1
2
3
...
45
46
47
...
93

– Что вы хотите этим сказать?! – Ярость клокотала в полковнике. Откуда только силы взялись?

– Я не сказать хочу, я хочу представить, – улыбнулся Линард. – Представить вам боевой отряд «Смерть Врагам». Значит так… командир отряда – будущая графиня Агрэтта Илсеке, далее, справа налево, будущий герцог Нитч Илгерен, будущий барон Арнео Куйес, будущая баронесса Элна Комгин, будущий граф Нэрсио Эларт, будущая маркиза Эвиль Сицура…

Линард педантично перечислил всех членов отряда «Смерть Врагам».

– У вас есть еще претензии к их происхождению, господин полковник? – спросил он.

– У меня есть претензии! – прошипел полковник. – Есть, можете не сомневаться! Раз они дворяне – тем хуже для них! Я-то решил, что вы набираете детей простонародья! Они и вели себя, словно омерзительный сброд, подобранный в каком-нибудь притоне! Я не мог вызвать на дуэль какую-нибудь шваль! Я мог лишь взывать к правосудию и требовать справедливости! Но любой дворянин обязан иметь чувство чести! А раз они дворяне – я требую удовлетворения! Я вызываю их всех! Немедленно!

– Сожалею, – без улыбки ответил Эруэлл. – Я не могу этого позволить.

– Но почему?! – взревел полковник.

– Потому что они убьют вас, – ответил Верховный Король, – а я предпочитаю сохранить вам жизнь. Я считаю вас более ценным пленником, чем ваш генерал.

– Тогда я требую правосудия, – набычился полковник.

– Вы получите его, – отозвался Эруэлл. – Дабы наградить отряд «Смерть Врагам» за проявленную доблесть и одновременно покарать его за беспрецедентные зверства по отношению к военнопленному, приказываю: Винку Соленые Пятки и Рыжему Хэку заняться подготовкой из означенных молодых людей профессиональных разведчиков, ответственность за их боевую подготовку возлагаю на Сангу Аланду Линарда.

– И это – наказание?! – возмущенно взвыл полковник. – Это – справедливость?!!

– Это – наказание, – спокойно кивнул Эруэлл. – И награда. И справедливость тоже. Награда, потому что именно об этом они у меня и просили. Справедливость, потому что я решил отмерить им равную с вами порцию неприятностей. А наказание… – Он усмехнулся. – Любой разведчик должен уметь употреблять в пищу мышей, змей, пауков, лягушек и червей и терпеть, когда они по нему ползают. Так что в самое ближайшее время им предстоит пережить все то, что вызвало у вас такой ужас и омерзение. В чем-то им даже хуже. Вы это испытали лишь однажды. Им же я не могу этого пообещать. И безусловно, я не позволю им такую роскошь, как ужас и омерзение.

В отряде «Смерть Врагам» кто-то тихо ахнул.

– Поздно ахать, салаги! – ухмыльнулся Эруэлл. – Будете знать, как полковников в плен брать!

– А есть… червей – это обязательно? – тихо спросила Агрэтта.

– Обязательно, – кивнул Эруэлл.

– А… пауков? – еще тише спросила несчастная девочка.

– Совершенно необходимо, – ответил Эруэлл.

– Ой! – тихо сказала она, но в обморок падать не стала.

– Ой, – согласился Эруэлл. – Строй свой отряд, дуйте в лагерь, вас там накормят чем-нибудь повкуснее лягушек.

У входа в палатку Эруэлла стояли двое караульных. Они вполголоса бурчали, что вот как же им не повезло, стоять на часах на рассвете в такую проклятую рань. И чего только Его Величеству не спится? Вот же вскочил ни свет ни заря, бродит там, в своей палатке. Переживает, видать, бедолага, что королевы все нет. Да уж, долгонько они чего-то там задерживаются. Ну да ничего, авось обойдется. Анмелеры не такие люди, чтоб погибать из-за каких-то там пиратов.

Караульные крутили в руках великолепные ронские ножи. Когда битва завершилась, так и не успев начаться, и доблестная ронская армия, теряя доспехи, умчалась неведомо куда, ребята Фанджура Байета мигом поснимали ненавистную вражескую одежду – а вот ножи понравились. Хорошие ножи. Длинные, широкие, из великолепной стали, удобная, ладно ложащаяся в ладонь рукоять… словом, замечательные ножи.

Медленно и словно бы неохотно встающее солнце рыжим языком лизнуло клинок.

– Нет, определенно наши кинжалы похуже будут, – сказал Крин Дайрин своему напарнику Ифару Риттелу.

– И не говори, – кивнул тот. – Этим при случае даже меч отбить можно. Я бы точно смог.

– Это смотря какой удар, – заметил Крин Дайрин. – И кто наносит.

– Кто бы спорил, – пожал плечами Ифар Рит-тел, – Если Дед вдарит, так тебя даже каменная стена не спасет.

«Дедом», с легкой руки Керано, за глаза называли Линарда, называла уже добрая половина армий, и было похоже, что это прозвание укрепится за ним окончательно.

– Странная какая-то тень, – пробормотал Крин Дайрин. – Эй, Ифар…

Тень коротко и без замаха влепила ему в глаз, и шагнула на свет.

– Тревога! – заорал Ифар Риттел, выхватывая меч. – Тревога!

Так, как учили. Мгновенно выхватил. Ударил… В пустоту. И пустота вырвала меч, швырнув его прочь. Восходящее солнце на миг сверкнуло на его безукоризненной глади, а потом он, звякнув, упал. Пустота шагнула в сторону, на миг превращаясь в человеческую фигуру. Ифар Риттел ударил ее ронским ножом. Ударил, вкладывая в удар всю силу и всю скорость, на какую только был способен. Он уже понял, что противник, доставшийся ему, по силам разве что Деду, Герцогу или самому королю Эруэллу. Он и не надеялся победить. Он всего лишь хотел дать королю еще немного времени. Даже самый великий воин может оказаться не готов к поединку. Ронский нож молнией устремился туда, где уже смутно белела подставленная противником ладонь. Удар! Ифару Риттелу показалось, что он достиг своей цели. На какой-то миг ему действительно так показалось. А потом враг крутанул перехваченный за лезвие нож с такой страшной силой, что чуть не переломал ему кисть. Нож последовал за мечом. А в следующий миг Ифар Риттел и сам совершил полет. – Тревога! – еще раз проорал он, пролетая над палаткой Эруэлла, когда неведомый враг, ухватив его за шиворот, без видимых усилий перебросил его через нее.

Попытавшийся напасть со спины Крин Дайрин последовал за ним.

– На помощь! – заорали караульные уже в два голоса.

Проснувшийся лагерь бурлил. К палатке Эруэлла со всех сторон бежали люди. Но раньше, откинув полог, из палатки выскочил сам Эруэлл, с мечом в руке. Стремительным вихрем метнулся он в сторону, по широкой дуге обходя то, что в движении казалось более чем человеком. Занося меч для решительного удара, Эруэлл вдруг споткнулся, его качнуло в сторону, он упал. Падая, он уронил меч в сердце врага. Но человек, так похожий на тень – или же, быть может, тень, так похожая на человека? – остановил неумолимый смертоносный удар. Голыми руками остановил. Эруэлл вскочил, пытаясь разглядеть противника.

– Запаздываешь, Зяблик, – сказал ему тот, – и память тебя подводит. Я же говорил тебе, что этим приемом можно убить любого… кроме меня.

– Учитель… – ошарашенно выдохнул Эруэлл.

– Я пришел проговорить, – промолвил человек-тень. – Было бы неплохо, если бы ты успокоил своих воинов и пригласил меня в палатку. Кстати, у тебя скверные часовые, да и сам хорош, кто ж по тревоге выскакивает через вход? Я бы мог поставить там вертел, и ты бы сам на него нанизался. Отличное вышло бы жаркое из Верховного Короля, ты не находишь?

– Но…

– Я пришел без оружия, – добавил человек-тень. – И мне действительно нужен этот разговор.

– Заходите, Учитель. Я сейчас распоряжусь, – пробормотал Эруэлл. Человек-тень нырнул в палатку, а Эруэлла едва не сбили с ног его верные соратники.

– Командир! – вскричал Рыжий Хэк.

– Ну?! – яростно выдохнул Линард.

– Ждите меня здесь, – коротко приказал Эруэлл.

– Ты не пойдешь туда один! – возвысил голос Линард.

– Я – король, – мягко напомнил Эруэлл.

– У королей существуют не только права, но и обязанности, – ехидно заметил Линард.

– Верно, – кивнул Эруэлл. – И одна из них – долг перед Учителем.

– Вообще-то король, в первую голову, должен заботиться о своих подданных, – неуверенно заявил Линард. – А для этого он должен оставаться живым.

– Можно ли доверять многих тому, кто не в состоянии позаботиться об одном? – ответил Эруэлл. – Может ли быть королем тот, в ком нет благодарности и почтения? Мой Учитель пришел поговорить. Просто. Поговорить. Да, он – ронский разведчик. Но ведь и я в прошлом – ронский разведчик. И разве я здесь один такой?!

46
{"b":"374","o":1}