ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Колдун впал в истерику. Он рвал на себе волосы, бился тощим старым телом об пол… Привести его в чувство удалось не скоро. Ланской не мог сделать успокаивающую инъекцию, поскольку до сих пор ни один сургор не соглашался даже на простейший анализ крови, и врач понятия не имел, какое действие на организм старика окажут земные лекарства. Поэтому пришлось применить классические средства – лед и мокрые полотенца. Но в конце концов Карпацико-тин смог внятно рассказать историю тодит – и свою собственную.

Когда потомки Корилентио-лека жили на большом острове, появились однажды неведомо откуда чужие люди – розовые, крепкие, в блестящих одеждах. «Они были другие, – уточнил Карпацико-тин. – Не такие, как наши розовые. Наши – они были… немножко серые, вот как. А чужаки – совсем такие, как вы». Насколько могли понять земляне, эти розовые были бродягами-миссионерами из неведомых глубин Галактики. Они разыскивали планеты, населенные разумными существами, и пытались подтолкнуть ход истории, ускорить развитие племен. На Талассе они развили бурную деятельность, учили аборигенов писать (используя, видимо, собственный алфавит), пытались обучить их земледелию и прочим полезным вещам. Рассаживая на материке тодит, пришельцы объясняли, что клубни тодит делают людей умными и сильными. Но аборигенам не понравились клубни, они предпочли питаться известными с давних пор плодами. Все, чему захотели научиться и научились аборигены, – это изготовление глиняных табличек с рисунками и строительство лодок, на которых можно было выходить далеко в океан. В конце концов розовые заболели местной болезнью «луддиа», от которой пухнут и немеют руки. Знахари легко вылечивали эту болезнь, но пришельцы не стали изучать местные способы лечения и отбыли восвояси, забыв про тодит. Чем питались тодит, аборигены не знали, да их и не интересовали вовсе песчаные полянки, под поверхностью которых скрывались белые корни. Но…

Но однажды не вернулись из джунглей двое, отправившиеся собирать съедобные листья. Потом еще трое исчезли бесследно. Несколько юношей, вооруженных копьями и дубинами, отправились на розыски пропавших, а когда вернулись, рассказали страшное…

…Юноши долго шли по следу, и наконец перед ними открылась песчаная поляна. На ней сургоры увидели тела пропавших. Не подозревая опасности, тот, что шел впереди, бросился на поляну, и… и вскрикнул так, что остальные замерли на месте. А тот постоял немного, с ужасом глядя вниз, – и упал. Не решаясь ступить на коварный песок, рыбаки срезали несколько лиан и, сделав из них петли, вытащили тело на траву, забросали листьями и вернулись домой.

Когда сургоры пришли за телами погибших, они увидели новую песчаную поляну, образовавшуюся вокруг тела, лежавшего в траве. Лорпи-са все понял. Не напрасно его называли великим и мудрейшим. Он велел всем вернуться в поселок, оставив погибших там, где их застала смерть, и наложил табу на песчаные поляны в джунглях. Но это не помогло. Тодит сначала кормились неосторожными зверями, забредавшими на поляны, – но вскоре звери научились обходить песчаные пространства, и тодит начали подкрадываться к поселкам. Лорпи-са отправил людей на поиски островов, о которых говорили чужие розовые, – и рыбаки нашли новую землю. Началось переселение племен. Карпацико-тин был тогда совсем юным, едва начал обучаться искусству колдовства – Лорпи-са выбрал его среди многих и взял в ученики. Уже в то время Лорпи-са был стар, и Карпацико-тин удивлялся тому, что, переселившись на атоллы, колдун продолжал оставаться таким же, каким знал его Карпацико-тин с детства. Пока племена обживались на островах, привыкали к новому, Лорпи-са не знал ни минуты покоя. Он помогал всем и во всем, изучал травы, растущие на атоллах, испытывал лечебные свойства водорослей, и молодой Карпацико-тин работал вместе с ним. Но у Лорпи-са была тайна, которую он скрывал даже от любимого ученика. Когда сургоры добрались до островов, Лорпи-са объявил, что отныне колдуны будут жить на отдельном острове, и распорядился, чтобы его дом поставили в отдалении от рощи, а рядом сделали стену – высокую, крепкую, и к тому же уходящую основанием в почву на большую глубину. Когда стена была построена, Лорпи-са стал чем-то заниматься там, на огороженном пространстве, – тайно. Иногда он исчезал на несколько дней, но где бывал в это время – не говорил никому.

Когда впервые острова посетило Прошлое – люди испугались, но великий ум Лорпи-са разобрался в необычном явлении, и скоро уже никто не обращал внимания на черно-белые дни, а Лорпи-са научился ловить и дрессировать тахи, они стали ручными, их брали с собой в океан, когда ловили рыбу далеко от островов, и тахи выручали при нападении хищных рыб или при внезапном шторме.

Наконец Лорпи-са увидел, что жизнь на новом месте наладилась. Тогда он призвал к себе Карпацико-тина и рассказал ему Великую тайну. Карпацико-тин к тому времени успел состариться, был такой, как сейчас. И вот что узнал Карпацико-тин. За оградой возле дома в песке скрывались тодит. Лорпи-са кормил их рыбой и птицами, и время от времени, соблюдая осторожность, извлекал один корень, сушил его, толок, приготовлял питье, – и это питье было причиной его невероятно долгой жизни. Лорпи-са научил Карпацико-тина кормить корни, выуживать их из песка, приготовлять лекарство. Оно излечивало от многих болезней, но Лорпи-са всегда делал вид, что лечит травами, улитками, рыбами… Поскольку питье продлевало жизнь, на островах потомки Корилентио-лека стали жить два раза по сто лет, но Лорпи-са наказал ученику объяснять это возвращением прошлого, – никто не должен знать про тодит. А для себя Лорпи-са решил, что настала пора встретиться с предками, больше он не будет пить настой тодит. Карпацико-тин заменит его, станет великим колдуном. И еще Лорпи-са, говорил ученику, что, когда тот подготовит себе замену, он должен уйти в мир предков, но Карпацико-тин оказался слаб, и не может отказаться от питья… К сожалению, тодит не могут вечно жить на островах, иной раз они гибнут при возвращении прошлого, и приходится привозить новые семена. Лорпи-са тоже так делал, и научил Карпацико-тина.

– Как ты собираешь эти семена? – внезапно перебил колдуна Тронхэйм.

– Я… – Карпацико-тин замялся, испуганно обвел взглядом землян. – Я…

– Говори правду, – потребовал Тронхэйм.

– Я… – Карпацико-тин собрался с духом и выпалил: – Я посылаю на поляну ученика…

– Что?! – задохнулся Тронхэйм. Сергиенко вскочил, словно намереваясь влепить колдуну хорошую оплеуху, но сдержался, отошел в сторону. Винклер, наоборот, подошел ближе, молча смотрел на Карпацико-тина, ожидая дальнейшего. Ланской совсем не казался удивленным – он предполагал нечто подобное; а Скрибнер выругался так, что Тронхэйм, несмотря на напряженность момента, изумился: «И где он такого нахватался?..»

Колдун продолжал:

– Когда ученик выходит на поляну… э-э… корни его убивают, а я потом вытаскиваю его веревкой, заворачиваю в плотный мешок из листьев…

– А потом? – злым голосом спросил Тронхэйм. Старик развел руками:

– Потом совсем нетрудно. Нужно закопать труп на три дня в песок, и там вырастут новые тодит. Молодые тодит не опасны, поэтому ученика можно выкопать и отдать родителям…

– Так, – подвел итог командир. – Значит, корни мы уничтожим. На твоей плантации – сегодня же, а потом и на большом острове. А где и как вы будете жить дальше, решит Дек-Торила.

Колдуна отвезли домой. Ланской и Скрибнер запустили на участок, огороженный стеной, автомат. Автомат быстро обработал почву, доложил, что химикат пропитал песок вплоть до твердого основания, и земляне отправились в лагерь.

– Напугать-то мы его напугали, – сказал Ланской, когда они отчалили от острова колдуна, – но вдруг мы не справимся с тодит на материке?

– Справимся, – отмахнулся Скрибнер, – автоматов хватит.

– И неясно, – продолжал Ланской, – какое отношение имеют тодит к тахи. Какое-то имеют наверняка.

– С чего ты взял? Тахи сами по себе, – дикие, я имею в виду, они ведь всегда на островах жили.

13
{"b":"37","o":1}