ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Help! Мой босс – обезьяна! Социальное поведение на работе с точки зрения биологии
Я супермама
Машина Судного дня. Откровения разработчика плана ядерной войны
Среди овец и козлищ
Цена вопроса. Том 1
Неправильная любовь
Как сделать, чтобы ребенок учился с удовольствием? Японские ответы на неразрешимые вопросы
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
A
A

Они уселись в кресла, и только после этого директор ответил:

– За те годы, что вы работали на Синдикат, мистер Бучер, доводилось ли вам встречаться с неким гангстером по имени Джонни Просетти?

– Джонни Зажигательная Бомба? Черт, ну конечно, доводилось. Был у меня одним из сборщиков денег с девиц. Только не уверяйте меня, что Просетти замешан в этой контрабанде наркотиками. Чтобы задумать и спланировать операцию, которую мы сейчас раскручиваем, он слишком глубоко погряз в бабах и пьянке.

– Возможно, вы были бы правы, мистер Бучер, если бы мы не располагали информацией из восьми надежных источников, что именно этот Просетти – основная пружина всей операции.

– А как насчет Жирного Витторио? – поинтересовался Бучер. – Его имя нигде еще не всплывало?

На лице директора появилось озадаченное выражение.

– Жирный Витторио?

– Луиджи Витторио, – продолжал Бучер, – член правления одной старой фирмы, специализировавшейся на организации платных убийств. Витторио покровительствовал Просетти, друг к дружке они присосались сильнее, чем блохи к бродячему псу. Если Просетти замешан в этой контрабанде, то вряд ли Витторио стоит в стороне.

– Рад, что вы вспомнили об этом, мистер Бучер. Возможно, через Витторио вы как-то сможете выйти на Просетти, поскольку мы потеряли его след. Исчез, как в воду канул.

– Когда?

– Примерно два месяца назад. Это все, что нам удалось установить. Я надеялся, что вам известно, где он сейчас.

Нахмурившись, Бучер задумался.

– Могу только предположить, что Просетти находится в городе Рено, в ночном клубе "Алмазная Тиара", владельцем которого является Витторио. Если уж и Витторио не знает, где сейчас Просетти, тогда его наверняка прирезал какой-нибудь ревнивый муж или любовник.

– Конечно, это тоже не исключено. Однако наши информаторы утверждают, что во главе контрабандистов стоит Просетти. А контрабанда наркотиков расцвела сейчас пышным цветом.

Он протянул Бучеру листок желтой бумаги, на которой обычно печатаются телеграммы.

– Вот посмотрите. Поступило примерно в тот час, когда вы занимались Скримони и ЛаГуной.

Пробежав глазами, Бучер уставился на листок со смешанным выражением изумления и гнева на лице. Наконец он бессознательно пробормотал:

– Бег ты мой! – Затем обратился к директору: – Теперь мне ясно, что вы имели в виду, говоря "пышным цветом".

В сообщении речь шла о том, что агентам по борьбе с наркобизнесом удалось выйти на дом в портовом городе Нью-Бедфорд, штат Массачусетс, и обнаружить в нем целых пятьсот килограммов очищенного нерасфасованного героина.

– Видите ли, мистер Бучер, – размеренно проговорил директор. – С каждым днем этот бизнес разрастается. Таможенники с ног сбились, пытаясь выяснить, как наркотик проникает в нашу страну, но ничего определенного узнать им до сих пор не удалось. Единственное, с чего мы можем начать, это с установления местонахождения Просетти, поэтому боюсь, что заняться этим придется вам.

– Но вы не хотите, чтобы я прикончил Просетти. – В устах Бучера это прозвучало как утверждение, а не как вопрос.

Директор отрицательно покачал седеющей головой.

– Не раньше, чем нам станет известно все, что знает он. После этого поступайте с мерзавцем, как сочтете нужным. Насколько я понимаю, за ним числятся неоплаченные, давно просроченные долги.

– Да, вы чертовски правы, – прорычал Бучер, вставая. – С этим сукиным сыном у меня личные счеты. Буду держать вас в курсе того, как пойдут дела в Рено, в "Алмазной Тиаре" у Витторио.

– Одну минуту, мистер Бучер. – Директор жестом предложил Бучеру опять сесть в кресло, после чего начал неторопливо говорить в микрофон, вмонтированный в стенку рядом с его креслом. Закончив отдавать распоряжения пилоту, он опять обратился к Бучеру: – К взлету все готово. Полагаю, что в Рено мы доставим вас задолго до того, как туда прибудет очередной рейсовый самолет.

* * *

Два часа спустя Бучер остановил свой взятый напрокат "Форд" неподалеку от ночного клуба Витторио "Алмазная Тиара".

Бучер знал Луиджи Витторио как человека, обладающего воображением слепого червя, моралью мартовского кота и этикой свирепой барракуды. Из женщин он предпочитал только стройных и гибких пышногрудых блондинок, а из развлечений – пируэты высшего пилотажа, демонстрируемые им в постели. Кроме того, он был одержимым подражателем, хотя его подражательство ограничивалось лишь "Алмазной Тиарой", из которой путем неимоверных усилий и баснословных затрат он попытался было создать западный вариант известнейшей и несравненной "Алмазной Подковы", принадлежащей Роузу, но потерпел фиаско по всем пунктам, ибо в своем непомерном усердии имитаторски следовать образцу перестарался тоже по всем пунктам, включая, например, и то, что его ночной клуб был открыт круглосуточно. "Алмазная Тиара" оказалась чрезмерно претенциозной и чересчур роскошной даже для самых что ни на есть пресыщенных и изощренных сластолюбцев.

Выйдя из машины, Бучер некоторое время изучал затененный навесом вход в заведение, пытаясь вспомнить, где он видел этого огромных размеров швейцара в розовой, словно раковина изнутри, ливрее. Прошло несколько минут, прежде чем он вдруг вспомнил: Кид Мокетон! Сейчас уже в годах, а в свое время был чемпионом страны по спортивной борьбе, и у него были все основания надеяться на титул чемпиона мира среди тяжеловесов, но он здорово не поладил с Джерри Пассинкой в Джерси. Однажды вечером двое телохранителей Джерри усыпили Мокетона, выстрелив в него пулей-ампулой со снотворным, после чего натешились вволю, отделав его до неузнаваемости кусками свинцового кабеля. Физически он сумел поправиться, а вот умственно – нет, и стать прежним Кидом Мокетоном, как личностью, ему уже было не суждено. Согласно диагнозу лучших специалистов Клиники Майо[2], этот когда-то выдающийся волевой спортсмен теперь превратился в человекоподобное существо.

Перейдя улицу и приблизившись к огромному швейцару, Бучер извлек из бумажника пятидесятидолларовую купюру.

– Здорово, Кид! – Он вложил сложенную бумажку ему в руку. – Сколько времени утекло, а? Как сейчас поживаешь?

Минуло целых шестьдесят секунд, прежде чем в глазах Мокетона загорелся огонек, свидетельствующий о том, что их обладатель узнал обратившегося к нему.

– А-а, да-да, здравствуйте, мистер Бучер. – Он посмотрел на сложенную купюру в своей ручище, затем на человека, подавшего ее. – Все это сейчас ни к чему, мистер Бучер. Не надо бы вам мне это здесь давать...

– Деньги твои, – перебил его Бучер. – Оставь у себя. Это твоя доля от моего выигрыша, когда я поставил на тебя в той схватке, когда ты разделал под орех Майкла Джоунза. – Бучер ни разу не видел, как борется Мокетон, и, конечно же, никогда не делал на него ставок. Более того, он и понятия не имел, существует ли вообще человек по имени Майкл Джоунз. – Если, конечно, – усмехнулся Бучер, глядя в ничего не выражающее бессмысленное лицо, – мистер Витторио не платит тебе столько, что какие-то пятьдесят долларов для тебя сущий пустяк.

Когда до великана дошел наконец смысл этих слов, он с удивительной энергией затряс головой:

– Не-ет, не-ет, мистер Бучер. Мистер Витторио мне вообще почти не платит, велит, чтобы я на чаевых собирал, но мне еще ни разу никто не давал пятьдесят долларов. Если скажете про них мистеру Витторио, то половину он у меня отберет.

Бучер кивнул. Патологическая жадность Витторио осталась такой же, как и прежде. Вслух он произнес:

– Что, дела настолько плохи?

– Угу, у меня – да. Так значит, вы ему ничего не скажете, мистер Бучер? – с безнадежной мольбой в голосе спросил Мокетон.

– Витторио, стало быть, здесь, – уточнил Бучер. Этот ответ был одной из главных причин, по которой он вступил в разговор с Мокетоном.

Рассеянно кивнув, бывший борец крепко сжал в руке купюру, и на его придурковатом лице отразилась неподдельная детская радость.

вернуться

2

Одна из известнейших клиник США. Находится в США, г. Вочестер, штат Миннесота. (Прим. пер.)

3
{"b":"369","o":1}