ЛитМир - Электронная Библиотека

Девушка решительно развернулась и шагнула в фонтан.

Миг – и ее фигурка растаяла. Фонтан булькнул и иссяк.

– Вот, – сказал Мур, – все и решилось. Теперь тебе не на что больше пялиться. Можно заняться делом.

– Я приношу глубочайшие извинения за невольный инцидент, – торопливо проговорил Йоштре Туйен, – а также за то, что вынужден столь поспешно откланяться… но я должен пойти за ней. Девчонка может наделать глупостей. Я загляну вечером, попозже. И завтра с утра, перед выходом…

Он поклонился и исчез.

– Замечательное дело! – воскликнул Мур. – Есть шанс основательно прославиться!

– Посмертно! – ядовито вставил Курт.

– С тобой это уже столько раз случалось, – фыркнул Мур. – Мог бы и привыкнуть.

Если бы у посоха был рот, его бы уже растягивала ехидная кривая улыбка. Хвала Богам, рты у посохов не предусмотрены мудрой природой, иначе они только бы тем и занимались, что языки показывали. Впрочем, они ведь и сами по себе – языки, а разве язык может показать язык?

Курт приструнил разгулявшиеся мысли и посмотрел на пересохший фонтан. Тот вдруг чихнул, всхлипнул, плюнул водой, прокашлялся и вновь забил, как прежде. Только теперь в нем чего-то не хватало.

Или… кого-то?

– Итак, господа, вы только что имели честь убедиться на собственном опыте, что ваша техника ведения боя никуда не годится, – наставительно заметил Линард очередной сотне здоровенных ополченцев. – Мужество, ярость, ненависть – отличные качества, но чтоб победить врага, еще и умение надобно.

Ополченцы смущенно хмыкали, переминались с ноги на ногу и, бранясь вполголоса, потирали ушибленные места. Этот кошмарный старик, их инструктор, сначала вручил им боевое оружие, а потом повелел защищаться – и отколотил их всех штакетиной, отодранной от забора. Стыд какой! Они молодые, здоровые, многие из городской стражи, из охраны купеческих обозов, кое-кто и сам послужил в солдатах, а вот – на ж тебе! Сотней с одним стариком не управились! Только сами чуть друг друга не перекалечили. И что тут скажешь? Старикан уж больно прыткий попался. И ведь отлупил, как маленьких. Фу, как стыдно!

– Ну что, будем учиться? – спрашивает Линард. – А то ведь Его Величеству воины нужны, а не детский сад!

– Будем… – слышится нестройный ответ.

Обидно-то как! Ведь каждый второй, включая каждого первого, считал себя парнем не промах!

– Не слышу! – хмурится Линард. – Что – не обедали сегодня?! А ну, отвечать как следует! Будем учиться?!

– Будем! – вразвалку орет строй.

– Уже лучше, – кивает Линард. – Начнем с простейших движений…

Парии усердно пыхтят, потеют, но дело движется медленно. Сплошь и рядом оказывается, что могучие мышцы не только не помогают, но даже вредят делу. А три-четыре так старательно разученных в свое время «смертельных» удара не позволяют как следует освоить действительно важный комплекс. Но парни не оставляют стараний. Они пришли из разных мест, у них разные судьбы, некоторые даже и разбойниками побывали, но всех их объединяет ненависть к магам-захватчикам, – а раз у этих земель теперь появился король-защитник и всех способных держать оружие зовет под свое знамя, так неужели они останутся в стороне? Многие натерпелись от магов и их наемников. Многим охота поквитаться. Вот почему, потея от усилий, краснея с натуги и бледнея от боли, парни раз за разом повторяют диковинные упражнения, которые показывает неугомонный и вредный старикан, то и дело сочиняющий какое-нибудь новое мучение.

Линард оглядел трудолюбиво пыхтящих учеников.

– Мастеров не выйдет, но рубить будут, – сам себе под нос бормотнул он, прислушиваясь к звукам, доносящимся из соседнего двора. Там царил звонкий голос Керано.

– Расслабьтесь, – услышал Линард. – Ты и ты… мечи не задирать. Не дрова колоть собрались. Вот так и держите… А ты не горбись. И плечи расслабь. Умница. Кто там небо головой подпирает? Оно не упадет. Честное слово. Можешь мне поверить, я проверял. Так. Хорошо стоим. Ноги не напрягать… начали!

Линард только головой покачал. А ведь еще совсем недавно… еще совсем недавно он говорил Керано те же самые слова. А теперь Керано повторяет их другим, имея на то полное право. Чудеса, да и только! Нет, все-таки эта его на ходу сочиненная фехтовальная школа чудо как хороша! Просто восхитительна! И как это его угораздило?

– Шаг левой. Удар. Стоп. Шаг левой. Удар. Стоп… – командовал Керано.

Линард перевел взгляд на своих, старательно пыхтящих новобранцев, потом на городскую башню, где уже целую неделю трепетал на ветру гордый и прекрасный стяг королевства Оннер: Облачный Всадник, скачущий на помощь.

Армия Эруэлла за последнее время сильно продвинулась вперед и, пройдя практически без боя три крупных города, обосновалась в четвертом. Сопротивления они почти не встретили. Небольшие регулярные отряды ронской армии, оставленные в городах в качестве комендантских подразделений, тут же переходили на сторону Эруэлла, едва уверившись, что Его Величество король Шедд действительно присягнул Верховному Королю – а значит, сражаясь с Эруэллом, они обнажают оружие против собственного монарха. Наемники и маги просто бежали. Первые – на всякий случай, вторые – потому что их магия не действовала. К Эруэллу же, напротив, то и дело прибывали люди, готовые сражаться с магами-захватчиками.

Вскоре их стало до того много, что пришлось всерьез заняться их обучением. Иначе в решающем бою толку от таких бойцов будет немного. А ведь именно они, эти пыхтящие от усердия, краснеющие с натуги и бледнеющие от боли парни, именно они и являются, сами того не зная, первым настоящим воинством Оннерского Королевства. Впрочем, настоящим воинством им еще только предстоит стать. Но если все это сбудется, именно они смогут сказать о себе: «Мы – армия Оннера!»

Воины Рионна, Анмелена и Аргелла – отличные союзники. Честные, преданные, стойкие – кто спорит?! Но нельзя же быть захребетником, нельзя вечно выезжать на плечах союзников, народ, который ничего не сделал для своей свободы, недостоин этой свободы. Оннеру, как и любому другому королевству, нужны свои воины, своя армия. И основу этой армии должны составлять люди, рожденные и живущие на территориях, некогда принадлежавших Оннеру. Коренные Оннерцы. Они пришли к своему королю, еще не зная, что он их король. Они пришли к тому, кто вступил в схватку с ненавистными магами и сумел одержать победу. Они пришли, чтобы сражаться. И пусть никто из них сейчас ничего толком не знает про Оннер – когда они с победой вернутся домой, они будут знать имя своего короля и название своего королевства. И древний стяг Оннера, стяг с фигурой Хранителя и Защитника, вновь засияет на древних башнях Канхагета…

Но что бы все это сбылось, они должны сражаться, как следует. У Ордена Черных Башен достаточно сил и без ронских армий. Орден Черных Башен – страшный противник. Вот почему пыхтят и стонут будущие оннерские воины. Им ведь не только обучаться, им еще и других учить. А чтоб хоть кого-нибудь научить хотя бы сносно, самому нужно уметь просто замечательно. А значит – никакой пощады! От врага ее потом не выпросишь.

– Шевелись! – покрикивает Линард. – А ты, напротив, расслабься… присел – ударил… присел – ударил… не напрягай руки… просто держись за меч, и пусть он сам тебя несет… присел – ударил… «неопытный воин роняет меч»… приготовились, начали!

Никакой пощады. Никому. Да тут ее никто и не просит. Никаких деревянных мечей. Стальные. Нет времени обучать красотам и тонкостям высокого искусства. Здесь учат убивать. Красотам будут обучаться оставшиеся в живых после всех сражений. Победившие. Только ремесло. Только практика. Только боевое оружие. Сюда никого не гнали насильно. Здесь никто никого не держит. И здесь ни у кого нет лишнего времени. Потому что Архимаг не дремлет. Потому что, может быть, завтра – бой. Линард знал, что многие из его учеников, не довольствуясь дневными тренировками, самостоятельно занимаются по ночам. «Лягушка съела луну».

«Поросенок плюхнулся в лужу». «Черепаха учится летать». До той сотни, что сейчас натужно пыхтит перед ним, еще не дошла вся важность того, что с ними происходит… ничего, еще дойдет. Лишь бы хватило времени.

55
{"b":"374","o":1}