1
2
3
...
69
70
71
...
93

Красавица Аглария со злостью пнула труп убиенного ею Осназовца.

– Будешь пинаться – укушу, – открыв один глаз пообещал труп.

– А я тебе тогда моргалки выколю! – злобно проговорила прекрасная Верлифлена.

– А я тебе во сне приснюсь! – пригрозил труп.

– Будешь выпендриваться, я тебе сама приснюсь! – огрызнулась восхитительная Энерли.

Труп содрогнулся от ужаса.

– Ты ведь умер? – поинтересовалась обольстительная Атар.

– Умер, – честно ответил труп.

– Вот и лежи себе тихонько, – посоветовала обворожительная Эйет. – Не мешай мне бушевать и бесчинствовать.

Труп хмыкнул задумчиво.

– Твое дело молчать, вонять и разлагаться, – разъяснила умопомрачительная Эль.

Труп понял, что ничего другого ему не остается, и поспешил выполнить приказ. Ах, это был не приказ, а всего лишь дружеский совет юной девушки? Вам бы таких друзей, такие советы и таких девушек!

Внучка Великого Магистра Йоштре сморщила очаровательный носик, еще миг полюбовалась на дело рук своих… а потом в руках ее появилась скакалка, прыгнув через которую она исчезла.

Это был не сон. Это был труп сна, прокравшийся в явь тонкой тропкой ужаса.

– Скоро… ох, скоро, – вздохнул Зикер, очнувшись от кошмарных видений, которые даже ему вспоминать не хотелось.

Над лагерем армии Эруэлла уже занималась заря. Проснувшиеся воины приступили к своим воинским делам, на которые Зикер мог любоваться из окна своей Черной Башни. Все уже привыкли к тому, что странный черный маг, предложивший Оннеру союз против Архимага и Ордена Черных Башен, каждый вечер достает из кармана свою Башню, в которой и предпочитает ночевать, жалуясь на сырость палаток, а утром, выходя из Башни, вновь прячет ее в карман. Так что Зикер вполне мог любоваться воинами Оннерского Союза, была бы охота. Но сегодня охоты не было. Видения из сна не отпускали старого мага.

«Быть беде!» – бормотали тревожные спутанные мысли, и он не знал, на что решиться.

Архимаг не любил, когда прерывают его размышления. Уже хотя бы потому, что размышления случались с ним не слишком часто. На сей раз его размышления были особенно важны. Он раздумывал, сколько мух за один раз ему удастся раздавить, если он отрастит себе дюжину рук и на каждой дюжину пальцев. Такие размышления требовали невероятно глубокой сосредоточенности и даже некоторого самопогружения. Потому что таблицы умножения Архимаг не знал. В конце концов, давить мух – единственное, чему он научился самостоятельно, что он придумал сам, без посторонней помощи. Так что об этом стоило как следует поразмыслить. Особенно когда удавалось.

На сей раз его утонченные размышления были грубо прерваны в самой наивысочайшей их точке. И ладно бы это был Голос Чаши! От него хоть какая-то польза. Нет. Где уж там! Это был маг. От магов, как известно, никакой пользы, кроме вреда, не бывает. Какой-то занюханный Старший Магистр! И чего он лезет? Да еще так нагло? Нет бы, как все, в дверь постучать – портал соорудил! Прямо в кабинет Его Милости господина Архимага! Да что он себе позволяет, щенок?!

Архимаг вскочил, и клочья портала осыпались с перепуганного Старшего Магистра Ордена Черных Башен. Старший Магистр и сам осыпался бы точно такими же клочьями, но Архимаг удержал его сущность.

– Что тебе нужно, паршивец?! – грозно рявкнул он. – Как посмел ты покой мой тревожить?!

– Смилуйтесь, господин Архимаг! – Старший Магистр рухнул на колени. – Я… вестник…

– Вот как?! – чуть менее грозно проговорил Архимаг. – Ну так выкладывай свои вести и убирайся.

– Слушаюсь, Ваша Милость, – пролепетал Старший Магистр. – Выкладываю. Те армии, что вы повелели снять с джанхарских границ… они задержаны…

– Где задержаны?! – зарычал Архимаг. – Кем?! Кто посмел?!

– Джанхарские маги покинули свои крепости, Ваша Милость, – дрожа от ужаса, ответил Старший Магистр. – Они ударили в спину нашим армиям. Идут тяжелые бои.

– А «голубые стрелы»?! – возмутился Архимаг.

– Они научились их гасить… – растерянно сообщил вестник. – Сейчас только одна стрела из сотни достигает своей цели. Их запас подходит к концу, Ваша Милость.

– Это невозможно! – Архимаг был просто потрясен этим известием.

– Но это так, – развел руками Старший Магистр. – Все три армии ведут тяжелые оборонительные бои у джанхарских границ. Применены самые высокие ступени магии, но оторваться от врагов, с тем чтоб приступить к выполнению Вашего приказа, пока не удалось.

Когда стоящий на коленях человек разводит руками, это выглядит забавно. Более чем. Но Архимаг даже и не заметил этого. Не было для него ничего забавного сейчас.

– Убирайся! – выдохнул Архимаг. – Убирайся прочь! Мне очень хочется кого-нибудь испепелить!

Старшего Магистра как ветром сдуло. Впрочем, быть может, так оно и случилось?

Архимаг застонал от ярости. Опять его планы рушатся! Но почему? Почему?! «Голубая стрела» казалась вполне неуязвимым оружием. Как они с ней расправились? Как?!

– Опять какой-нибудь гений постарался, – прошипел Архимаг. – Ну ничего… доберусь я до этих гениев! Ох, доберусь! Недолго уже осталось!

И его мысли обратились к Чаше. К загадочной Чаше Тьмы. Впрочем, вскоре они приняли вполне земной оборот. Чаша – это не сейчас. Чаша – это потом. Не сегодня. Нет. Еще нет. Но уже сегодня у него достаточно сил, чтобы вырвать свои армии из-под носа врагов. Все три армии. Единым духом. Одним движением. Ну почти одним… Невзирая на всех джанхарских магов, сколько их там ни на есть. Вырвать. Перенести. Обрушить на голову Эруэлла. А Джанхар подождет своей участи. Недолго ему осталось. Подождет. Сейчас главное – армии. Их необходимо подхватить и унести туда, где они и в самом деле необходимы. Туда, где стремительно, как снежный ком, несущийся с вершины, растет воинство Эруэлла.

Ничего. Недолго ему расти. Ронские предатели еще поплатятся! Подумаешь, королю они присягали! Что значат их жалкие присяги перед счастьем служить мощи Великого Голора? Сбежали. Спрятались за проклятый Оннерский Щит. Ничего. Всю жизнь вам за ним не усидеть! Скоро. Очень скоро на вас обрушатся мои армии. Лучшие мои армии, почти поголовно состоящие из Осназа. Верные мне и душой и телом. Способные сражаться и без магии, если на то пошло. От королевства Рон останется гораздо меньше, чем от прочих. Предателям – особая плата.

– Надо будет усилить армии Черной Стражей, – сам себе сказал Архимаг. – И всякими там Магистрами, что без толку болтаются под ногами и мешают размышлять, – немного подумав, добавил он.

Архимаг сорвался с места и в ярости заметался по кабинету. Не рассчитав, он врезался в стену. Стена застонала от боли. Немного погодя на ней вскочила шишка. Но Архимаг не заметил этого. Призвав Силу Темных Богов и подкрепив ее собственной, Архимаг приступил к творению особо могучего Заклятия.

Его Башня не дрожала. Стены не тряслись. Пол не ходил ходуном. В соседних Башнях не вылетали заговоренные стекла. Архимаг теперь с легкостью контролировал подобные проявления своей новой Силы. Просто слегка потемнело небо. А еще все, кто имел несчастье в этот момент находиться в Ордене, даже Великие Магистры, ощутили удушье, словно перед грозой, а потом тяжелая могильная плита медленно придавила сердце.

Впрочем, ощущения быстро схлынули. Могучая Сила чугунным ураганом пела внутри Архимага. Он ощущал себя огромной первородной флейтой, флейтой из дикого, безумного камня. Флейта отрастила мутные от ярости глаза, и острые клинки взглядов пронзили мир.

«Так-так… где там эти армии?»

Архимаг впервые по-настоящему работал с Силой Темного Бога, и она потрясла его. Потому что была не только Силой. Темные Боги, конечно, твари невыразимо гадкие, но все же они куда больше и гораздо сложнее, чем карикатурный Архимаг. Темный Бог, которого довелось сожрать Архимагу, не составлял исключения: он был могуч, древен и многомерен. До сих пор Архимаг лишь пытался как-то совладать с его Силой, упорядочить ее и подчинить своим помыслам. Теперь же он впервые работал с ее помощью – и был потрясен открывшейся ему картиной. Ее красочность и сложность надолго захватили его. Он не понимал по скудости своего сознания, что не столько он работает с Силой, сколько она работает с ним. Кто-то невидимый ловко дергал тонкие ниточки, которых не было. Ниточки, которых нет, – всегда самые прочные. Их никакому магу не оборвать, будь он хоть трижды Архимаг и четырежды Великий Магистр. Как оборвать то, чего не существует?

70
{"b":"374","o":1}