ЛитМир - Электронная Библиотека

– Слушаюсь, – поклонился генерал, прикрывая глаза.

Магический посох в его руках замерцал радужными переливами, на миг ослепительно вспыхнул и погас. Послание было передано.

– Готово! – еще раз поклонился генерал.

– Что ж, вот и отлично, – кивнул Йоштре Туйен. – Еще новости?

– Никаких, Ваша Милость, – отозвался генерал.

– В таком случае я вас больше не задерживаю, – сообщил Великий Магистр. – Можете быть свободны.

– Благодарю, Ваша Милость! Прошу прощения у Вашего Величества! – генерал отвесил еще несколько поклонов и удалился.

Нарисованный оранжевый крокодильчик соскочил с географической карты и вприпрыжку понесся следом. В последний миг – Генерал уже закрывал дверь – крокодильчик успел юркнуть в его штанину. За закрывшейся дверью послышался испуганный вопль и громкие неразборчивые проклятия, сменившиеся тихим, но вполне разборчивым смехом. Потом все стихло.

– Хулиганишь?! – грозно вопросил Йоштре, оборачиваясь к малолетнему королю.

– Никак нет! – ехидно улыбнулся тот. – Разве ж это хулиганство? Вот когда я тронный зал наизнанку вывернул… тогда да. А это… какое же это хулиганство? Мне просто интересно было, боятся генералы крокодилов или нет? Оказалось – боятся.

– Нарисованных да еще оранжевых – конечно, боятся, – на полном серьезе ответил Йоштре Туйен. – Но однако же вернемся к географии. Итак, к северу от Джанхара…

В дверь опять постучали.

– Войдите! – рассердился Йоштре.

Маленький король Йоррелл хихикнул и достал зеленый карандаш. Вошедший споткнулся о порог и чуть не упал. Он был в мятом плаще мага, его волосы были растрепаны, а глаза сияли. В руках он держал «голубую стрелу».

– Что тебе нужно, Рэн? – сердито начал Великий Магистр и осекся. Он разглядел непредставимую, невозможную ношу в руках молодого мага.

– Рэн… – выдохнул он. – Откуда ты это…

– Я победил ее, учитель! – выпалил юноша. – Это так просто! Странно, что никто раньше…

– Ты был на линии фронта?! – перебил его Йоштре.

– Был, – кивнул Рэн. – Потом меня отругаешь, ладно? Я победил ее! Победил! Смотри…

Он пробормотал несколько слов и «голубая стрела» начала гаснуть. Вскоре ее не стало совсем. Рэн опустил руки.

– Это так просто, – удивленно повторил он.

– Рэн… – выдохнул старый маг. – Рэн…

И вдруг порывисто обнял своего ученика. И разрыдался.

– Учитель, – чуть смущенно пробормотал тот. – Учитель… не надо!

– Надо! – жарко выдохнул Йоштре. – Надо! Ты же спас нас всех. Никто больше не умрет от этой мерзости! Никто… а плачу я о тех, которые могли бы жить… да вот не успели… не дожили до жизни… А теперь – все! Джанхар вновь развернет свои боевые знамена! Благодаря тебе, Рэн!

– Я так понял, географии сегодня не будет? – с надеждой поинтересовался маленький король.

– К черту географию! – радостно заорал Йоштре. – Вина и вестников!

– Слушаю и повинуюсь, Ваше Величество! – хихикнул маленький король, вскакивая. – Вина и вестников к Великому Магистру! – проорал он, высунувшись за дверь.

Голос его, магически усиленный, сотряс замок до основания. Великий Магистр лишь головой покачал.

– А можно мне теперь зеленого тигра нарисовать? – поинтересовался король.

– Нужно, – кивнул Йоштре. – А еще фиолетового слона и желтого бегемота.

Король Йоррелл рассмеялся и покачал головой – совсем как Великий Магистр.

– А ты, Рэн, – Йоштре вновь обернулся к ученику, – передашь свой способ вестникам. Они немедля отправятся к войскам!

– Все, Мур, – выдохнул Курт, – Осназ там или не Осназ, а мне нужно отдохнуть и поесть. А то я и без помощи Осназа ноги протяну.

– Нужно так нужно, – отозвался посох. – Под той горушкой, что справа, кажется, есть вполне удобное место. С дороги не слишком заметное, опять же – тень над головой. В самый раз будет.

Упомянутое место с дороги не было заметно вообще, поэтому Курт мог с чистой совестью плюхнуться в густую траву и со стоном вытянуть усталые ноги.

– Ковер-самолет хочу! – пожаловался он в равнодушное пространство. – Или хотя бы ослика…

– Ковер-самолет, – авторитетно заявил Мур, – тебе не положен по той же самой причине, что и портал. Нельзя обнаруживать себя как мага. А что касается осла… посмотрись в ближайшую лужу и не морочь мне набалдашник!

– Ну так ведь с кем поведешься, – сладенько согласился Курт.

– Хамишь, – удовлетворенно заключил посох. – Хамишь, значит, уже отдышался.

– Ага… – обреченно простонал Курт.

– Тогда почему я слышу всякие глупости, а не осмысленные вопросы? – возмутился Мур. – Почему ты не спрашиваешь ни о проваленной явке, ни о магах Осназа?

– А потому, – ухмыльнулся Курт, – что у меня есть такой замечательный дорожный товарищ, как ты. Сам за меня спросишь, сам же и ответишь. Меня скорей другой вопрос интересует: то, что мы утворили в воротах, – это, по-твоему, не обнаружение?

– Ни в коем случае! – самодовольно заявил Мур. – У тебя и в самом деле замечательный дорожный товарищ. И нечего тут хихикать. Пока ты стоял в этих самых воротах дурак дураком и любовался, как раскатываются твои причиндалы, я сумел навести морок на случившегося поблизости мага Осназа. Он теперь уверен, что это его рук дело. Заклинанием не туда плюнул. С каждым бывает. Вот так-то! И я требую за это заслуженной благодарности и всемерного уважения.

– Да хоть всемирного! – выдохнул потрясенный Курт. – Вот разбогатею – воткну тебе в набалдашник самый большой алмаз, какой только найду! Пускай завидуют!

– Только попробуй! – возмутился Мур. – Я тебе самому тогда в набалдашник воткну!

– Была бы честь предложена, – развел руками Курт. – Но раз уж ты такой хороший товарищ, может объяснишь, на кой ляд Осназу вздумалось здесь шарить? И как они про эту явку-то узнали?

– Как это на кой? – удивился Мур. – Нас ищут, кого же еще!

– Нас?!

– То есть не совсем, конечно, нас, а тех, кто придет громить их драгоценный обоз, – пояснил Мур. – Ну или тех, кто может помешать его продвижению. Архимаг спешит разделаться с Джанхаром, чтоб все силы обрушить на Оннер.

– Стало быть, обоз уже неподалеку? – спросил Курт.

– Не так близко, как тебе хочется, – отозвался посох, – но и не так далеко, как кажется. А явку прихватили случайно. Там тоже не дураки сидели. Все, как один, сумели уйти. Так что теперь Осназ разбушевался вдвойне.

– Это значит, что я должен кушать и отдыхать очень-очень быстро? – спросил Курт.

– Да нет, отчего же? – успокоил его Мур. – Мало ли бродяг при дорогах шляется? Правильно тебя Затылок посылал. Ты ведь пока не работаешь, твоя магия почти что и не видна. Но все-таки поторапливайся. На всякий случай. Сам ведь говорил, что голодный.

– Ох! – взвыл Курт. – Пока ты не напомнил, я вроде как бы и позабыл, а стоило тебе сказать, так в желудке словно напильники пляшут.

Он развязал мешок и, порывшись среди густо уложенного невероятного содержимого, достал мешочек с одноразовыми скатертями-самобранками. Вытряхнул одну на ладонь и поспешно начал разворачивать.

Первым из самобранки вылетел девичий смешок, серебристый и задорный.

– Заворачивай! – в ужасе заорал Мур.

Но было поздно. Единожды начав разворачивать скатерть-самобранку, прервать этот процесс не может даже маг. Несмотря на судорожные усилия Курта, скатерть упрямо продолжала разворачиваться, и результат был налицо – в самом прямом и непосредственном смысле этого слова.

Обед обычно не прыгает едоку в физиономию. Но обеда там больше и не было. А вот лягушки прыгают. Не всегда, конечно, в физиономию, но это уж как кому повезет… Другое дело, что таких громадных лягушек в природе не бывает. Так то – в природе. А вот если лягушка, завернутая в бумажку, со скуки слопала крохотный, размером с комарика, обед, то когда скатерть развернется, с лягушкой сделается именно то, что должно было сделаться с обедом.

На лицо Курта плюхнулось нечто зеленое, мокрое, холодное, противное и вдобавок неприлично огромное. Курт от ужаса подскочил с диким воплем. Подскочил так высоко, что голова его показалась из-за горушки, и если бы по дороге в этот момент проходил маг Осназа, Курт имел бы крупные неприятности. К счастью, дорога была немагоопасна.

68
{"b":"374","o":1}