ЛитМир - Электронная Библиотека

Мур, вновь принявший форму посоха, ответил ему точно таким же ленивым зевком.

– Скажи за это спасибо самому себе и своей сумасшедшей удаче. – сонно ответил он.

– Вот еще! При чем здесь моя удача?! – возмутился Курт. Впрочем, возмутился весьма вяло, для более активного возмущения он еще не совсем проснулся.

– Налицо существенный прогресс! – усмехнулся уже вполне проснувшийся Мур. – При чем здесь ты сам, ты уже не спрашиваешь. Значит, сообразил уже, что при чем.

– Все это гнусная клевета. – еще раз зевнул Курт. – Я – хороший. Меня нужно любить, а не ругать.

– Пусть тебя служаночки любят, – фыркнул посох. – Им это по службе полагается!

– Ну так ведь и я о том же! – воскликнул Курт. – И между прочим, спать на летящем ковре ужасно неудобно. Вот.

– Быть ковром, куда-то лететь да при этом еще и дремать вполглаза гораздо неудобнее, можешь мне поверять, – отозвался посох.

– Так тебе и надо, за все твои проделки! – пробурчал Курт. – И вообще я требую исполнения обещаний. Хочу горячую ванну, мягкую постель и служаночку. Нет, лучше двух. И чтоб больше никаких магов! Они неэстетично смотрятся, особенно мертвые.

– Да, интерьер из них никудышный, – согласился посох. – А что касается обещаний – сам подумай. Не могли же мы с магами на загривке завалиться на какую-нибудь явку? Сейчас, когда мы их стряхнули – дело иное. Еще полчаса поработай ногами, и все тебе будет. И ванна, и постель, и ужин, и служаночка.

– Две, – напомнил Курт.

– Ну две, – легко согласился посох. – Две так две, дело хозяйское…

– Я тебе покажу служаночку! – яростно выдохнула подслушивавшая Аглария Верлифлена Энерли Атар Эйет Эль. – Я т-тебе покажу! Я тебе такую служаночку устрою! Я его, понимаешь, от смерти спасай! По лесам, по болотам мотайся! Голодная, холодная; кроме дохлого мага, и плюнуть-то некуда! А ему, понимаешь, ванну! Ему, представляешь, постель! И служаночку! Нет, одной мало! Двух подавай! Ах ты, мерзавец! Скотина! Живую грелку ему! Любитель комфорта! На подвиги он собрался! Без кроватки и шагу не шагнет!

Внучка Великого Магистра поискала взглядом, кого бы пнуть, но ни одного мертвого черного мага поблизости не было.

– Ничего! – прошипела она. – Ты у меня сегодня попляшешь, салага! Вот прямо сейчас и попляшешь!

Она изо всех сил подогревала в себе гнев на мерзкого наемника, похитившего у нее такое восхитительное, такое великолепное задание. Вот только чувствовала она себя как-то не так. Как-то не совсем правильно чувствовала. И гнев был какой-то не такой. Не совсем такой, какой должен был быть. То есть он был, конечно, еще как был, вот только вызывало его совсем другое чувство. Совсем другим чувством он вызывался. Аглария Верлифлена Энерли Атар Эйет Эль очень не хотела давать имя этому чувству – и это ей удалось. Чувство осталось безымянным.

Совершенно не подозревая о бурях и ураганах, разыгравшихся в душе некой юной особы, равно как и о том, чем ему эти бури угрожают, Курт старательно работал ногами в указанном Муром направлении. Он стремился как можно быстрей оказаться там, где сможет наконец воспользоваться служебным положением в личных целях. Ему уже грезилась пухленькая аппетитная смугляночка, а рядом с ней вырисовывалась невысокая стройная блондиночка, когда пояс штанов с треском лопнул, а волшебные бечевки, спрятанные под ним, великолепным фейерверком взлетели над головой Курта.

– Ой! – воскликнул Курт.

– Курт! – возопил Мур.

Но было поздно. Предпринять что либо Курт уже не успел.

– Вяжи! – прозвучал гневный девичий голос.

И волшебные джанхарские бечевки выполнили свое предназначение, опутав Курта с головы до ног. Хорошо, хоть посох удалось не уронить. А теперь и захочешь – не уронишь. Эк его к рукам-то примотало! Курт дернулся что было сил, но Фрейн не солгал, экипируя его, эти бечевки действительно невозможно было порвать. По крайней мере, Курту это не удалось. Фрейн говорил, что даже самому зловредному черному магу хватит одной-двух, а Курта опутала едва ли не сотня.

– Вот так! – мстительно объявила Аглария Верлифлена Энерли Атар Эйет Эль, появляясь перед ним. – Ты гад, мошенник, мерзавец, грязный наемник, отвратительный разведчик и паршивый маг! И ты останешься тут! Я сама выполню задание!

Курт подумал, что бечевки удержат его недолго, по крайней мере, Фрейн так говорил.

– И не надейся! – усмехнулась несносная девчонка, бормоча заклятие. – Ты будешь стоять здесь, пока я тебя не освобожу, любитель служаночек! А освобожу я тебя не раньше, чем выполню задание!

– Аглария! – попытался вмешаться Мур. – Твой дедушка…

– Молчи! – воскликнула девушка и, топнув ногой, исчезла.

– Вот дура! – ошарашенно выдохнул Курт.

– Она нарывается, – согласился посох. – Подожди, сейчас я что-нибудь придумаю.

– Немного поздно, – прозвучал тусклый голос из-за спины Курта, и на плечо ему легла тяжелая рука в стальной перчатке.

Вздрогнув, Курт обернулся. Позади него мерцал портал. Из портала выходили черные маги. Курт дернулся, но веревки держали крепко.

– Ох уж эти джанхарские штучки, – ухмыльнулся маг, стоящий рядом с Куртом. – Надо же! Паук запутался в собственной паутине!

– Освободи ему ноги, Теграт, – промолвил другой маг. – Освободи и пойдем.

Маг, стоящий рядом с Куртом, наклонился и провел своим посохом по бечевкам, стягивающим ноги Курта. Бечевки упали.

– Пойдем, – сказал маг, подталкивая Курта к мерцающему зеву портала.

Что-то нужно было делать. Но что?

Если бы он поменьше думал о служаночках, а побольше о том, как дело сделать, если бы он повнимательней по сторонам смотрел и не слишком таял под нахальным взглядом внучки Великого Магистра… эх, если бы да кабы… что об этом думать?

Курт припомнил, как Фрейн демонстрировал ему возможности тех башмаков, что на нем. Кинжалы отпадают, чтобы ими воспользоваться, нужны руки, а руки у него так спеленуты, что не шелохнешь, мог бы шелохнуть – воспользовался бы посохом… но, кроме кинжалов, были ведь еще и отравленные лезвия, вылезающие из носков башмака. Курт припомнил, какое именно движение нужно проделать ногой, чтобы спрятанное лезвие вышло наружу, а потом проделал его. Сначала одной ногой, потом другой.

Обернувшись к подталкивающему его магу, Курт ударил его ногой в живот. Черный маг почернел и умер. Яд подействовал сразу. Курт ударил еще одного мага в колено, но тот успел отскочить. Маги отшатнулись от Курта, и он бросился в образовавшуюся брешь.

Что-то тяжело ударило его в спину. Ударило и остановило. Курт попытался призвать Силу, но понял, что больше не может этого сделать. Кажется, он и вообще больше ничего не может. Только стоять и ждать.

Заслышав звуки борьбы за спиной, Аглария Верлифлена Энерли Атар Эйет Эль обернулась.

– Боги! Какая же я дура! – взвыла она, глядя, как маги Осназа волокут Курта к порталу.

Она со всех ног бросилась назад, поняла, что не успеет, попробовала открыть портал, но тот почему-то не открылся, а потом ее бег пересекла невидимая черта, споткнувшись о которую она упала лицом в дорогу. А когда поднялась…

Магов вокруг нее было не меньше сотни. Их заклятия сплелись в незримую петлю, и петля эта все туже сдавливала горло. Аглария Верлифлена Энерли Атар Эйет Эль поняла, что умирает, и посмела наконец дать имя тому чувству, из-за которого все случилось. Странное у него все же было имечко. Глупо умирать по таким пустякам. Очень глупо, а вот приходится же…

Она не могла знать, что ей суждена долгая и смешная жизнь. И уж тем более этого не знали захватившие ее бедняги. Они совсем было решили убить ее, но тут их старший внезапно понял, кто она такая. Вот уж не знаю, как он это проделал – то ли в голове у нее прочел, то ли в оперативной информации Осназа и в самом деле фигурировали все члены семьи Великого Магистра Йоштре Туйена, кто знает? Командир магов приказал оставить ей жизнь. Пока. Его основной задачей было охранять секретный обоз, а не уничтожать сопливых джанхарских дурочек, возомнивших себя крутыми ведьмами-воительницами.

80
{"b":"374","o":1}