1
2
3
...
78
79
80
...
93

– Наверно, я заболела, – задумчиво сказала Аглария Верлифлена Энерли Атар Эйет Эль.

Она посмотрела в лужу на свое отражение и вдруг, покраснев, ухватила себя руками за щеки.

– Глупости какие! – испуганно сказала она. – Я не могла за него испугаться!

Отвернувшись от лужи, она сердито топнула ногой, а потом прибегла к испытанному средству успокоения – пнула валявшийся неподалеку труп черного мага.

– Будешь пинаться – укушу! – пригрозил труп.

– И этот туда же, – вздохнула внучка Великого Магистра. – И откуда вы такие кусачие беретесь на мою голову?

– Это вопрос? – удивился труп.

– Это ответ, – грустно усмехнулась она. – А будешь много выпендриваться, я сама тебя укушу!

Труп вздрогнул от ужаса и рассыпался прахом.

Аглария Верлифлена Энерли Атар Эйет Эль гордо вздернула подбородок, сделала шаг в сторону и пропала.

Архимаг восседал на троне из пустоты. Перед ним черной немой скалой высился маг-убийца, древний маг смерти, так напугавший в свое время Тенгере, маг, убивший себя самого из любви к гибели, но задержавшийся на пороге, чтобы нести смерть другим. Древнее страшилище Ордена Черных Башен высилось перед Архимагом, взирая на него темнотой глаз, а на рукояти вонзенного в грудь меча тускло мерцали драгоценные камни.

– Это хорошо, что ты мертв, – сказал Архимаг.

– Это – счастье, – согласно наклонил голову древний маг.

– Ты мне нужен для одного дела, – продолжил Его Милость.

– Это должна быть чья-нибудь смерть, – отозвался убийца. – Я не беру иных заданий.

– Если бы мне потребовался садовник, я бы позвал кого-нибудь другого! – огрызнулся Архимаг.

«Наглец! Что он себе позволяет в моем присутствии! Подумаешь – покойник! Да я таких покойников…»

Архимаг давненько уже не сталкивался с таким к себе отношением. Такое разве что Зикер мог себе позволить. Архимаг был ошарашен бесцеремонным и бесстрашным поведением мага смерти… хотя, если задуматься, – а чего тот мог страшиться? Мертвые не боятся живых. Это живым нужно иногда опасаться мертвых.

Архимаг уставился на мага смерти самым пронзительным из своих взглядов, но тот даже бровью не повел.

– Я – Архимаг, – сердито напомнил Архимаг.

– Именно поэтому я и не стал убивать тебя, – равнодушно ответил древний маг. – Только Архимаг имеет право приказать мне и остаться в живых. Но я только убиваю. Никто не имеет права требовать от меня чего-либо иного.

– Ясно, – кивнул Архимаг, удержав бешеную ярость, которая так и рвалась наружу. – Ясно. Я не стану требовать от тебя иного. Есть один человек, который должен умереть.

– Кто? – спросил маг.

– Эруэлл. Эруэлл Арамбур. Верховный Король Оннерского Союза, – ответил Архимаг.

– Когда? – спросил убийца.

– Чем скорее, тем лучше! – с надеждой промолвил Архимаг.

– Принято, – кивнул древний маг. – Он умрет.

– Если с ним умрет еще кто-нибудь из его соратников, я плакать не стану, – добавил Архимаг.

– Это шутка? – поинтересовался древний маг. – Я не понимаю шуток. Кого еще нужно убить?

– Всех, кто окажется рядом! – быстро ответил Архимаг.

– Принято, – кивнул древний маг. – Все?

– Все, – отозвался Архимаг. – Выполняй.

– Слушаюсь, – проговорил маг-убийца и, медленно поклонившись, повернулся к выходу.

Архимаг облегченно вздохнул. Проклятие! Этот ходячий труп его даже напугал немного. Ну вот не нуждался он раньше в его услугах. Ни разу не нуждался, все обходился как-то, поэтому и не привык к его манерам. Слишком уж неожиданно все это. А тот все это время голодный стоял, тоже небось злобушки подкопилось, не наубивавшиеся натуры – они такие, злобы в них хоть небом черпай, хоть преисподней – все едино не вычерпаешь. Надо бы его уничтожить. Надо. Просто испепелить. Такое даже Архимаг поглотить не решится. Страшно. От такого и сдохнуть недолго. И никакая Сила Темных Богов не поможет.

Но увы, таких как он – днем с огнем не сыскать. Он один стоит целой армии. А Архимагу нужны все его силы, все сторонники, все войска. Особенно теперь, когда в Джанхаре научились обезвреживать «Голубые Стрелы». Да еще и Зикер перешел на их сторону. Проклятый предатель!

Нет. Нельзя испепелять такого полезного сотрудника. Даже если он тебя пугает – нельзя. Особенно – если пугает. Раз тебе самому страшно, значит, и врагам не поздоровится.

Архимаг тряхнул головой, прогоняя раздумья. И только тут заметил, что маг смерти все еще стоит в дверном проеме. Стоит и внимательно на него смотрит.

– Ты… чего?! – вскакивая, испуганно спросил Архимаг.

– Ты не похож… – ответил маг смерти.

– На… на кого… не похож? – упавшим голосом пробормотал Архимаг, уже зная, какой последует ответ.

– Ты не похож на Архимага, – сообщил маг смерти, после чего сделал шаг назад и медленно закрыл дверь. Послышались тяжелые удаляющиеся шаги. Стихло.

Архимаг тяжело рухнул в кресло из пустоты. Но что-то разладилось в сильномогучих заклятиях, удерживавших тело Архимага, и он упал, с размаху припечатав к полу собственную задницу.

– Но я же – Архимаг?! – сидя на полу, сам у себя спросил он. – Никто не посмеет этого отрицать! Или… все-таки посмеют?

Архимаг тяжело задумался. Придется все же уничтожить этого. Придется. Слишком опасен. Испепелить. Но – после того как он уничтожит Эруэлла. После.

Хорошо бы ему удалось уничтожить заодно и Зикера. Но чудес не бывает. Старый мерзавец как-нибудь выкрутится. Предатель. Будь он рядом, разве пришлось бы Архимагу пользоваться услугами разных запредельных тварей?! Да еще и дрожать под их взглядом! Предатель. Гад.

– Если бы ты взял меня, ты бы справился сам. – Голос пришел неожиданно.

Архимаг сразу узнал его. Архимаг отличал его от всех прочих, чьи голоса он и вовсе не разбирал. Кто интересуется голосами слуг и рабов? Но это был не просто голос, а ГОЛОС. Голос Чаши.

Разве что голос Зикера… Зикер не был ни слугой, ни рабом. Но Зикер всемогущества не предлагал. Зикер предал.

– Если бы ты взял меня…

– Ты же сам говорил, что у меня недостаточно Сил, – вздохнул Архимаг.

– Я придумал выход, – отозвался голос.

– Выход? Какой выход?! – Архимаг даже вскочил. Перед его глазами так и завертелись невероятные, сказочные перспективы.

– Кладовые Силы под Орденом, – поведал голос. – Если выпить их целиком, без остатка, то у тебя хватит Сил, чтоб вступить на незримую тропу.

– Но… в Ордене все рухнет! – растерялся Архимаг.

Предложение Голоса его ошеломило. Все же он был главой своего Ордена. Он и помыслить не мог о предательстве. Ведь это был ЕГО Орден, и предать его значило предать себя. Или – не значило?

– Что значит какой-то Орден по сравнению со мной? – кокетливо поинтересовалась Чаша Тьмы. – Я – Сила! А Орден только ослабляет и умаляет тебя. Изнуряет своими мелкими глупыми проблемами. Ты только попусту распыляешь свою Силу и умаляешь свое истинное величие.

– Но я ведь – Архимаг, – растерянно поведал Архимаг. – Я же должен…

– Должен, – насмешливо проговорила Чаша, – , Ты даже свой истинный рост вынужден скрывать. Что ты имеешь от своего Ордена, кроме головкой боли?

«А и в самом деле – что?» – подумал Архимаг.

– А ведь тебя еще и предают, – продолжила Чаша Тьмы, – Зикер и другие. Они – предают. А ты остаешься им наивно верен, глупец! Что ж, иди длинным путем, раз не хочешь короткого. Я подожду. У меня времени достаточно. А вот достаточно ли его у тебя?

Голос исчез. Архимаг прорычал короткое неразборчивое ругательство и подбежал к окну. Ему хотелось раздавить хотя бы одну муху. Но мух не было.

– Послушай, Мур. ты вот мне обещал сытный ужин, теплую постель и симпатичную служаночку, ради Джанхара готовую на все. Вместо этого нам на голову сыплются разные дурацкие маги, а ночевать приходится где попало, то в лесу, то в поле, а. то и вообще на летящем ковре. И что характерно, никаких служаночек! Может объяснишь, почему так выходит? – зевая, спросил Курт.

79
{"b":"374","o":1}