ЛитМир - Электронная Библиотека

Кейт внезапно побледнела. Она собрала волосы в пучок, чтобы отвлечься от мрачных мыслей.

Дрейк только что намекнул, чтобы она не строила планов относительно его. У них нет будущего.

О, она не станет удовлетворять его гордость заявлением, что подумала, будто между ними произошло нечто особенное.

Девушка хорошо усвоила урок. Нельзя поступать так, как Дрейк Дениэлс того ожидает. Кейт улыбнулась.

– Верно. Это ошибка. Что ж… я тогда пойду. Увидимся. Нет, не трудись вставать и провожать меня, – махнула она рукой. – Я найду выход. Мне не впервой. – Девушка направилась к двери. – О, если захочешь повторить… только свистни, – бросила она через плечо.

Это было почти похоже на конец какого-нибудь фильма. Почти…

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Месяц спустя Кейт ответила на звонок мобильного телефона. В трубке раздался знакомый баритон, от которого по спине пробежали мурашки.

– «Иметь и не иметь».

– Эрнест Хемингуэй, – пробормотала девушка инстинктивно, борясь с опасной вспышкой надежды.

– Замечательно. А я – Дрейк Дениэлс, – произнес голос на том конце провода. Неужели он думает, что может вот так запросто позвонить ей и Кейт тут же забудет о нескольких неделях тягостного ожидания?

– Я поняла, – холодно отрезала девушка, но сердце все еще бешено колотилось в груди. В ту ночь, которую они провели вместе, Кейт незаметно положила свою визитку в карман его куртки. Глупо было бы полагать, что Дрейк только что нашел ее. К тому же он знал, где работала Кейт, и мог запросто разыскать ее.

Кейт оглядела полупустой офис и глубже уселась в кресло, чтобы скрыться от посторонних взглядов. Ее уход с приема в компании Дрейка Дениэлса вызвал немало сплетен среди коллег. Ажиотаж только возрос, когда Кейт опоздала на работу на следующее утро. К счастью, никому и в голову не пришло, что рассудительная Кейтрин Кроуфорд может позволить себе лишнее на первом свидании с известным ловеласом. Интерес к событию угас, как только Дрейк покинул страну.

– Я подумал, ты могла забыть меня.

Да уж, особенно когда в холле на всех стенах висят рекламные афиши новой книги Дрейка Дениэлса! Каждый раз, когда Кейт приходила на работу, Дрейк смотрел на нее с плаката, приветствуя сексуальной ухмылкой и насмешкой, застывшей в карих глазах.

– У меня отличная память на детали, – возразила Кейт.

– Ах вот как! – хмыкнул Дрейк. – Тогда я должен быть благодарен твоим профессиональным навыкам?

Кейт скорчила гримасу.

– Большинство аналитиков получают степень в университете. А мне просто повезло, что я попала в «Энрайт», когда они открыли отдел по связям с общественностью, – разоткровенничалась она. – Маркус заметил, что я люблю читать и умею добывать интересные факты. Он предложил мне обучение с сохранением рабочего места, если я соглашусь на должность исследователя. Мне это подходило. Я люблю иметь дело с фактами, которые удивляют и интригуют людей.

– Значит, ты должна знать, что, хотя Хемингуэй и Фолкнер указаны в качестве авторов сценария фильма «Иметь и не иметь», многие диалоги были просто импровизацией.

– Это лишь показывает, что и великие авторы не всегда идеальны, – хмыкнула Кейт, испытывая небывалый прилив сил. Последний сотрудник, оставшийся в офисе, выключил компьютер и покинул свой кабинет. Кейт расслабилась. – Зачем ты звонишь, Дрейк?

Возникла короткая пауза. Девушка представила, как писатель улыбается. Нет. Наверняка его губы скривились в самодовольной усмешке.

– Я забыл, как свистеть. Может быть, приедешь и напомнишь мне?

– В Нью-Йорк? – удивилась Кейт. По сведениям «Энрайт медиа», Дрейк Дениэлс находился в Штатах. И хотя перед коллегами Кейт изображала полное безразличие, она не смогла удержаться, чтобы не прочитать колонку светской хроники, освещавшую его турне. В газетах был напечатан также и снимок Дрейка Дениэлса, сделанный в модном клубе. Конечно, в компании разномастных красоток.

– Я в Окленде… в пентхаусе, как и всегда. Кейт закрыла глаза, когда воспоминания о ночи, проведенной там, снова нахлынули на нее…

– И тебе, очевидно, нечем заняться.

– У меня много дел. Просто я хочу побыть в твоей компании. Сегодня я приглашен на вечеринку, думаю, тебе там понравится.

Да! – мысленно возликовала Кейт. Он звонит не для того, чтобы просто переспать со мной по-быстрому!

– А потом мы могли бы вернуться в отель…

Кейт почувствовала, как затвердели соски.

– У тебя есть запись «Иметь и не иметь», угадала? – поинтересовалась девушка.

– Ну… и это, конечно, тоже… – соблазнительно промурлыкал Дрейк. – Хотя, как убежденный традиционалист, я бы посоветовал «Касабланку».

Это точно. Роман, окончившийся для героев достаточно горько, был Дрейку ближе, чем более оптимистический финал «Иметь и не иметь».

– Надеюсь, ты понимаешь, что я не смогу остаться на ночь? Завтра рано вставать на работу, – предупредила Кейт, намеренно проводя определенные границы между ними. Никогда больше она не позволит себе пережить унижение того первого утра. – В конце концов, мы же не хотим строить иллюзии…

– Ты что, злишься на меня, да? Ладно, согласен. Тогда придется мне позаботиться о том, чтобы мы успели все до полуночи, Золушка…

И они успели. Их роман продолжался два года, но оба были так заняты тем, чтобы защитить себя от всяких проявлений чувств, что просто упустили шанс построить нормальные взаимоотношения…

Кейт еще раз взглянула на одинокую мужскую фигуру на крыльце. Это так типично для Дрейка – отгораживаться от остального мира. Он никогда не говорил о своем детстве, если только вскользь. Но ведь где-то в глубине души он тоже способен довериться кому-нибудь.

Сколько бы еще они простояли напротив друг друга – Дрейк на своем пьедестале, гордый и одинокий, а Кейт на песке, олицетворяя собой весь остальной мир, – неизвестно.

Но тут, поддавшись неведомому импульсу, Кейт помахала ему, приветствуя. Дрейк уже собрался ответить ей тем же, когда из дома вышла Мелисса и положила руку на его обнаженное плечо. Он повернулся к ней и, взяв у нее чашку, обнял девушку. Они вместе направились в дом.

По крайней мере они не завтракали в постели, с удовлетворением заключила Кейт, приложив руку к животу, в котором как будто что-то перевернулось.

– Все хорошо, малыш, я не позволю этой ведьме заточить твоего глупого папочку в башню из слоновой кости, – прошептала она.

Зеленый чай, с которым Кейт вышла на пляж, уже остыл. Она вылила его на песок и тут заметила, что происходит с оставленной на веранде тарелкой.

– Эй!

Кейт добежала до дома как раз в тот момент, когда тарелка со звоном разбилась о камень, украшающий небольшой сад.

– Посмотри, что ты наделал! – всплеснула девушка руками.

Большой, несуразный пес смотрел на нее печальными глазами. Это была самая уродливая собака, которую Кейт видела в своей жизни. Она напоминала афганца и королевского пуделя одновременно. Пес пах водорослями и промокшей шерстью.

– Отдай мне это! – Кейт попыталась отнять у собаки ложку. – Черт! – она готова была поклясться, что пес усмехнулся.

Оскалившись, он начал подбирать с земли еду вместе с осколками стекла.

– Не делай этого! Фу! – Девушка оттолкнула собаку и только тут заметила, что у животного только три лапы. – Ах ты, бедняжка, – пожалела ее Кейт, потрепав по загривку.

Девушка подумала было, что собака бездомная, но на ее шее оказался черный ошейник. Собрав стекло с земли, Кейт позвала пса.

– Иди ко мне. Давай-ка посмотрим, чей ты. – Но как только она попыталась взять пса за ошейник, он отскочил, не давая ей этого сделать.

Кейт встала и попробовала твердое «ко мне», но и это не сработало. Наоборот, серое чудовище с громким лаем, от которого девушка даже подскочила, бросилось к дому и стало копать землю у стены. Кейт вспомнила о крысах и поморщилась.

– Не думаю, что ты справишься с ролью наемного крысоубийцы, – пробормотала она.

Но ее трехлапый гость уже утратил интерес к подкопу и, издав громкое «гав», унесся гонять чаек.

6
{"b":"372","o":1}