ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

По этому воздушному мосту вся группа благополучно переправилась через реку.

На другом берегу путешественников ждал густой тропический лес. И, хотя остроконечная вершина – цель пути – приближалась, состояние людей заметно ухудшалось.

Вот уже неделю бродили они по африканским дебрям. За долгий день все страшно уставали; спали тревожно и беспокойно; питались плохо. Начались желудочные заболевания, которые еще больше ослабляли людей. Таня упорно боролась с болезнями, но у нее было слишком мало лекарств…

Хуже всего приходилось Бингхэму. Таня всячески старалась помочь ему, и, в общем, это ей удавалось. Неизвестно только, что именно больше помогало больному: лекарства или беседы с врачом. Поговорив с Таней, Бингхэм заметно приободрялся, становился веселее.

Если же она долго не подходила к нему, он начинал нервничать и жаловаться на недуги. Колониальному сановнику казалось, что в его отношении к Тане нет ничего, кроме признательности пациента к лечащему его врачу. Однако иногда он ловил себя на мысли: «Как жаль, что такая милая женщина – большевичка!»

Шел восьмой день пути, и вся группа с трудом продиралась сквозь чащу зарослей и кустарников. Вдруг Киви, шедший, как обычно, впереди, остановился и стал внимательно рассматривать стоявшее чуть в стороне дерево. Потом он подошел к нему, потрогал ветви. Одна из ветвей была надломлена. Киви беспокойно посмотрел по сторонам и пошел дальше. Спустя несколько минут он остановился у другого дерева. На нем тоже была надломлена ветка. Обратившись к Петрову, с которым после истории с леопардом Киви особенно подружился, он сказал:

– Здесь недавно были люди… – И, указав на поломанную ветку, пояснил: – Так всегда делают наши люди, чтобы не потерять дорогу.

Петров озабоченно спросил:

– Значит, люди недалеко?

Киви покачал головой и осторожно заметил:

– Пойдем – увидим…

Весть о близости людских поселений вызвала у европейцев вздох облегчения. Негры почему-то не выражали никаких восторгов. На вопрос Лесли, Бенсон ответил:

– А если это не друзья?..

В тот вечер Киви просил усилить охрану лагеря на ночевке, а на следующий день он вел группу с особенной осторожностью – часто останавливался, внимательно осматривал деревья, иногда прикладывал ухо к земле. В одном месте Киви указал Петрову на человеческие следы, явственно отпечатавшиеся на песчаном берегу маленького озера.

Ближе к полудню откуда-то стал доноситься странный, прерывающийся гул, будто где-то в отдалении свирепствовала буря. По мере продвижения вперед гул усиливался.

Киви обнаружил явные признаки беспокойства.

– Что это такое? – Опросил его Петров. – Гроза? Водопад?

Киви отрицательно мотнул головой и односложно ответил:

– Тамтам.

– Тамтам? – не понял Петров. – Что это значит?

Киви скупо объяснил: это бой барабанов. Звуками тамтама негры извещают о многом: о празднике в селении и о похоронах, о грозящей опасности и о выступлении в поход…

– А о чем говорят барабаны сейчас? – тревожно спросила Таня.

Киви пожал плечами и ответил, что он не может толком понять этого тамтама. Во всяком случае, надо быть очень осторожными.

В полном молчании цепочка усталых людей прошла еще с километр. Тамтам слышался все отчетливее…

Внезапно за ближними кустами раздались громкие крики, и из-за деревьев выскочило десятка полтора негров. Многие были вооружены – кто дубиной, кто копьем, кто кинжалом, а один держал в руке старинное ружье. Увидев белых, да еще с двумя карабинами, негры в нерешительности остановились. Этим моментом воспользовался Киви. Он выступил на языке, родственном языку местного племени, назвал себя и коротко рассказал, что с ним за люди и как они сюда попали. Киви просил негров сразу же провести всю группу к вождю племени. Воины отошли в сторону, посовещались и сказали, что пошлют в деревню двух вестников. А белым придется подождать в лесу…

Киви спросил воинов о причине тамтама. Оказалось, что жена их вождя вот уже третий день не может разрешиться от бремени, и главный колдун назначил тамтам, чтобы напугать злых духов, мешающих появлению на свет наследника вождя.

Тогда Киви сказал:

– Среди нас есть женщина. Она умеет изгонять самых злых духов… Ей повинуются добрые духи. Если эта женщина захочет, наследник вождя сегодня же прибудет.

– Неужели эта молодая белая женщина – колдунья? – недоверчиво спросил один из воинов.

– Да, она великая колдунья белых! – торжественно подтвердил Киви. – И я советую вам быть с ней в дружбе…

Вестники исчезли под зелеными сводами леса, а оставшиеся негры присмирели и лишь время от времени бросали на Таню взгляды, полные суеверного страха.

Прошел час ожидания. Воображение у некоторых из белых путешественников стало разыгрываться. Вдруг зеленые заросли закачались, послышался треск сучьев, и перед путешественниками появился высокий африканец с карабином в руках, в плаще из мягкой звериной шкуры, под которым виднелся старый военный френч европейского покроя. Его сопровождал небольшой отряд телохранителей, вооруженных копьями. Отдав какое-то приказание, африканец жестом пригласил пришельцев следовать за ним.

Воины окружили путников и повели их по малозаметной тропинке. Скоро группа выбралась на открытое место. Вдали, на пригорке, замаячили хижины небольшого селения. Круглые, сделанные из глины и покрытые высокими коническими крышами из соломы хижины живописно расположились большим полукругом.

Когда процессия подошла к самому селению, ее встретила толпа. Мужчины, женщины и дети пожирали взглядами неожиданных гостей. Слышался сдержанный гул голосов, покрываемый мощными звуками тамтама. Лица выражали любопытство, смешанное с недоверием. Жители деревни теснились, чтобы пробраться поближе к процессии, получше рассмотреть пришельцев. Особенным вниманием пользовалась Таня. Должно быть, поразительная весть о белой могущественной «колдунье» уже облетела всех, и каждому хотелось заглянуть ей з лицо.

Путников привели к большой хижине и усадили под окружавшим ее соломенным навесом. Высокий негр повелительно обратился к Киви.

– Вождь приказал, – перевел Киви, – привести к нему белую женщину.

Таня вспыхнула и испуганно отказалась. Степан и Александр Ильич решительно стали рядом с ней и просили передать, что Таня одна никуда не пойдет. Киви обменялся с высоким негром несколькими фразами и затем, улыбнувшись, сказал Петрову:

– Миссис Петровой ничего не грозит. Здесь живут добрые люди. Вождь племени услышал, что миссис искусная колдунья и может прогнать злых духов, которые мучают его жену и мешают прибытию наследника. Он просит миссис оказать помощь. Он щедро наградит миссис за это…

– Ничего не понимаю! – воскликнула Таня. – Какие злые духи? Какой наследник? Какая жена вождя? И при чем тут я?..

Киви рассказал путникам о причине тамтама и смущенно признался, что выдал Таню за «колдунью». Эти люди иначе не поймут, они не знают врачей, их лечат «колдуны», объяснил он в свое оправдание.

Таня очень рассердилась и стала шумно возмущаться:

– Безобразие! Позор! Выдать меня за колдунью – еще этого не хватало!..

– Иначе они не поняли бы меня, – продолжал оправдываться Киви, – а вам ведь от этого нет никакого вреда. Простите, миссис, Здесь хорошие люди, охотники, земледельцы, только темные… Им надо помочь, миссис!

Таня в некотором замешательстве взглянула на мужа и по-русски сказала:

– А вдруг положение матери и ребенка уже безнадежно? Если я возьмусь за лечение, а они все-таки умрут? Что тогда?

Степан посмотрел на толпу, на Киви и решительно сказал:

– Надо рискнуть…

Таня поняла, что как врач она не имеет права, не может отказаться от подачи помощи, каковы бы ни были условия и обстоятельства.

И она согласилась. Однако Петров прибавил:

– Мы с Сашей тоже пойдем с тобой, а Киви будет нашим переводчиком.

Высокий негр сначала горячо возражал: ему приказано привести только белую женщину, а вовсе не белую женщину и трех мужчин. Киви снова слукавил и заявил, что в таком случае белая женщина рассердится и… кто знает?., может навлечь несчастье на жителей селения. Негр испугался и уступил.

45
{"b":"371","o":1}