ЛитМир - Электронная Библиотека

– Верно. Тебе лучше поторопиться. Ты же не хочешь, чтобы она подумала, будто ты флиртуешь с соседкой. Хотя, я уверена, ты уже сообщил своей Мелиссе, что она не так-то много для тебя значит. Ты всегда предпочитал сразу прояснять такие вещи, а, Дрейк?

– Мы ведь с самого начала договорились, что между нами не будет глупых скандалов.

– О, я не закатываю истерику, Дрейк, – отрезала девушка. Она встала и пошла мыть чашки, продолжая говорить: – Я просто попросила немного сахара, помнишь? Это ты пришел сюда и обвинил меня во всех смертных грехах. Расслабься, дорогой, и перестань делать из мухи слона. Вместо того, чтобы терять время на выяснения, чем я занимаюсь, лучше возвращайся к себе. Мы будем соседями месяц, вот и все. Я обещаю вести себя тихо, как мышка… ты даже перестанешь меня замечать…

– Что ж, заходи, если тебе снова понадобится сахар!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

– Мамочка, посмотри на меня!

Цепочка качелей звякнула, когда Кейт взмыла вверх, пытаясь добраться до самого синего неба.

– Посмотри, мамуля! – Ее белое платьице развевалось на ветру, так же как каштановые волосы. Ее заливистый смех смешивался с лязгом цепей, когда Кейт раскачивалась сильнее и сильнее, достигая своей цели – полного оборота вокруг железной опоры. Девочку не беспокоило, что произойдет, если она не удержится и упадет. Ведь мама будет гордиться ею – она сделала то, на что решится не каждый мальчишка.

– Мамочка! – Девочка пыталась рассмотреть гордое лицо матери, но все расплывалось перед глазами, превращаясь в большую кляксу. Неожиданно Кейт перестала различать вокруг других детей с мамами и папами. Она оказалась совсем одна в большом пустынном парке. Начинало темнеть. Никто не хлопал ей и не радовался ее успехам. Только лязг цепей перемежался с ее истерическим криком, когда Кейт поняла, что никто не придет на помощь, если она упадет или потеряется навсегда.

– Мама? Мамочка!

Кейт вскочила на постели, чувствуя, что все тело покрылось испариной. Она вцепилась в одеяло, словно в те самые цепи качелей. Лучи утреннего солнца проникали в комнату сквозь шторы, рисуя яркие полосы на обоях. Девушка сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться. В голове все еще звучали отголоски кошмарного сна.

Кейт застонала. Не нужен был психолог, чтобы понять, почему ей приснилось такое. Появление на свет Кейт не заставило Джейн Кроуфорд отказаться от учебы. Она окончила университет с отличием. Денег у них было мало, и Джейн часто обрывала попытки дочери обратить на себя внимание, говоря, чтобы та играла тихо. Кейт помнила, как часто сидела под кроватью в их однокомнатной квартире, придумывая разные истории, потому что мамочка занималась более важными вещами. У нее не было времени на глупые игры с дочкой.

Кейт перевернулась на бок, стараясь не думать об этом. Но снова и снова мысленно возвращалась в детство. Девушка услышала странный звук. Она поморщилась, решив, что по дому бегает мышь. Кейт прислушалась к шуршанию. Для мышки это громко. Слишком громко. Больше похоже…

Крысы!

Кейт вскочила, даже не подумав, что ей следовало бы действовать осторожнее. Она схватила пакет крекера, который оставила открытым на столике возле кровати, и бросила одно печенье в рот. Прожевав, девушка пулей выскочила в ванную.

Во второй раз за двенадцать часов Кейт склонилась над унитазом.

Ее никогда не тошнило. Никогда! Еще месяц назад организм был в полном порядке. А потом она купила в аптеке маленькую коробочку, которая перевернула ее жизнь с ног на голову.

– Будь ты проклят, Дрейк Дениэлс… – простонала девушка. – Это ты виноват!

Если бы это было правдой, Кейт могла бы ненавидеть его со спокойной совестью. Но ведь Дрейк всегда очень серьезно относился к вопросам предохранения. Даже после того, как Кейт начала принимать таблетки, он настаивал на использовании презерватива каждый раз, когда они занимались любовью.

– Ни один из способов контрацепции не дает ста процентов гарантии, – говорил Дрейк, – так что если мы защитимся двумя методами, то шанс стать родителями будет минимальным.

Кейт умылась и вернулась в постель.

По крайней мере крыс больше не слышно, вздохнула она. Девушка положила руку на живот. Там, внутри нее, проблема, которая не решится так скоро, как хотелось бы. Наоборот, она будет расти с каждым днем. Это пока она величиной с мизинец, если верить книгам, которые читала Кейт.

Когда тест на беременность показал положительный результат, девушка сначала не поверила, потом испугалась, а еще позже ее охватила паника.

Кейт знала, что Дрейку это не понравится. Он не хотел ребенка. Не желал, чтобы кто-то посягал на его независимость. «Мужчина должен быть одиноким, чтобы писать книги, – заявил он, когда они только-только познакомились. – Никто и ничто не должно мешать ему».

Кейт работала в исследовательском отделе «Энрайт медиа» и прекрасно понимала Дрейка. Их столь неожиданный роман немало удивил девушку. Она сразу смирилась с тем, что Дрейк Дениэлс не из тех, кто женится. Она не давила на него, с пониманием относясь к долгим отлучкам. Поэтому и не исчезла из его жизни через пару месяцев, как остальные подружки. Кейт влюбилась в Дрейка, но она была реалисткой, практичной, уверенной в себе современной женщиной и понимала, что не должна зацикливаться на своем любовнике. Когда Дрейка не было в городе, Кейт занималась делами или развлекалась с друзьями. Ей подходила связь без обязательств. До недавнего времени девушка была так занята карьерой, что и не думала заводить детей…

В горле словно застрял комок.

Дрейк пробыл в Окленде целых три месяца, прежде чем уехать для работы над новой книгой. Это был самый большой период, который они провели вместе. Кейт даже осмелилась надеяться, что их отношения перешли на новый уровень. Сначала она списала приступы тошноты, начавшиеся после его отъезда, на печаль разлуки, потом на зимнюю хандру. Но Кейт прибавила в весе и появились странные ощущения в груди. Девушка посчитала цикл и, обнаружив задержку, побежала в аптеку и купила тест на беременность. Руки настолько тряслись, что Кейт пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы успокоиться. И вот результат!

Она ждала ребенка от Дрейка Дениэлса!

Конечно, она сразу перестала принимать таблетки, но прошло еще несколько дней, прежде чем Кейт в полной мере осознала свое положение. Она была на раннем сроке беременности, поэтому в отличие от собственной матери, которая вынуждена была рожать, имела выбор.

Девушка рассмотрела все варианты и остановилась на единственно возможном для себя.

Этот ребенок уже был частью ее, символом ее любви и триумфа надежды над пессимизмом. Малыш чудом был зачат, и сейчас от Кейт зависело, какое будущее его ожидает.

Девушка не тешила себя иллюзиями насчет того, что Дрейк будет хорошим отцом. Но он станет отцом, и теперь Кейт предстояло решить, хочет ли она, чтобы он участвовал в жизни ребенка. Она сама в детстве часто страдала от недостатка внимания со стороны родителей и не желала своему малышу той же участи. Однако Кейт решила пока никому не говорить о своем положении.

Девушка выследила Дрейка в отчаянной попытке достичь большего понимания между ними, пока ее тайна не раскроется. Ей предстояло рассказать ему о беременности, однако Кейт не знала, когда и как сделать это…

Утро предвещало дневную жару. Кейт надела юбку и свободную майку и собрала волосы в хвост. На завтрак девушка предпочла тост с медом и фруктовый салат из банана и киви, залитых ванильным йогуртом. С тарелкой в одной руке и чашкой зеленого чая в другой, она вышла на веранду, чтобы насладиться свежим утренним воздухом. Кейт смотрела на море и улыбалась. Она быстро съела салат и пошла на пляж. Босые ноги приятно остужал песок, да и вода оказалась на удивление холодной, когда Кейт решила пойти вдоль побережья по кромке…

Девушка решила вернуться и тут увидела на крыльце соседского дома одинокую фигуру. Мужчина стоял без футболки. Его широкая грудь с густой порослью темных волос отливала золотом в солнечных лучах. Нижняя часть скрывалась за перилами, заставляя Кейт размышлять, был ли он полностью обнаженным. Дрейк никогда не носил пижамы и вообще не стеснялся собственного тела. Когда они впервые занимались любовью, Кейт была шокирована его беззастенчивостью.

4
{"b":"372","o":1}