ЛитМир - Электронная Библиотека

– Речкой порт, – отметил посох. – Задний двор какого-то склада.

На штабеле бревен, в ореоле портала, смутно замерцала какая-то фигура.

– Маг, – спокойно проговорил Мур.

Курт вскинул руку почти инстинктивно. «Огненный Меч»!

– Труп мага, – меланхолично констатировал Мур, когда обугленное тело рухнуло к ногам его хозяина.

Второй маг успел прикрыться щитом, но это не спасло его от невероятного количества невообразимых заклятий, ураганом вырвавшихся из посоха. Каким-то из них он и подавился, а давиться заклятиями строго не рекомендуется, ибо это смертельно для здоровья.

– Второй труп, – задумчиво промолвил Мур. – Здесь становится неприбрано.

– Даже не надейся, что я стану этим заниматься! – нервно хихикнул Курт. – Подметание убиенных магов никогда не являлось моим хобби!

– Да, на самого великого уборщика всех времен и народов ты не похож, – признал Мур. – Однако здесь очень удобное для обороны место. Все эти штабеля… между ними можно очень неплохо бегать, подлавливая врагов одного за другим.

– Если они меня раньше не подловят, – буркнул Курт, оглядываясь по сторонам.

Но магов покамест не было. Зато с обеда вернулись складские работники. Курт едва успел притаиться за особо внушительной грудой мешков. Завидев трупы магов, работники подняли переполох. Сбежалось начальство. Поднялся шум. Кто-то побежал за городской стражей. Остальные бестолково слонялись по территории, пытаясь следовать невнятным приказам растерявшегося начальства.

А что тут толкового прикажешь, когда на рожи эти дохлые глянуть – и уже нехорошо делается? Ишь, разлеглись, гаденыши, ровно их не в яму толкать, а на трон сажать будут. Одеты-то они проще простого: плащи, штаны, куртки – материя самая плохонькая, а белье меж тем из тончайшего шелка, ровно на принцах каких, сапоги из драконьей кожи, это вам как? При себе ни документов, ни денег, а пальцы в перстнях с драгоценными камнями, да еще и два жезла при них, такими же камнями изукрашенные. Вот и думай что хошь, а про надуманное помалкивай, потому как дело темное, это и слепому видно. И как это вышло, что тела их обуглены, а одежда уцелела? Магия, не иначе. Причем жуткая какая-то. О такой здесь даже и не слыхивали.

Прибывший наряд городской стражи только усугубил сумятицу. Они остановили даже те немногие работы, которые все еще продолжались на складе, и согнали всех складских работников в одну кучу. Они бегали, распоряжались, совали свои красные и сизые носы во все щели и орали громче всех остальных.

И то сказать, как смеют все эти гражданские, у которых руки из задницы растут, которые дела не разумеют, а туда же – лезут выполнять работу стражи: обыскивать трупы, обшаривать место преступления?! Ах засранцы! Да чтоб вас так и этак и раз-этак! Как теперь разобраться, что здесь вышло? Вот где он лежал с самого начала, этот поганый жмурик? Где? Вот здесь, да? Или здесь? Ты мне руками не маши, я разок махну – вставать замучаешься! Ты пальцем покажи, где он лежал! Вот так значит? Ногами туда, головой сюда? Ах, наоборот? Значит, ногами сюда, головой туда? Все так и есть, да? И ты меня совсем не обманываешь? Ты и в самом деле хорошо запомнил? Что, присягнуть готов? Ох, не советую! Да соображаешь ли ты, лопух этакий, что для того, чтоб принять такую посмертную позу, он должен был висеть в воздухе, причем вверх ногами?! Тупица! Нет, ну зачем вы их трогали?! Кретины…

Старший наряда пребывал в тоскливой печали. Поганое дело. Хуже некуда. Вот такие вот непонятно откуда забредшие маги напакостят, а им теперь отчитывайся перед городской управой за нераскрытое дело. Два убийства при помощи магии! За такое по головке не погладят. А что они могут сделать? Нет, вы скажите – что? Еще и эти тупицы портовые все. улики уничтожили. Следователи хреновы! Остается представить это все как дуэль неведомых магов, поубивавших друг друга, а потом стащить их в покойницкую и ждать мага-эксперта из столицы. Еще и охранять их придется, этих неладных жмуриков!

Портовое начальство проклинало тот нелегкий час, когда ему в голову пришла бредовая идея самостоятельно осмотреть мертвецов. Впрочем, такие идеи обычно приходят не в голову, а в какую-то другую, неудобосказуемую часть тела. Еще круче оно проклинало ту тяжелую минуту, когда почему-то решило, что городская стража – это лучшее решение возникшей проблемы.

– Бросить бы их в воду, и дело с концом, – бурчали работники, вслух высказывая то, что затаенной мечтой стояло в тоскливых глазах начальства. Увы, было поздно.

– Это хорошо, что они шумят, – шепнул Мур притаившемуся Курту, – маги ни за что сюда прилюдно не сунутся. К чему им огласка? Орден Черных Башен не воюет со здешними землями. Да и обоз должен продвигаться по мирной территории.

– Ясно, – выдохнул Курт. – И что теперь?

– Сиди пока. Отдыхай, – посоветовал посох. – Станет побольше народу – выберемся.

– И так уже достаточно, – шепнул Курт.

– Это все свои, – ответил Мур. – Работники и стража. А вот придут клиенты: купцы, капитаны, матросы… тогда и появится шанс исчезнуть, не вызывая вопросов и подозрений.

Его слова качали сбываться почти сразу. Подвалила толпа купцов со слугами и помощниками, степенно приблизились нетрезвые капитаны кораблей, старательно ведомые под руки абсолютно пьяными матросами. Все они требовали от склада какой-то деятельности. Кто-то хотел забрать свой товар, кто-то, напротив, собирался выгружаться, кто-то не мог понять, куда делись его мешки и почему на их месте валяются какие-то ящики, кто-то громко орал, что он всего этого не потерпит и будет жаловаться, что пет и не может быть причины для остановки работы склада Ему показали трупы, но это его не утихомирило. Он принялся орать, что трупам не место на складе, что он немедля загружает все свои товары обратно и что ноги его больше не будет…

Он заткнулся лишь тогда, когда некий наголо бритый капитан, весь покрытый шрамами от ножевых ранений, пообещал голосом тихим, но внушительным, что если крикун немедля не заткнется, то ноги у него и впрямь не будет. Произнося свой негромкий монолог, капитан лениво поигрывал небольшим перочинным ножичком, слегка превышавшим своими размерами обычный двуручник. Впрочем, на всю толпу капитана не хватило. Остальные все равно орали, потрясая бумагами, совали деньги или, напротив, требовали таковых. Когда самый нетрезвый капитан дал в ухо самому здоровенному купцу, Мур приказал трогаться.

– Пора! – шепнул он.

Территория склада осталась далеко позади, и Курт уверенно топал какими-то позаброшенными огородами, когда ледяные пальцы ужаса вдруг скользнули по его спине. Он присел, разворачиваясь, вскидывая посох, чувствуя, что уже не успеет…

Рвануло тяжким грохотом. Тусклый дым застлал глаза. От черного мага остались одни головешки. Над ними надменно возвышалась Аглария Верлифлена Энерли Атар Эйет Эль. Курт не очень понимал, как ей удавалось возвышаться, будучи от природы не столь уж высокого роста, но ей это удавалось с блеском. Она смотрела на Курта, презрительно сощурившись. На Курта и на труп. На труп и на Курта.

– Салага! – презрительно бросила она наконец, после чего медленно растаяла.

– Постой! – воскликнул Курт, но ее уже не было.

– Мы едва не погибли, – заметил посох.

– И погибли бы, – кивнул Курт. – Если бы не…

Он запнулся.

– Аглария Верлифлена Энерли Атар Эйет Эль, – подсказал Мур. – Да уж, что и говорить, девчонка нас сделала. Обидно даже.

– А мне нет! – усмехнулся Курт. – Быть живым гораздо приятнее, чем мертвым!

– Откуда ты знаешь? – ехидно осведомился посох. – Ты ведь пока попробовал только один вариант.

– Зато видел целую кучу несчастных, попробовавших второй, – парировал Курт. – Их внешний вид оставлял желать лучшего.

– Да, но возможно, их внутреннее содержание… – не сдавался посох.

– С таким внешним видом не может быть никакого внутреннего содержания! – заявил Курт.

– Убежден? – усмехнулся посох.

– Более чем! – тряхнул головой Курт.

77
{"b":"374","o":1}