ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бучер нанес удар.

Кастет в его правой руке тускло блеснул на ярком солнце своими массивными набалдашниками – удар пришелся Малику прямо по губам. Кровь брызнула во все стороны, и одновременно вылетели зубы, включая клыки. И прежде чем Ахбад-аль-Малик успел прийти в себя от резкой боли и от неожиданности, Бучер начал с неукротимой яростью обрабатывать его, применяя как разрешенные, так и запрещенные приемы, которым он обучился в многочисленных рукопашных схватках в трущобах Чикаго еще в свои ранние годы борьбы за выживание и за главенство в преступном мире.

Когда Малик попятился назад, стремясь избежать града сокрушительных ударов бронированных кулаков, уже раздробивших ему зубы, Бучер бросился на него и, широко расставив ноги, принялся наносить резкие молотообразные боковые удары по необъятному брюху своего соперника.

Переломившись пополам и тщетно пытаясь восстановить дыхание, Малик наклонился вперед, хватаясь за воздух своими здоровенными лапищами. Бучер раскинул их в стороны, его колено с силой пушечного ядра взлетело вверх, врезавшись прямо в мясистое лицо, которое от этого опять приняло вертикальное положение, и, наконец, левой рукой нанес страшнейший удар наискосок в переносицу, с удовлетворением услышав ломкий хруст раздробленных хрящей. Раздался звук, походящий сначала на отдаленный шум приближающегося товарняка, но длилось это считанные секунды, после чего он превратился в дикий рев Ахбад-аль-Малика, рев от нестерпимой боли, ярости и неутоленной жажды крови. Тщетно пытаясь избежать нескончаемой серии ударов, дробящих лицевые кости и кромсающих плоть, он отвернулся от Бучера, закрыв руками свое превращающееся в кровавую маску лицо. Бучер рассмеялся пугающим, леденящим душу смехом, который заставил зевак с недоумением посмотреть на него. Однако они забыли о его смехе, когда он, привстав на носки, словно вратарь, готовящийся выбить мяч с рук в самую середину поля, мягко шагнул вперед и жестким квадратным носком своего тяжелого ботинка нанес Малику сильнейший коварный удар в пах.

Вопли боли и отчаяния слились в громоподобный агонизирующий рев. Малик разогнулся и всей своей огромной массой со страшной силой резко выпрямился, словно собираясь взмыть вверх. Бучер развернул потерявшего способность двигаться и ориентироваться в пространстве наемного убийцу к себе, придвинулся к нему вплотную, и на мясистую и без того уже расплющенную и окровавленную физиономию Малика обрушился новый град тяжелых бронированных кулаков Бучера. Спустя две минуты в облике профессионального убийцы, подосланного, как с самого начала было ясно Бучеру, Ибн-Вахидом, чтобы расправиться с ним, не осталось ничего человеческого. Едва дышащее тело гиганта, распростертое на булыжной мостовой, фактически не имело лица.

Резко обернувшись, Бучер поискал глазами сообщника Малика, но Абдина Рабха и след простыл. Мальчуган, которого Малик отшвырнул к стене, уже сидел на земле, глядя на Бучера сияющими глазенками и улыбаясь ему во весь рот. Затем Бучер окинул взглядом окружающих его зевак, застывших в благоговейном молчании. Он с уважением поклонился, поочередно коснулся правой рукой груди, губ и лба, выпрямился и воздел руки над головой, приветствуя этими традиционными арабскими жестами всех собравшихся в знак пожелания им мира и дружбы.

Благоговейная тишина взорвалась восторженными криками, и все, столпившиеся на улочке, бросились к нему, бурно выражая свое уважение и восхищение. Среди этих возгласов Бучер узнал голос молодого человека, ставившего сто динаров на "чужеземного эффенди-пашу".

– Получил выигрыш? – улыбнулся ему Бучер.

– Да, и не с одного, – радостно улыбнулся тот в ответ. Затем совсем не на арабский манер он протянул Бучеру руку и произнес на ломаном английском: – Мое имя Ямашид. Моя учиться два года в техническая школа в Америка, штат Джорджия. Моя хотела быть инженера. – Он пренебрежительно показал на своих земляков. – Но эти люди инженера не нужна.

Поверженного Бучером колосса обступила целая толпа женщин, которые пинали его и плевались. Хотя Бучер сам превратил его в корчащийся окровавленный кусок мяса, он не желал быть свидетелем того, что собиралась проделать с несчастным ублюдком эта остервеневшая толпа женщин, поэтому он сразу перешел к делу.

– Я прилетел в Амадийю, чтобы разыскать здесь молодую женщину по имени Абела Майдан, – сказал он Ямашиду. – Знаешь ее?

– Здесь почти каждый знает Абелу Майдан, ее все очень любят. – Ямашид показал пальцем на Малика, которого женщины начали раздевать догола. – Он и его сообщник тоже искали Абелу, но никто не сказал им, где она, потому что они – гаш-шашины. Они хотели убить ее.

– Ты можешь проводить меня к ней?

Ямашид отошел в сторонку и о чем-то пошептался с бородатым стариком, по мнению Бучера, одним из старейшин этого городка, после чего опять подошел к Бучеру и утвердительно кивнул.

– Сейчас Абела прячется, – сказал он, – но когда мы доберемся к ней, она будет на своем рабочем месте.

По арабским представлениям о женском возрасте Абела Майдан была уже не молода, лет тридцати с небольшим, и она также не была проституткой. Эта женщина являлась хозяйкой публичного дома, в который Ямашид привел Бучера. Невысокого роста, приземистая, она подозрительно смотрела на Бучера своими черными глазами, пока Ямашид красочно не описал ей, как Бучер разделался с Ахбад-аль-Маликом.

Сейчас Бучер не придал серьезного значения тому описанию Абелы Майдан, которое ему дала Карамина. Он был слишком поглощен погоней по горячему следу Ибн-Вахида и просто не заметил некоторых явных расхождений.

– Значит, ты из Багдада, от Саида и Карамины Хадра-бы, Бучер-паша? – вкрадчиво уточнила Абела. – Честное слово?

– Нет! – прямо ответил ей Бучер. – Потому что и Саид и Карамина убиты Ибн-Вахидом, которого я тоже убью, если ты покажешь мне, откуда действуют гаш-шашины. По-моему, их опорный пункт где-то здесь.

Абела ответила не сразу, она долго сидела, положив руки на колени. Наконец, глубоко вздохнув, она перевела взгляд на Бучера.

– Саид и Карамина – большая потеря для Ирака, – горестно сказала она. – Когда вчера вечером я по своей портативной рации приняла радиограмму от Карамины, то подумала, что мне не дожить до сегодняшнего дня. Но здесь, в Амадийе, у меня много верных друзей, и меня прятали до тех пор, пока я не получила сообщение от Ямашида прийти сюда. Да, я могу показать тебе опорный пункт, с которого гаш-шашины осуществляют свои операции. Когда они заявляются в городок, то посещают мое заведение, и вот у одного гаш-шашина, когда он был вчера с одной из моих девочек, из кармана выпала карта.

Бучер встряхнул головой, словно отгоняя от себя невероятную мысль, боясь, не ослышался ли он.

– И эта карта у тебя?

– Конечно. – Из своих многочисленных юбок Абела извлекла листок плотной бумаги, сложенной в несколько раз. – Она твоя, если нужна тебе.

Едва сдерживая дрожь в руках от столь неслыханно щедрого подарка, преподнесенного ему самой судьбой, Бучер развернул карту и разложил ее на полу. Составлял ее явно не профессиональный картограф, и тем не менее вычерчена она была, пожалуй, даже с чрезмерной тщательностью. На нее было нанесено все до мельчайших подробностей. Это была самая что ни на есть детальная рельефная карта с нанесенными контурными линиями, расчерченная по метрической шкале.

На ней была показала Амадийя как узловая точка, часть западной Турции и Черного моря, а также пять советских городов – Севастополь, Одесса, Киев, Минск и Ленинград. Бучер молча изучал карту, решительно недоумевая, почему на ней оказались советские города, и вдруг вспомнил о расщепляющемся материале, выкраденном людьми Джонни Просетти и обмененном на героин. Теперь этот материал в руках Ибн-Вахида, и если он располагает самолетами, причем самолетами большой дальности и с высоким потолком полета, такими, как американский У-2...

Бучер почувствовал, как кровь отхлынула у него от лица при одной только мысли об этом.

25
{"b":"369","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Павел Кашин. По волшебной реке
Город. Сборник рассказов и повестей
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Найди меня
Одна история
Секрет индийского медиума
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Скрытая угроза
Половинка