ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Три, три с половиной месяца назад. Смылся с одной из моих любимых официанток, ублюдок двуличный. По имени Телла, я бабу имею в виду. Знаешь, когда она ложилась в пос...

Но Бучер уже не слышал слов Витторио. Входная дверь была рядом, и, сделав два больших шага, он исчез за нею, прежде чем толстяк успел закончить фразу.

Мрачный от испытанного разочарования, Бучер мимоходом кивнул Киду Мокетону и вышел на улицу к своей машине.

– Жирный Витторио солгал вам, мистер Бучер!

Перестав отпирать дверцу, Бучер резко обернулся и увидел кассиршу Анну Хелм, ту самую серую мышку, которую Витторио выгнал несколько минут назад и которая стояла теперь перед ним.

– Повтори, – отрывисто бросил Бучер.

– Я говорю, что Витторио наврал вам, мистер Бучер. Я стояла за дверью и слышала ваш разговор с ним.

– Продолжай, – неожиданно Бучер испытал странное и острое ощущение человека, провалившегося в отверстие отхожего места, от которого, тем не менее, исходит нежный аромат роз. – Продолжай, – повторил он.

– Джонни Просетти звонил Витторио по междугородному на прошлой неделе. Я это знаю потому, что сама снимала трубку и соединяла их.

– Откуда был звонок? – быстро спросил Бучер. – Из какого города?

Плотно сжав губы, Анна Хелм упрямо покачала головой.

– Все ясно, – сказал Бучер, доставая бумажник. – Поскольку в реальной действительности из ничего возникает только ничто, то сколько?

– Вы правы, мистер Бучер, – решительно ответила Анна. – Я назову свею цену. Но это будут не деньги.

Медленно засовывая бумажник в карман, Бучер с любопытством посмотрел на молодую женщину.

– О'кей! Выкладывай. Если сойдемся в цене, заключаем сделку.

– Я скажу, откуда был звонок, только если вы пообещаете, что на поиски Джонни Просетти возьмете меня с собой. У меня свои личные счеты с этим мерзавцем.

– Но я могу пообещать, а потом взять и нарушить обещание, – сказал Бучер.

– Правильно. Можете, – слабое подобие улыбки едва тронуло мягкую линию ее губ. – Но вы не сделаете этого, мистер Бучер. До того, как несколько минут назад вы вошли в "Тиару", мы ни разу не встречались с вами, но я узнала вас сразу же по статьям в журналах. Да, да, даже в такой глуши, как местечко Красный Олень, провинция Альберта, в Канаде, откуда я родом, и то наслышаны об ужасном Беспощадном Бучере, – при этих словах широкая улыбка озарила ее лицо, явно преобразив его в лучшую сторону. – И раз уж я работала в "Тиаре", то кое-что до меня доходило, так вот – даже ваши самые ненавистные враги иногда клялись словом Бучера. Если уж он его дает, то не нарушает никогда.

– Что за личные счеты у тебя с Джонни Просетти?

Лицо молодой женщины неожиданно преобразилось: на нем появились необычайная суровость и решительность.

– Мистер Бучер, вы знаете, почему Джонни Просетти прозвали Зажигательная Бомба?

– Знаю.

– Моя сестра Джулия встретила Просетти на своем пути года два назад и кончила тем, что стала безвольной игрушкой в его руках. Я намерена заставить Джона Гринлифа Просетти – Зажигательную Бомбу – заплатить за смерть сестры, мистер Бучер, даже если для этого мне придется убить его спящего.

Хладнокровная, но неукротимая жестокость, прозвучавшая в ее голосе, заставила Бучера посмотреть на нее другими глазами.

– Итак, – продолжала она, прежде чем он успел что-то сказать, – даете слово, что я еду с вами?

"Какого черта? – подумал Бучер. – А почему бы и нет? В конце концов какой у меня выбор?"

– О'кей, черт возьми. Даю слово. Так откуда Просетти звонил Витторио?

– Из отеля "Женева" в Мехико.

– Жди меня здесь, – прорычал Бучер. – Я сейчас. Отвешу только пару оплеух этому жирному борову.

– Ради Бога, – остановила его Анна. – Ради Бога, не надо. Если вы сделаете это, он догадается, что о телефонном звонке вам сообщила я. И насколько я могу судить о Витторио, за мою жизнь тогда нельзя будет дать и ломаного цента.

Подумав, Бучер вернулся к машине. Анна была права. Витторио не преминет убрать ее за то, что она выложила все и о Просетти, и о звонке из Мехико.

– Садись, – Бучер показал на дверцу с противоположной стороны машины, открывая свою и усаживаясь за руль.

* * *

Некоторое время спустя, когда Бучер уже выруливал взятый им напрокат "Форд" на стоянку у аэропорта, Анна посмотрела на него расширенными от безмолвного ужаса глазами.

– Боже, – только и проговорила она тихим дрожащим голосом. – Вы всегда мчитесь вот так, словно на пожар?

– А? Что? – рассеянно переспросил Бучер, мысленно находясь уже в Мехико. – Только когда я в машине.

Анна быстро смерила его оценивающим взглядом, стараясь определить, намеренно или нет он отпустил эту плоскую банальную остроту, решила, что нет, и ничего не сказала в ответ ему.

Единственный прямой рейс в Мехико, на который им удалось взять билеты, был ровно через час. Такая задержка разозлила Бучера, который уже хотел было взять напрокат небольшой самолет, но Анна попросила его не делать этого.

– Почему? – буркнул он.

– Раз уж все равно прошло столько времени после его звонка, один час ничего не меняет, а мне перед вылетом нужно кое-что сделать.

– Например?

– То, что всегда делает любая женщина, которая летит в Мексику с симпатичным незнакомцем, глупый.

Мягко рассмеявшись, она затем кокетливо улыбнулась.

– Спокойно, не волнуйся, – и с этими словами зашагала прочь, бросив через плечо: – Вернусь перед посадкой.

Бучер посмотрел ей вслед. Он испытывал нечто странное к Анне Хелм и никак не мог сформулировать, что же именно. У него все-таки имелся один возможный способ определить, что собой представляет это "нечто странное", если оно вообще существует. В "Белой Шляпе" по его запросу могли произвести обычную процедуру установления и проверки ее личности. В любом случае, он ведь пообещал директору, что на протяжении всей работы по этому делу будет тесно взаимодействовать с их организацией. Когда он будет звонить и докладывать о последних событиях, он попросит установить личность некоего "обросшего мясом скелета" по имени Анна Хелм из местечка Красный Олень, провинция Альберта, Канада.

Глава 3

С "Белой Шляпой" Бучер кончил говорить по телефону полчаса назад, и сейчас он сидел спиной к стене в огромном сводчатом зале ожидания, надеясь, что Анна Хелм перепутает время и вообще не явится к посадке на рейс в Мехико. Внезапно его внимание привлекла в высшей степени элегантная, красивая, яркая молодая женщина в безукоризненно сидящем на ней зеленовато-голубом платье. Когда он впервые увидел ее, она находилась метрах в семидесяти, идя быстрым шагам в его направлении. И в тот самый момент, как Бучер заметил ее, он испытал хорошо и давно знакомое ему ощущение, когда ноет под ложечкой. Он вдруг поймал себя на том, что изумленно пялится на нее, чуть ли не раскрыв рот.

Было что-то невероятно эротическое в ее элегантной складной, подтянутой фигуре и походке, и на минуту Бучер почувствовал себя так, словно его ударили кувалдой под дых. Он был поражен, что реагирует подобным образом на один лишь вид этой молодой женщины, если учесть, что он не знает ее имени, до этого ни разу не видел ее и, по всей вероятности, никогда больше вообще не увидит. Более того...

Внезапно Бучер вздрогнул и еще пристальнее присмотрелся к объекту своего внимания, который теперь уже направился непосредственно к нему. Он что, и в самом деле никогда не встречался с нею в прошлом? И неожиданно для самого себя он почувствовал нечто едва уловимое, но определенно уже знакомое ему в этой женщине.

Насторожившись и весь напрягшись, Бучер встал, когда молодая женщина, как теперь было совершенно очевидно, шедшая именно к нему, пересекла установленную им отметку 20 метров.

Он еще раз напряг свою память в почти отчаянном усилии вспомнить, где эта женщина уже встречалась ему в его бурном прошлом, но – все безрезультатно. Задача была безнадежной с самого начала, и Бучер пришел к заключению, что самым мудрым решением будет прямо в лоб, без обиняков спросить эту красотку, кто же она такая, черт подери. Оказалось, однако, что никакой необходимости в этом нет. Молодая женщина назвала себя прежде, чем Бучер успел задать свой вопрос.

5
{"b":"369","o":1}