1
2
3
...
61
62
63
...
93

– От кого обоз, говорю? – ухмыльнулся Линард.

– От короля Дармана, – ответил тот. – Союзнический долг и все такое. Воинских подкреплений покуда нет, зато есть, чем подкрепиться!

– Что ж, пойдем посмотрим, – проговорил Эруэлл и встал.

Обоз находился на окраине города. Его охраняли двое здоровенных синебородых дядек. Мага, наверное. Кто ж еще синей-то бородой щеголять станет?

– Кто здесь у вас король? – поинтересовался один из них.

– Я король, – ответил Эруэлл.

– Еда и деньги по описи, – важно заявил второй обладатель синей бороды и ткнул Эруэллу в нос здоровенный пергамент. – Прошу удостовериться и принять пересчетом, согласно врученной вам информации.

– Винк! Хэк! Ко мне! – приказал Эруэлл.

– Есть, командир! – ответили разведчики, принимая пергамент.

– Четверть тех денег, что доставлены, – наши, согласно уговору, – сообщил первый бородач. – Там указано. В бумаге. Магическая доставка товара. Высокая степень сложности плюс личный риск. Пусть ваш человек отсчитает четвертую часть всех денег.

– Сделаем, – кивнул Эруэлл. – Хэк, проверь, есть ли такая запись.

– Есть, командир, – отозвался Хэк, – отсчитать?

– Давай. Да прихвати с собой кого в помощь, – распорядился Эруэлл.

Спустя полчаса деньги были отсчитаны. Один из бородачей наклонился над ними, выпучив глаза и быстро шевеля губами.

– Э-э-э, нет! – мгновение спустя воскликнул он. – Так не пойдет! Зачем обман делаешь?!

Он повернулся к Эруэллу, возмущенно уперев руки в бока.

– Твои люди плохо считали! В следующий раз пусть считают лучше! – возмущенно сообщил он, тряся синей бородой, после чего взял монету из отложенной для них кучи и швырнул обратно.

– Нам лишнего не надо! – сердито объявил он. – Только заработанное! Вот.

– Да! Мы берем дорого! Но… работаем честно, – добавил другой, после чего он посмотрел на отсчитанные деньги и подмигнул.

Деньги исчезли.

– Прощайте! – в два голоса произнесли бородачи и пропали.

– Вот с кем банки грабить надо, – пораженно выдохнул кто-то. – Подмигнул – и готово!

– Маги, – проговорил Герцог Седой, – то-то они обоз лишь на окраину города доставили. Ближе их Щит Оннера не пустил.

– Курт, у меня нехорошие предчувствия относительно содержимого твоего дорожного мешка! – взволнованно сообщил посох.

– Вот как?! Только предчувствия? – горько усмехнулся Курт. – Ну так я тебя обскакал, Мур. У меня – уверенность. Нехорошая. Очень. Думаю, там не меньше пяти банок с «мочой маленького больного поросенка». И прочая устаревшая рухлядь, которую мы разглядывали. Судя по тому, как ломит мою спину, ваш «музей разведки» лишился многих бесценных экспонатов. Зато мы с тобой их приобрели. И дернул же меня черт задавать разные дурацкие вопросы! Сидел бы себе да молчал!

– Это настолько не в твоей натуре, что было бы трудно надеяться на столь очевидное чудо, – усмехнулся посох. – Скидывай мешок! Смотреть будем. И не напрягайся так. Во всем арсенале нет ни одной штуки, которая могла бы самостоятельно и без приказа прыгнуть на тебя из мешка.

– Будем считать, что это меня утешает! – фыркнул Курт.

Он развязал мешок – и невероятное количество разнообразных предметов фонтаном ударило во все стороны. Во мгновение ока Курт был сбит с ног и засыпан историческими реликвиями джанхарских разведчиков.

– Кошмар! – простонал он, ползком выбираясь из-под груды склянок, баночек, ящичков и коробок. – Мур, где ты?

– Я тут, – глухо донеслось из-под наваленного рядом не-понять-чего.

Яркое солнце плясало на груде разноцветного стекла, во все стороны бросая сотни переливчатых радуг.

– Кошмар! – еще раз с чувством сказал Курт, приступая к археологическим раскопкам.

– Теперь-то я знаю, что значит быть погребенным историей, – пропыхтел вытащенный наконец Мур. – Нет, но какой размах!

– Это все она? – угрюмо поинтересовался Курт.

– Это все она. – вздохнул посох. – Несносная девчонка. Пробралась все-таки. Отомстила нам напоследок.

– И что нам теперь делать со всей этой рухлядью? – полюбопытствовал Курт. – Мне бы не хотелось тащить это с собой.

– Ты представляешь, что станется с тем несчастным, который найдет все это и сдуру захочет полюбопытствовать, что же там такое внутри? – спросил Мур.

– Нет, – честно ответил Курт, – не представляю.

– Я тоже, – поведал Мур. – Мы не имеем права оставлять это здесь.

– Значит, ты хочешь, чтоб я тащил весь этот ужас с собой, – обреченно вздохнул Курт. – И совершил предписанный мне героический подвиг, навьюченный, как вол. Погрузил на себя весь этот мусор, бодренько этак протопал весь этот, между прочим, немаленький, путь, а потом со всем этим скарбом на плечах быстренько прикончил триста боевых магов и сколько-то там Великих Магистров. После сего грандиозного подвига мне останется просто засыпать этот самый пресловутый ужасный обоз всем этим чертовым барахлом, после чего он несомненно и немедленно самоуничтожится. А я соответственно могу, насвистывая, отправляться к Великому Магистру Йоштре получать законное вознаграждение. Так, что ли?

– Вот видишь, – умильно вздохнул посох, – ты совсем не так плохо соображаешь, когда постараешься. Твой план идеален. Выполни его в точности – и тут же заработаешь повышение по службе.

– Скорей уж понижение. – фыркнул Курт. – Конечно, если этим самым черным магам вообще придет в голову закапывать то, что от меня останется.

– И не надейся, – усмехнулся Мур. – Они такими пустяками не занимаются.

– Вот-вот, – кивнул Курт. – Именно об этом я и подумал.

– И все же нельзя это здесь бросать, – решительно объявил Мур. – Ты можешь оставить все это у любого джанхарского агента. По дороге будет немало тайных мест для встречи. Оставишь в ближайшем. На карте, что дал тебе Йоштре, они отмечены. Заодно отправим послание о том, что произошло. Пусть этой нахалке достанется как следует!

– Ей достанется, как же, – буркнул Курт.

– Ничего, я тебя научу заклятию для уменьшения объема, – утешительным тоном пообещал Мур.

– Ты лучше научи меня заклятию уменьшения веса, – огрызнулся Курт, начиная собирать разбросанные в траве склянки с «сомнительными существами». – Что я тебе – тролль, чтоб тащить такое?!

– Отлично, – согласился Мур. – Сейчас и приступим. А то, неровен час, забредет сюда кто-нибудь.

– Эти жуки несъедобны, – решительно объявила Агрэтта, – и гусеницы – тоже. А вот черви…

Она ухватила червяка и мужественно засунула его себе в рот.

– Черви вполне съедобны. – сообщила она.

– Умница, – похвалил Винк Соленые Пятки, – Этими жуками и гусеницами действительно можно отравиться, а черви и в самом деле съедобны. Кстати, может сообразишь нам салатик из корешков? В качестве закуски. Ну-ка, быстренько подумай, какие травки здесь годятся в пищу? Неделю назад я вам показывал.

– Ну разумеется, я помню, – отозвалась Агрэтта, сноровисто отыскивая необходимые травки. – Вот «заячий нос», корень медвянки и листья «день-ночи».

– Отлично, – еще раз похвалил Винк Соленые Пятки. – Что ж, значит, здесь и поужинаем.

– А может, все-таки вылезем из этой грязи? – робко поинтересовался кто-то из ребят.

– Я тебе вылезу, чистюля! – прикрикнула на него Агрэтта. – Замечательная грязь. Очень даже отличная. А ну-ка, брысь сюда все, а то у меня черви разбегаются!

– Пожалуй, я тоже к вам присоединюсь, – промолвил Винк Соленые Пятки, наклоняясь к Агрэтте.

И вдруг нанес резкий, неожиданный удар неведомо откуда появившимся в руке кинжалом.

Агрэтта мгновенно блокировала удар и с маху швырнула червей Винку в лицо.

– Стоп! – тут же скомандовал он. – Потрясающе, девушка! С тобой я бы хоть завтра в разведку пошел. Высший класс. А теперь лови своих червей, пока не разбежались.

– Для тебя стараюсь, любимый, – исподлобья глядя на разведчика, вдруг отозвалась девочка. – Мне ведь уже четырнадцать. Вот закончится война, я за тебя замуж выйду.

62
{"b":"374","o":1}