поверили.

В сентябре 1989 года в Чикаго проходил 4-й международный симпозиум по проблемам борьбы с организованной преступностью, на котором от советской стороны присутствовал заместитель начальника 6-го Управления МВД СССР Г. Чеботарев. В перерыве одного из заседаний к нему подошел корреспондент газеты "Чикаго Сан-Таймс" Арт Петакью и попросил назвать ему фамилии лидеров советской или московской организованной преступности. Но советский генерал отказался это сделать, сославшись на презумпцию невиновности и на то, что опубликование фамилий принесет им дополнительный авторитет в преступной среде. Петакью в ответ крайне удивился и заметил, что "крестного отца" Чикаго знают все - от мала до велика, но это не мешает никому - ни жителям города, ни полиции, ни ему самому и его окружению. В дни, когда Г. Чеботарев черпал информацию о деятельности чикагской мафии, советские граждане, затаив дыхание, следили за жизнью и деятельностью мафии итальянской в телевизионном сериале "Спрут", который начало показывать советское телевидение. Изрядно устав за лето от шапкозакидательских обещаний Гдляна и Иванова вывести под корень всю кремлевскую мафию, советские граждане искренне поверили в итальянского комиссара Катани, который стал им гораздо ближе и понятней, чем родные следователи прокуратуры.

1
{"b":"36862","o":1}