ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я большая панда
Роботер
Финансовые сверхвозможности. Как пробить свой финансовый потолок
Главная тайна Библии. Смерть и жизнь после смерти в христианстве
Битва полчищ
Взлом маркетинга. Наука о том, почему мы покупаем
Гости «Дома на холме»
Самый богатый человек в Вавилоне
Ты есть у меня

– Не твой уровень, – безжалостно отрезал Эдик. Фраза прозвучала, как приговор, а это уже было чересчур.

– Парень, ты меня плохо знаешь, – внушительно произнес Макс. – Когда надо, я иду до конца! – Он умолк, надеясь, что теперь уж Дьячкофф точно заткнется и больше не посмеет ему перечить. Но ошибся.

– Ты говоришь, как мой дед, – в голосе Эдика не было иронии, и это сразу сбило Камакина с толку.

– Да?… А кем был твой дедушка? – вдруг заинтересовался он.

– Редкостным трепачом: дед сам удивлялся, когда случайно говорил правду! – невозмутимо пояснил Дьячкофф и снова отвернулся к окну, тайно торжествуя победу. Уязвленный Макс молча прикусил губу.

Оушн-сити и впрямь оказался райским уголком: отличные океанские пляжи, первоклассные отели и прочие штучки, которыми обычно славятся курортные города, манили к себе, обещая негу и наслаждения.

Макс сразу обратил внимание на толпы отдыхающих, слоняющихся вдоль набережной и по улицам со всевозможными магазинами и увеселительными заведениями.

Понимая, что им с Эдиком, вероятно, придется на некоторое время задержаться в городе, Камакин решил найти подходящее пристанище. Впрочем, очень скоро приятели убедились, что большинство местных отелей им не по карману и на деньги, которые Чумак ассигновал на накладные расходы, в лучшем случае можно снять лишь номер в дешевой пригородной гостинице.

Их курятник носил экзотическое название «Девять пальм» и представлял собой невзрачное двухэтажное здание с автостоянкой и парой цветочных клумб по соседству.

Хозяин отеля Чарли Дьюк, загорелый пятидесятилетний крепыш с наглыми голубыми глазами и татуировкой морского пехотинца на плече, по акценту сразу же распознал в новых постояльцах чехов и, не моргнув, содрал с них три сотни за несколько дней вперед, после чего повел показывать апартаменты.

– «Девять пальм» – знаменитый отель, – важно заметил Дьюк, направляясь через небольшой темноватый холл к лестнице на второй этаж.

– И чем же он знаменит? – хмуро поинтересовался Камакин, который мысленно оплакивал потерю значительной части ассигнованной суммы.

В глазах вдовца мелькнул лукавый огонек:

– Во время съемок «Рокки» моя гостиница дважды попала в кадр!

Но восторженных восклицаний не последовало.

– Что-то не припомню там ваших деревьев, – недовольно буркнул Дьячкофф.

Бывший морской пехотинец явно действовал ему на нервы.

– Вот как?… Очень жаль! – откликнулся Дьюк, поднимаясь по лестнице. – Наверное, кадры вырезали при монтаже.

– А почему «Девять пальм»? – вдруг вспомнил Камакин. – Я вроде насчитал только семь.

– Две на прошлой неделе сломал тайфун, – голос Дьюка заметно помрачнел. – Я уже заказал новую вывеску.

– Здесь бывают ураганы? – полюбопытствовал Дьячкофф.

– Да… И цунами тоже. Просто в рекламных проспектах об этом не пишут. – Дьюк упомянул о гигантских волнах с таким спокойствием, словно речь шла о летнем дождике. – Кроме того, многие плохо переносят качку, – добавил он, зевнув.

– Во время морских прогулок? – в голосе Камакина еще теплилась надежда.

– Нет, при подземных толчках!

Последняя новость произвела на компаньонов удручающее впечатление: Камакин сразу же замедлил шаг, а Дьячкофф буквально застыл на лестнице с поднятой ногой.

– Постойте, – неуверенно начал он. – Так здесь еще и трясет?!

– Разумеется. Хотя толчки не так уж часты, – подтвердил Дьюк.

Владелец «Пальм» собирался что-то добавить про свое заведение, но его перебил Камакин.

– Черт возьми!.. Тогда какого хрена сюда лезут жирные коты?!

Что ни говори, а шикарные виллы все еще будоражили его воображение. Но, похоже, Дьюк в этот день был способен ответить на любой вопрос.

– А где же еще они увидят всю эту…ерунду?! – хозяин гостиницы сделал ударение на последнем слове, и Эдику показалось, что он произнес его с гордостью.

Доставшийся приятелям номер был напрочь лишен уюта и отличался спартанской простотой: небольшая комната со встроенным шкафом, двумя кроватями и телевизором на тумбочке, а также крошечный туалет и ванная. На полу лежал ядовито-зеленый ковер с многочисленными пятнами от пролитого кофе.

Когда они вошли в комнату, Дьячкофф сразу же бросился к окну. Камакин и Дьюк остались у двери.

– Отличный номер… низкие цены, – отрешенно бубнил Дьюк, стараясь не смотреть в сторону пятен на полу.

– По-вашему, это вид на океан?! – негодующе воскликнул Эдик. – Да отсюда, кроме двух дурацких пальм, ничего не разглядеть!

– До урагана была видна и третья, – печально уточнил Дьюк. – Что касается океана… Попробуйте высунуться в окно. Кстати, с этой стороны здания у меня клумба, – непонятно зачем добавил он.

Лицо Эдика исказила плаксивая гримаса.

– Ненавижу цветы!.. – простонал он.

Камакин быстро сообразил, что Эдик, того и гляди, закатит истерику и, поскольку это не входило в его планы, принял единственно верное решение.

– О'кей, мы еще успеем полюбоваться на океан… – негромко пообещал он и стал выпроваживать Дьюка за дверь.

Как раз в этот момент из-за стены донеслась громкая ругань.

– Что за фокусы! – мигом насторожился Дьячкофф. – Вы говорили, в номерах отличная звукоизоляция!

Дьюк буквально расцвел в улыбке:

– Это скауты из Аризоны, – дружелюбно объяснил он. – Сейчас я их успокою!

Когда приятели остались одни, Макс тут же набросился на Эдика:

– Не валяй дурака! Можно подумать, мы приехали сюда загорать!

– Эти обдиралы совсем обнаглели: в «Рэдисоне» я и то платил меньше! – Эдик уставился на приятеля с нескрываемым вызовом.

– В «Рэдисоне»?… – недоверчиво протянул Макс. – Не припомню за тобой таких взлетов.

– Не важно, – буркнул Дьячкофф, умолкая. Максу иногда удавалось отбить у него охоту открывать рот.

Но Камакин и не собирался тратить время на болтовню. Глянув на часы, он отметил про себя, что дело идет к обеду.

– Пора бы глянуть на Леву, – Камакин хитро подмигнул Эдику и направился к двери. Дьячкофф молча побрел за ним.

Первым делом они отправились в контору принадлежащей Глюкману фирмы по прокату пляжного инвентаря, чьи отделения имелись почти на всех городских пляжах. Однако Левы в конторе не оказалось.

Не было его и дома, в красивой двухэтажной вилле на южной окраине. Им пришлось поколесить по городу и потратить целый час, прежде чем Макс выяснил, что по вторникам владелец «Раскаленного солнца», а именно так называлась фирма Глюкмана, играет с приятелями в гольф-клубе «Фламинго».

По пути в клуб Камакин заехал в магазин и купил бинокль. Дьячкофф встретил дорогую покупку без энтузиазма, и тогда Максу пришлось объяснять, что, кроме надежного оружия, каждый охотник должен иметь под рукой хорошую оптику. Услышав об охоте, Дьячкофф нервно заерзал на сидении. Глядя на его бледное лицо, Камакин лишний раз пожалел, что связался с жалким слюнтяем, но менять что-либо было поздно.

Гольф-клуб «Фламинго» располагался на восточной окраине города по соседству с небольшим искусственным прудом и старым тенистым парком. Длинное красного кирпича здание клуба почти полностью закрывало игровую площадку от посторонних глаз и для того, чтобы оценить обстановку, компаньонам пришлось перелезть через невысокую ограду.

Прячась за кустами и деревьями, они короткими перебежками приблизились к площадке, на которой четверка игроков разыгрывала партию.

Макс не стал рисковать и спрятался среди пышных кустов, росших в двухстах футах от играющих мужчин. Дьячкофф, не мешкая, последовал его примеру. Правда, Эдик оказался не таким ловким и едва не упал, зацепившись ногой за толстую ветку. При этом он умудрился порвать футболку и слегка поранил руку.

Когда они отдышались, Камакин осторожно раздвинул листву и навел бинокль на игроков. Отсюда, из кустов, площадка с идеально подстриженной травой была хорошо видна, и Максу не составило особого труда обнаружить на ней свою будущую жертву.

3
{"b":"370","o":1}