ЛитМир - Электронная Библиотека

Крокодил тут же стрелой вылетел из жаркого и принял самый горделивый вид, на какой только был способен.

– Кто? Я смешной?! – возмутился он, кружась под потолком. – Клевета! Я прекрасен! Я возвышен и даже возвышенен! Ой!

Произнеся последнее слово, он с лету врезался в стену, ойкнул и шлепнулся на пол.

– Даг! – строго сказал Зикер. – Будешь безобразничать, заставлю жрать одни только помидоры!

– Слижите с меня подливку, – жалобно попросил Даграмант, только тут обнаружив, в каком он виде.

– Ну ты и охамел! – восхитился Арилой. – Делать нам больше нечего – крокодилов облизывать!

– Вы не думайте, – проговорил Тенгере, обращаясь к Курту, – Даг вообще-то воспитанный, просто мы редко водим его в гости. Он немножко растерялся.

Легким мановением руки Зикер избавил Даграманта от последствий пребывания в блюде.

– Сделай милость, посиди тихо, – попросил он его, – мне с нашими хозяевами поговорить надо. Время-то идет.

Даграмант ухватил вкусную косточку и угомонился.

– Я слушаю, – сказал Курт.

Зикер глубоко вздохнул и принялся рассказывать о своих и чужих снах, о пророчествах и подозрениях, о выводах и наблюдениях, о том, что ему удалось и чего не удалось увидеть в магическом шаре.

Когда он закончил, повисла долгая и плотная тишина. Лишь слышалось, как на зубах Даграманта хрустит какая-то особо аппетитная косточка.

– Страшная сказка! – наконец сказал Мур. – Из тех, что невменяемые няньки малым детям перед сном рассказывают. Но мы не дети, Зикер, а ты – не наша нянька, да и до вечера еще далеко! В нашем мире нет силы, способной…

– Что ж, я и сам так думал… – вздохнул Зикер.

– У тебя должны быть весьма серьезные доказательства, – продолжил посох.

– Они есть, – сказал Зикер, – и не только у меня. У любого, кто владеет даром созерцать линии реальности и даст себе труд обратить внимание на некоторые участки.

– Я владею этим искусством, – сообщил посох.

– Признаться, я сильно на это рассчитывал, – кивнул Зикер, доставая из воздуха магический шар, – а Курт может все увидеть через Фэррин Лианрин, – добавил он.

– Приступим, – решил Мур.

Когда все закончилось, посох облегченно вздохнул.

– Как видишь, у меня нет выбора, – сказал ему Зикер. – В этой ситуации белые и черные должны объединиться. Для того чтобы творить зло, нужен мир, в котором можно этим заниматься. Недаром под мою руку из Ордена Черных Башен сбежали практически все Великие Магистры.

– Великие Магистры?! – вскричал Мур. – Они…

– Ожидают неподалеку. Я посчитал, что их присутствие на этом мероприятии будет несколько некорректно, – пояснил Зикер. – Более того, я сейчас уйду и заберу их с собой. Скоро сюда прибудут разведчики и маги Джанхара – мне кажется, что такая встреча была бы несколько… преждевременной. Но всех находящихся здесь, – Курт, я и к тебе тоже обращаюсь! – всех находящихся здесь я прошу принять под свою ответственность и забрать в Джанхар, до моего возвращения. Кроме того, я надеюсь, что Верховный Маг Джанхара получит всю информацию, которой я поделился. Проверить ее он сможет и самостоятельно. Передайте ему, что у нас у всех просто нет выбора. Или мы сообща уничтожим Архимага, или он уничтожит нас.

– Впервые злюсь на шефа! – буркнул Мур. – Вот сейчас он таки не задерживается, он опаздывает!

– Он мудрее, чем тебе кажется, – усмехнулся Зикер. – Просто он так же не готов к встрече со мной, как и я с ним. Он появится, едва я уйду. Вот увидишь. Фарин, где там твоя топталовка? Наливай!

Курт пригубил предложенный ему хрустальный бокал с мутноватой жидкостью, и медленные мягкие сапоги монотонно обрушились на его потрясенную событиями голову.

– Закуси, – заботливо проговорил Фарин, протягивая ему соленый огурец.

– Настоящие волшебные тосты произносят не до, а после выпитого, – тихо и очень серьезно сказал Зикер. – Я произношу: «За победу! И чтоб все остались живы!»

Он поднялся и шагнул к стене.

– Приятного аппетита, – проговорил он, – счастливо оставаться и до скорой встречи! Курт, умоляю, сбереги их всех! Сбереги мою… мою семью. У меня во всем свете больше никого…

Замерцал портал, и Зикер исчез.

– Разбудите меня, кто-нибудь, – жалобно попросил Мур.

– Ты не спишь, – ответил безжалостный Курт.

– Ну тогда – вылечите! – продолжил посох несчастным голосом.

– Ты не болен, – тоном всемогущего Бога поведал Курт.

– Но… так ведь не бывает!!

– Не бывает, – кивнул Фарин. – Выпьешь?

– Наливай! – выдохнул Мур, отращивая рот и руку. – Ух ты! – восхитилась Богиня.

– Ух ты! – выдохнул посох, опуская пустой бокал. – А то! – гордо промолвил Фарин.

В стену негромко постучали. – Войдите! – воскликнул Курт.

В первую минуту ему показалось, что вернулся Зикер. Но только в первую. Этого мага он никогда не видел. Старикашка состоял, казалось, из одних только мозолей, да еще и скрученных в самые невероятные узлы.

– Зикер ушел? – спросил он.

– Только что, – ответил Курт.

– Умен, зараза, – проговорил незнакомый маг, ловким движением скидывая с плеч черный плащ и подходя к столу.

– Шеф! – воскликнул Мур.

Вот так Курт впервые встретился с Верховным Магом Джанхара, Членом Регентского Совета Джанхарской Короны, Великим Магистром и Главой Белого Ордена. Верховного Мага Джанхара звали Йоштре Туйен. Он оказался потрясающей личностью. Если Зикер был парадоксален, притягателен, опасен и временами зловещ, то его главный враг Йоштре был поразительно доброжелательным, искренним и веселым человеком. Он прошелся вдоль стола, со всеми здороваясь, обо всем расспрашивая, во все мгновенно вникая и находя практически в любом событии источники неиссякаемого оптимизма. Он пришел в восторг оттого, что находится в присутствии аж трех Богов одновременно. И оттого, что Курт побывал Богом, – тоже. Он порадовался достижениям Тенгере на поприще управления линиями реальности и восхитился тому, что Черный Маг и Светлая Богиня поженились, считая это залогом весьма недурного будущего. Он подробно расспрашивал Даграманта о его успехах в левитации и даже немного полетал вместе с ним под потолком, попутно отпустив невероятное количество остроумных шуток. Его порадовало, что Курт добыл Вэйэрн Лаанрок, и он дал несколько дельных советов по управлению им. Он выслушал устные отчеты Мура. Сначала срочный – о ронском короле. Потом еще более срочный – то, что передал Зикер. Потом – о гибели прежнего хозяина Мура и о том, как тот был передан Курту. Он внимательно оглядел серебряную монетку и потрясенно покачал головой. И сказал, что всем этим обязательно займется, вот позавтракает со всеми – и займется. Попутно он поведал о тех событиях, что прошли мимо внимания присутствовавших на этом странном завтраке. Он ел, шутил, смеялся, спрашивал, обещал и опять спрашивал.

Посреди еды Курт поймал себя на том, что уже закончил излагать свою биографию. А перед ним это же делал Тенгере.

– Кажется, меня только что весьма качественно допросили, – удивленно проговорил Курт.

– Работа у меня такая, – дружелюбно улыбнулся Йоштре Туйен.

– А я вот ничего рассказывать не буду, – буркнул Даграмант, – и не ждите!

– А ты уже рассказал, – фыркнул Фарин, подливая Верховному Магу топталовки, – про всех своих крокодилиц и всех потомков…

– Я не рассказывал! – обиделся Даграмант. – Я хвастался!

Они сидели, ели, пили, болтали… грядущий Джанхар становился все более и более реальным, а минувшие неприятности чем дальше, тем больше казались тяжелым, но уже рассеявшимся сном.

– Ну вот мы и дома, – мягко сказал Йоштре Туйен, вставая из-за стола, – Добро пожаловать в Джанхар!

– Что?! – потрясенно вымолвил Курт.

– Как?! – ошарашенно выдохнул Тенгере.

– Джанхар! – удивленно воскликнула Богиня.

– Вранье! – возмутился Даграмант.

– Джанхар, – оглядевшись по сторонам, констатировал Арилой.

– Вот за это и выпьем! – подытожил все вышесказанное Фарин.

30
{"b":"374","o":1}