1
2
3
...
72
73
74
...
93

Едва и те, и другие вскочили на ноги, как на них рухнула еще одна армия. А потом еще. Не прошло и мгновения, а на обширном поле перед Орденом Черных Башен шел бой. Не в силах разобраться, где свои, а где чужие и есть ли здесь вообще чужие, помня последний приказ Архимага: сокрушать! сокрушать! сокрушать! – Осназовцы и Черная Стража убивали направо и налево.

Архимаг взвыл от ярости и негодования. Сегодня он только и делал, что выл. Его армии! Его лучшие армии!

Призвав Силу Темного Бога, он попытался «заморозить», остановить своих воинов. Но их было много, заклятия, примененные ими, густой пеленой висели в воздухе, образуя почти непроницаемый для любого внешнего воздействия слой. И там, под этой пеленой, они продолжали убивать друг друга. Заклятиями и просто мечами. А слой густел. Еще немного – и их просто не будет видно. Над полем возляжет необоримая чернота, из-под которой еще какое-то время будут слышаться крики, звон мечей, стоны раненых, бормотание заклятий и рев проклятий. А потом перестанут. И будет тихо.

Архимаг знал, что он увидит, когда разойдется пелена. Он должен успеть раньше! Должен… но как?! Слишком много магии, примененной в одном месте, слишком много сталкивающихся заклятий – в таком количестве они ослабляют самую суть магии. Пространство как бы «вырождается», и в этом месте долго еще нельзя колдовать. Великие заклятия делаются малыми, а малые и вовсе никакими. Когда три армии магов вываливают друг на друга одновременно такой ворох заклятий, место, в котором это происходит, быстро становится непригодным для занятий какой бы то ни было магией вообще. Нужны усилия особых, невероятно могучих и весьма дорогостоящих специалистов, чтобы вернуть таким образом пострадавшее место к его обычному состоянию.

Архимаг все же попробовал. Сила Темных Богов – это вам не что попало! Такое сильномогучее заклятие состряпалось, что только держись! Не может оно не сработать! Вот просто не может – и все!

Однако оно не сработало. Грозное, могущественное заклятие, наполненное Силой Темных Богов, направленное сразу на всех сражающихся… оно вспыхнуло синим пламенем и, обратившись в белый пепел, с тихим шорохом осело под ноги воинов, которые стоптали его, даже не заметив.

В Ордене Черных Башен поднялась тревога. На стенах перекликались часовые. То тут, то там вспыхивали обереги Башен. На земле и в воздухе носились Младшие и Старшие Магистры. Кто-то истошно вопил. Кто-то грязно ругался. Визжала какая-то девица. Архимаг услышал чьи-то торопливые шаги по лестнице своей Башни, и кто-то испуганно забарабанил в дверь его кабинета. Архимаг испепелил барабанщика вместе с дверью. Он стоял у окна, вцепившись в подоконник, глядя, как его лучшие воины убивают друг друга – и искал, тщетно искал выход…

И тут пришел Голос. Голос Чаши.

– Используй Тень Силы Темных Богов. Тень, а не саму Силу, – сказал голос. – Там, где нет места для Силы, всегда найдется местечко для ее Тени!

Архимаг так яростно хлопнул себя по лбу, что даже взвыл от боли. И тут же призвал Тень Силы Темных Богов.

При свете Тени все было иным. Чуждым до дрожи. Заклятия звучали непривычно, самих звуков не было, лишь эхо их звучания наполняло кабинет Архимага. А потом стихло и оно. На сражающиеся армии упала ТЕНЬ. Упала – и придавила их яростный свет. Ненависть и бесстрашие осыпались на землю удивительными черными снежинками. Все встало. Вмертвую. Яростно сражающиеся бойцы замерли белыми пятнами теней на фоне черного снега. А снег продолжал падать…

Архимаг облегченно перевел дух. Не так уж и много бойцов погибло. Все еще можно поправить. И непроглядная тьма, всегда сопутствующая вырождающемуся пространству, стала понемногу рассеиваться. Все поправимо. Все.

Однако Архимаг хотел понять другое. Как вообще такое вышло? Как могло выйти?! Или он не справился с Силой?! Так ведь нет. Справился. Или он где-то ошибся?! Так ведь нет. Не ошибся. Или ему кто-то помешал?! Но кто мог помешать такому?! Разве что другой Темный Бог… но Архимаг не чувствовал его присутствия. Так в чем же причина? Кто виноват в случившемся?

Архимаг вновь призвал Силу Темных Богов и постарался увидеть.

Он увидел.

Неподалеку от уже проснувшегося воинства Эруэлла он увидел до боли знакомую, когда-то Черную, а теперь просто серую, потрескавшуюся и облупившуюся Башню. А на пороге Башни… на пороге Башни стоял мерзавец и предатель Зикер, а рядом с ним Верховный Маг Джанхара, Глава Белого Ордена Йоштре Туйен! Они пили какое-то вино, смотрели на него и смеялись. Смеялись! Архимаг вдруг со всей остротой осознал, что не только он, но и они видят его. Видят и смеются над его бессилием. А ведь он и в самом деле бессилен сейчас. Всю мощь, какую он способен обрушить на них, отклонит и растворит Щит Оннера. Вот он стоит, проклятый король Эруэлл – и его знаменитый Щит при нем! Все продумали, сволочи! От того магического удара, который в результате достанется подлецу Зикеру, он и во сне отобьется левым мизинцем.

Нет! Архимаг не станет наносить его! Не станет. И без того позора достаточно. Архимага терзала тоскливая ненависть. В который раз уже Зикер победил его. Но если раньше он все-таки был на его стороне, то теперь…

Кто знает, что теперь будет?

Йоштре Туйен поднял к губам стакан с белесой жидкостью – и Архимаг только вздохнул, увидев, ЧТО болтается на его запястье.

«Голубая Стрела!»

Укрощенная, обезвреженная, сжавшаяся до размеров пуговицы, она превратилась в украшение для этого негодяя Йоштре. Коротким приказом Архимаг погасил видение. Он знал, что это сражение проиграно. Ему приходилось смириться. Он не мог немедля продолжить бой. Нужно было срочно навести порядок в перепуганном Ордене. Кого-то испепелить, кого-то, наоборот, повысить, а потом заняться спасением армий. Работа кропотливая и нудная. Архимаг уже прикинул, кто может с ней справиться, и с сожалением сообразил, что немалую часть работы предстоит выполнить ему самому. Все же Тень Силы Темных Богов была его личным, тайным завоеванием, и пока он не снимет с воинов тень этой Тени, никто из его подручных ничего не сделает. Попросту не сможет. А снимать придется постепенно. Ну очень постепенно. Потому что если снять эту тень сразу – все вернется на прежние места, и обезумевшие маги продолжат бой.

– Я отомщу, Зикер, – прошептал Архимаг. – Отомщу страшно…

– Ну что, Зикер, еще по глоточку – и я пошел? – поинтересовался Йоштре Туйен. – А то, хорошо тут у вас, но сам понимаешь – дела…

– Понимаю, – кивнул Зикер. – Судьба твоя такая, это только я тут дурака валяю.

– У тебя это очень неплохо выходит, – усмехнулся Линард.

– Просто замечательно, – согласно кивнул Йоштре.

– Слушай, Йоштре, может напоследок, перед уходом, откроешь мне страшную государственную тайну? – спросил Зикер.

– Какую именно? – поинтересовался Глава Департамента Разведки Джанхара.

– Что на самом деле значит это ваше дурацкое пророчество? – спросил Зикер. – Не то чтобы мне это так уж важно, но уж очень твои юные соратники меня не любят. Убьют ведь как-нибудь ненароком. А умирать, так и не узнав, из-за чего вся эта катавасия разгорелась, обидно как-то – ты не находишь?

– Слушай, Зикер, а у тебя случайно нет текста этого самого… хм, пророчества? – вдруг жадно поинтересовался Йоштре Туйен.

– Случайно есть, а… зачем тебе? – удивленно вытаращился Зикер. – Я думал, что в Джанхаре оно на каждой стене выбито. Я не прав?

– Открою тебе самую страшную тайну, – хмыкнул Йоштре. – В Джанхаре о нем никто даже и не слышал.

– Но ты-то… – растерялся Зикер.

– И я, – вздохнул Йоштре.

– А пророк? – выпалил Зикер.

– Не было никакого пророка, – покачал головой Великий Магистр Йоштре Туйен. – Мы посчитали всю эту возню с нашим якобы пророчеством провокацией голорской разведки. Но если ты утверждаешь, что оно существует – покажи его мне, сделай милость.

– Как интересно, – ухмыльнулся Зикер. – Вот с вами, белыми, всегда так: захочешь что-то узнать – ан нет! Давай сам делись! Ладно уж, – он подмигнул Йоштре, – чего не сделаешь для старого врага! И топталовка твоя – чудо! И что самое главное – вовремя. Фарин с Арилоем небось гнали?

73
{"b":"374","o":1}