ЛитМир - Электронная Библиотека

Лица всех присутствующих обратились к Линарду, и он начал излагать свой план…

Тихий шорох травы заставил Эруэлла, Винка, Рыжего Хэка и самого Линарда обернуться. Руки их легли на рукояти мечей. Тела напряглись, готовые взорваться яростной атакой. Глядя на них, встрепенулись и остальные, но пришли не враги, просто из очередного разведрейда прибыли братья Данелаи. Разведчики то ли не обманулись наложенной гномом иллюзией, то ли просто раньше заметили настоящий военный совет, чем нарисованный.

– Пираты плывут вверх по реке! – взволнованно сообщили они. – Целая флотилия. Четыре больших корабля и двенадцать малых. И на каждом корабле – наемники. Много.

– В тыл заходят, – прокомментировал Герцог Седой.

– Огорчительное известие, – заметил Линард, – я как раз рассчитывал дать бой и постараться отступить за реку.

– Пиратов нужно уничтожить до начала сражения, – сделал вывод Рыжий Хэк.

– Внедриться к ним и устроить диверсию, – предложил Винк Соленые Пятки.

– Ты мне здесь нужен, – покачал головой Линард.

– Именно я?! – удивился Винк.

– Именно ты, – кивнул Линард, – а потом, ну потопишь ты один корабль, ну два… так ведь не все же.

– Тогда – кто? – спросил Рыжий Хэк. – Командир, может…

Но Верховный Король решительно покачал головой.

– Послушайте, Герцог, – обратился Эруэлл к Герцогу Седому.

– Послушай-ка, Эруэлл, – обратилась королева Шенген к своему мужу, – мне нужно с тобой поговорить. С глазу на глаз.

– Прямо сейчас? – спросил Эруэлл.

– Прямо сейчас, – отрезала Шенген.

– Я прошу прощения у всех присутствующих, – сказал Эруэлл, отходя вслед за широко шагавшей женой.

«Опять скандал будет», – обреченно подумал он.

Походка жены была донельзя сердитой, а спина выглядела обиженной. Эруэлл вздохнул. Анмелеры. Безусловно, для борьбы с пиратами, да еще на воде, лучше всего использовать именно их. И он бы ни на секунду не задумался, если бы… Сражения на воде – их дело. Беда в том, что они составляют большую часть армии. И эта часть нужна здесь. В битве. Как воздух необходима. А может быть – больше, чем воздух. А значит, сражаться с пиратами уйдет очень небольшой отряд. То есть совсем крошечный. И это должны быть самые опытные воины под началом самого лучшего командира. Эруэлл знал, что ему сейчас скажет Шенген. Знал, чего потребует. Более того, он знал, что она права. Вот только легче ему от этого не делалось. Потому-то он и хотел просить Герцога Седого взять на себя заботу о внезапно случившихся пиратах. Небольшая горстка аргельских стрелков могла бы управиться не хуже анмелеров. Или все-таки хуже? Имеет ли он право рисковать, чтобы не рисковать?! Бросить в битву одних, чтобы уберечь других. Другую. Любимую. Он надеялся, что Герцог Седой поймет его. Он верил, что тот справится с поставленной задачей. Вот только Шенген поняла все едва ли не раньше Герцога. И разозлилась. Обиделась. И ведь придется ее отпустить. Одну. Всего лишь с горсткой храбрецов, но без себя, а значит – одну. Всего лишь с горсткой отчаянно храбрых рубак, обожающих свою королеву. Боготворящих ее. Хватит ли у них сил? Справятся ли? Эруэлл не сомневался, что анмелеры управятся с наемниками и пиратами – а вот сумеют ли защитить ее?

Придется отпустить. Отпустить. А самому остаться. В безопасности.

Прикрытому целой армией. Со Щитом Оннера в руке. Проклятие! Если б не этот Щит! Впрочем, даже не будь Щита – Линард его не отпустит. Король, он и есть король. Вот только привыкать к этому тяжко. Тяжко, потому что там, где ты всегда делал шаг вперед, теперь его за тебя делает кто-то другой. Кто-то, готовый умереть ради того, чтобы ты жил.

Шенген резко повернулась, и Эруэлл посмотрел ей в глаза. В глазах стояли слезы, а на губах кипел готовый разразиться шторм.

– Прости, – тихо сказал Эруэлл.

– Ты не сделаешь этого, – так же тихо промолвила Шенген.

Эруэлл вздохнул.

– Ты пошлешь меня с ребятами. Это – наше дело, – продолжила она.

Эруэлл еще раз вздохнул.

– Поцелуй меня перед дорогой, – попросил он.

– Обязательно, – сквозь слезы улыбнулась Шенген, – это же старая морская традиция! Те, кого целуют, – обязательно возвращаются, потому что губы любимых – это лучший спасательный круг!

И Шенген порывисто обняла Эруэлла, прижавшись к нему вся, целиком.

– Прости меня, милый, – шепнула она, целуя его, – ты же сам знаешь… так нужно.

– Удачи, – шепнул Эруэлл в ответ.

– Ровной воды?! – утирая слезы, улыбнулась она.

– Ровной воды! – улыбаясь ответил он старинным анмелерским благопожеланием.

Собирались анмелеры недолго.

Древние руны священного топора на миг вспыхнули багровым светом, когда Шенген вскочила в седло.

– Я сожалею, что не смог оказать вам эту услугу, государь, – тихо проговорил Герцог Седой.

– Быть королем – больно, – грустно усмехнулся Эруэлл.

– Иногда легче умереть, чем поступить правильно, – согласно кивнул Герцог Седой. – Но король не имеет права на многое, что позволено прочим.

Когда маленький отряд анмелеров скрылся за дальним холмом, Эруэлл резко выдохнул, словно выхватывая себя из ножен, и повернулся к ожидающим его воинам.

– Снимай иллюзию, Йолн, – сказал он гному.

– Нужно спешить. Дел по горло, – добавил он остальным.

Главнокомандующий ронской армии, генерал Тхион Ар-Фом, находился в состоянии сильнейшего недоумения и растерянности. Армия, которую ему приказано было уничтожить, была маленькой. То есть совсем крошечной. Он бы такое даже полком назвать постыдился. Надо же – армия! Скажут тоже! Конечно, анмелеры люди суровые и страстные, гвардейцы Рионна дисциплинированны и умны, о храбрости и мастерстве аргельских лучников легенды ходят, а их герцог сам по себе отдельная легенда. Все это так. Но никакие легенды не устоят против разумной стратегии и совершенной тактики. А несколько сотен великих воинов все равно падут под натиском мощной, хорошо вооруженной армии. Так что враги были обречены. К тому же все их гипотетические преимущества сводились на нет наличием в их стане огромной и ни на что не годной армии Арвалирена, короля Лангиари. Этот сумасшедший болван призвал в свое войско всех высокородных дворян от девяти до девяноста лет, да так и явился к своему союзнику Эруэллу. Удивительно, если тот его еще не убил. Вот он, генерал Тхион Ар-Фом, непременно убил бы.

Одним словом, все складывалось как нельзя лучше. Генерал уже провел предварительную разведку, все тщательно взвесил, продумал, выяснил все, что нужно, и собрался было разворачивать свою армию, готовясь к бою, но тут… от самого Архимага – а он поглавней короля будет, это каждому ясно, кто не дурак! – так вот, от самого Архимага, пришел приказ – отступить.

Отступить!

Что? Как? Почему?!! Без ответа. Отступить и все тут. Прямо хоть плачь, честное слово! Генерал Тхион Ар-Фом не стал плакать. Главнокомандующему не положено.

Потом новый приказ. Еще отступить. Опять! Снова! Почему?!! Без ответа.

Отступить. Затаиться, словно мышь в норе, и ждать. Ждать.

Генерал Тхион Ар-Фом надеялся быстро покончить с самозваным «верховным королем» несуществующего Оннера, тем более что, как полагал господин генерал, единственной силой того был некий гасящий магию артефакт – ну так у генерала ведь и нет в войске магов. Ни одного, хвала Богам! Только воины. Что им этот пресловутый Щит Оннера, о котором разве что грудные младенцы по ночам не судачат? Генерал надеялся быстро выиграть этот бой. Выиграть и получить благодарность от короля и Ордена Черных Башен. Но увы, ситуация затягивалась.

Почему? Почему, черт побери, ему не дают возможности покончить с этой горсткой несчастных безумцев?! Почему медлят?!

Генерал слегка опасался, что грядущие жертвы его блестящего военного гения придут в себя и попросту разбегутся. А у него на мундире еще были места, свободные от орденов. Генералу хотелось заполнить их до того, как закончится эта война. В мирное время трудно заслужить сколько-нибудь пристойный орден. Однако приказ есть приказ. А приказ, исходящий от мага, – приказ вдвойне. В этом генерал Тхион Ар-Фом уже убедился. Хорошо этак убедился. И хвала Богам, что на чужой шкуре.

33
{"b":"374","o":1}