ЛитМир - Электронная Библиотека

– Используем ее вместо живого щита, если понадобится, – сказал он. – Лишний заложник никому еще не мешал.

Уже почти втащенный в портал Курт бросил последний взгляд на дорогу, по которой ему почти удалось пройти, почти удалось добраться до такой приятной цели… Вместо цели он увидел, как неподалеку в точно такой же портал точно такие же маги запихивают Агларию Верлифлену Энерли Атар Эйет Эль.

– Мур… ее тоже… – шепнул он посоху.

– Допрыгалась, – устало выдохнул тот.

И маги втащили их в портал окончательно. Портал закрылся.

Когда новый секретарь Его Милости господина Архимага – предыдущего он недавно за что-то испепелил – кланяясь, вошел в кабинет своего грозного повелителя с тем, чтобы доложить о положении дел на фронтах и в подвластных землях, он встретил пустой взгляд равнодушных глаз. Отвесив на всякий случай еще несколько глубочайших поклонов, секретарь начал говорить, но Его Милость ничем не показал, что слушает.

Если бы он слушал!

События были неутешительные. Все государства Оннерского Союза яростно сражались с захватчиками. Джанхар медленно, но верно теснил армии Ордена Черных Башен прочь от своих границ. Больше половины ронских армий перешли на сторону Оннерского Союза – слух о вассальной клятве короля Шедда, принесенной королю Эруэллу, распространялся со скоростью лесного пожара в жаркий ветреный день. И наконец произошло крупное восстание в самом Ронском королевстве, подавить которое пока не удалось.

Если бы он слушал!

Архимаг приходил в тяжелое бешенство куда от менее печальных событий. Архимаг впадал в неистовую ярость от вещей, которые по сравнению с вышеизложенными были совершенным пустяком. Архимаг испепелял за меньшее. Куда за меньшее.

Теперь же он неподвижно сидел, глядя на своего секретаря абсолютно пустыми глазами, и молчал.

Еще через какое-то время секретарь понял, что его не только не слушают, но и вообще не слышат. Он даже засомневался – а жив ли еще господин Архимаг? Засомневался, но проверить не посмел. Кое-как пробормотав заключительные фразы доклада, он низко-низко поклонился и вышел на дрожащих подгибающихся ногах.

Архимаг был жив. Просто он созерцал незримое. Даже для мага – незримое. Да и сам Архимаг не мог бы увидеть этого по своей воле. Его Милость смотрел на Чашу Тьмы – точней, она позволила ему смотреть на себя, а это не то зрелище, которое он согласился бы пропустить ради какого-то занудного доклада, пусть даже ему и доложили бы, что враги собрались у подножия его Башни и как раз сейчас решают, как до него добраться.

Архимаг и без того знал, что дела на фронтах идут плохо, так к чему еще одно напоминание? От плохих новостей он беспременно впадет в ярость. Беспременно. Архимагу не хотелось испепелять или поглощать еще и этого секретаря, а то ведь остальные точно разбегутся. И не только Великие Магистры, но и весь Орден. И что ему тогда – одному с Оннерским Союзом сражаться? А потом что?

Архимаг не хотел гневаться. Архимаг искал выход.

И Чаша такой выход предлагала. Получив тайную, неимоверную Силу, он одним махом решит все проблемы. Все. Правда, его несколько смущало то, что Чаша называла Орден обветшавшей одеждой, которую он, то есть господин Архимаг, должен сбросить, потому что уже вырос из нее и она ему стала мала. Впрочем, была бы Сила, а уж как ее использовать, Архимаг и сам сообразит.

Призрак Чаши, мерцающий перед внутренним взором господина Архимага, обещал такие невероятные вещи, что голова кругом шла. Нужно было только решиться. Кладовые Силы – вот они, рядом. Взять эту Силу не составит никакого труда, но стоит ли это делать? Выпить Кладовые – значит оставить Орден совсем без защиты и охраны. Распахнуть двери настежь – заходи, кто хочет! И выходи тоже. Сколько мелкотравчатых магов, годных только на сочинение простеньких заклятий и подметание полов, сбегут из Ордена? Сколько удерет перепуганных учеников? А тех, кто в ужасе от деяний Архимага и только прикрывается лживой улыбочкой? Так ведь и простенькие заклятия кому-то делать нужно. И полы подметать. И ученики нужны. А смутьянов разных и вовсе выпускать не следует. Ясно ведь, куда они побегут, спасаясь от его гнева. А собственными руками усиливать своих врагов – это, как говорится, спасибо за идею, но поищите кого-нибудь другого. Мы уже ученые. Один Зикер чего стоит!

С другой стороны, заполучив Силу Чаши Тьмы, все эти дела можно потом в единый миг поправить. Беглых – вернуть, Кладовые – наполнить, врагов – уничтожить, верных – наградить по заслугам. Вот и решай, Архимаг. Вот и думай. Архимаг думал долго. Все-таки Орден значил для него невероятно много. Собственно, Орден – это все, что у него было. Исчезни Орден – и что останется? Даже имени у него не будет. Откуда? Он ведь и возник как Его Милость господин Архимаг. Никто никогда не звал его иначе. Нет у него другого имени. Нет и никогда не было. Ныне уже никто не дерзает называть его именем того, предыдущего Архимага, что навек сгинул в глубинах его тела. Только Его Милость. Только господин Архимаг. Только Повелитель. Владыка. Исчезни Орден – и повелителем чего он будет? Кто назовет его Владыкой? Чем ему владеть?

Он – Архимаг. Архимаг Ордена Черных Башен, – и это все, что у него есть. Не так много, как кажется некоторым, – но и не так мало, чтоб безоглядно отринуть все это. Архимаг думал долго.

– А зачем тебе имя? – лениво поинтересовалась Чаша Тьмы.

– Как это – зачем? – растерялся Архимаг.

– А вот так, – усмехнулась Чаша. – Зачем?

– Но… имя у всех есть, – смущенно пробормотал Архимаг.

Он как-то не задумывался над этим вопросом.

– Это не аргумент, – презрительно фыркнула Чаша.

– Не аргумент? – удивился Архимаг.

– Не аргумент, – подтвердила Чаша. – Я предлагаю тебе невероятную Силу. Невиданную. Тому, у кого такая Сила, совершенно не обязательно иметь какое-то имя. Ему даже существовать не обязательно. Впрочем, это сложно для твоего понимания, уж извини. Пока – сложно. Поговорим об этом потом, когда получишь меня.

Чаша была до того близко… так рядом… соблазнительная… ослепительная… манящая…

Архимаг оглянулся на Орден, волшебным зрением проницая стены своей Башни, стены других Башен, посмотрел…

То, что он увидел, заставило его брезгливо поморщиться. Вот свиньи! Змей с драконами не жрут. Девственниц на алтарях не закалывают. Ужасающих заклятий не составляют. Тьме не поклоняются. Вместо этого тихонько пьют, режутся в картишки, шепотом травят анекдоты про Его Милость господина Архимага и меланхолично пощипывают своих гурий и фей за голые сиськи.

Свинарник! Кабак! Бордель! Орден?!!

Скажете тоже!

В придачу ко всему во дворе кто-то истошно завопил, требуя, чтоб его немедленно проводили к господину Архимагу. У него-де свежие вести с фронтов. Архимаг решительно встал и, протянув руку, взял из воздуха древний ларец, в котором с незапамятных времен хранились Ключи от Кладовых Силы.

– Я иду! – сказал Архимаг Чаше Тьмы.

– Я жду тебя! – откликнулась она.

Соблазнительная… ослепительная… манящая…

– Я иду! – повторил Архимаг, сотворяя портал.

Кладовые Силы были огромным древним артефактом, но Орден Черных Башен не создавал их. Когда-то, в древние и почти уже незапамятные времена – без пары бутылок топталовки нипочем не вспомнишь! – их нашел великий маг Зикер Барла Толлен, бывший тогда в самом расцвете своей Силы. Огромные подземные пещеры были до половины наполнены мрачным могуществом. Именно вокруг них и был впоследствии построен Орден Черных Башен. И немало могущества, накопленного его магами, влилось под гулкие своды потаенных пещер. Собирая Силу, где только можно, маги вливали ее в этот древний артефакт, увеличивая тем самым могущество Ордена. Кладовые Силы были древним, могучим и страшным местом. Даже Архимагу было не так-то легко подступиться к ним, но его вела Чаша. Чаша Тьмы.

А жажда Силы не дала ему задуматься и устрашиться.

Быть может, поэтому и не возник в голове Архи-,мага тот единственно правильный вопрос, который ему следовало задать себе самому: откуда Чаше так хорошо известно, что такое Кладовые Силы и как ими пользоваться?

81
{"b":"374","o":1}