ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Семь нот молчания
Загадочные убийства
Время для чудес
Остров дальтоников
Нам здесь жить
Группа крови
Дух любви
Путешествие за счастьем. Почтовые открытки из Греции
Стать смыслом его жизни

Тенгере ненадолго исчез и вскоре вернулся с Фарином и Арилоем. Даграмант влетел в открытое окно.

– Мне очень хочется пойти с вами, – сказал Великий Магистр Йоштре Туйен.

– Но ты должен быть здесь, – кивнул Зикер. – Все правильно, враг мой. Спасибо тебе за гостеприимство. Ничего, еще свидимся.

– Хорошо бы, – усмехнулся Йоштре Туйен. – Топталовка в твоем обществе – это нечто непередаваемое! Держись, враг мой. И удачи вам всем!

Тенгере на ходу что-то втолковывал Фарину и Арилою, глаза Светлых Богов возбужденно блестели. Арилой сверкал надраенной боевой аурой, Фарин вертел в пальцах свою знаменитую укороченную молнию.

– Дать по харе Его Милости господину Архимагу?! – донесся до Зикера радостный и слегка нетрезвый голос Фарина. – Да с дорогой душой и превеликим удовольствием!

– Посягнувший на Священную Арфу Вечности должен быть уничтожен! – поддержала своего папу Богиня.

– Еще как должен! – поддакнул Арилой. – Интересно, а из него самого какая-никакая выпивка получится? То есть, я имею в виду, если его перегнать, как следует очистить. Может, выйдет какая архимаговка?

– Архимаговка? – задумался Фарин. – Знаешь, может и выйдет, но только… не стоит этого делать, уж поверь мне.

– Почему это не стоит? – Арилой не то удивился, не то возмутился.

– Да потому что похмелье от такой дряни замучает, – ответил Фарин. – Тут очищай не очищай, перегоняй не перегоняй – все едино. После глотка такой пакости тебе амброзия за счастье покажется, а какая-нибудь дурная паркетовка – и вовсе верхом блаженства.

– Уверен? – спросил Арилой.

– Уверен, – ответил Фарин.

– Значит, не будем, – пожал плечами Арилой.

Даграмант подлетел прямо к Зикеру и щелкнул зубами.

– Идем искать вкусных врагов? – спросил он.

– Враг будет один, – отозвался Зикер. – Невкусный. Ты уж извини.

Даграмант вздохнул.

– Да я что? Я – ничего. Меня и здесь неплохо кормили, – сказал он.

– Будут тебе вкусные враги, – пообещал Зикер. – Но не в этот раз. Позднее.

Курт пришел в себя от резкого удара по лицу. От такого удара попробуй не приди. Он стоял, точней, висел, примотанный веревками к деревянному столбу в центре просторной комнаты. На нем были одни только подштанники. Все остальные вещи были аккуратно разложены перед ним. В том числе и содержимое заплечного мешка. Все эти безумные склянки, бутылочки, артефакты и меч, вновь увеличенные до обычных размеров, окружали его как улики неопытного грабителя. Курт поискал глазами Мура и обнаружил его в руках одного из магов, стоящих перед ним. Кажется, именно посохом его только что и ударили. Его собственным посохом! Курт попытался рвануться что было сил, но куда там – он даже шевельнутся не мог. Вязали профессионалы и вязали на совесть.

– Очнулся? – зачем-то спросил маг, держащий его посох.

Словно и так не видно, что он очнулся.

– Нет! – назло ему ответил Курт. – Не очнулся и не собираюсь!

Маг лениво взмахнул посохом, и еще один чудовищной силы удар хлестнул Курта по лицу. На миг ему показалось, что комната вывернулась наизнанку. Словно в черном озере взорвалось белое солнце, ослепительный свет, плеснули черные тяжелые искры. Они сползали по пространству медленно, как жидкая грязь, и пространство пошло лоскутами там, где они его коснулись. В глазах быстро темнело. В голове дрожал странный шум. Курт упал бы, но веревки держали крепко, будто трясина. Впрочем, сознания Курт так и не потерял, хотя очень на это рассчитывал. Видать, маги позаботились.

– Ты ведешь себя неблагоразумно, – заметил один из них.

– Как ребенок, – проговорил другой.

– Ты ведь профессионал, – устыдил третий.

– Ты проиграл. Мы тебя взяли, – добавил четвертый.

– Будет лучше, если ты сам ответишь на наши вопросы, – пояснил пятый.

– И тогда, если ты будешь хорошо себя вести и слушаться старших, мы тебя, может быть, и не убьем, – пообещал шестой.

– Я бы ответил на ваши вопросы, уважаемые господа, но есть одно существенное препятствие. – Курт уже оправился от удара, и собственная беспомощность привата его почти в бешенство.

– Какое еще препятствие?! – рассердился первый маг.

– Я все еще не очнулся! – с неприятной улыбочкой на губах сообщил Курт.

– Не очнулся? Вот как? – выдохнул первый маг. – А зря. Зря не очнулся. У нас, видишь ли, маловато времени для вежливого обращения. Поэтому, если ты, конечно, не возражаешь, мы сразу перейдем к пыткам.

– Разумеется, я не возражаю, но только в том случае, если вы будете пытать друг друга, – гаденько ухмыльнулся Курт. – Обожаю смотреть, как это проделывают друг над другом подобные бяки!

Маг ухмыльнулся не менее гаденько. Нужно отдать ему должное, в искусстве гаденьких ухмылок он, пожалуй, даже перещеголял Курта. Его ухмылка смотрелась как шедевр подлинного мастера. Курт сразу почувствовал себя жалким недоучкой.

– Я почему-то так и подумал, что ты это скажешь, – проговорил маг. – Честно говоря, я был бы разочарован, скажи ты что-либо другое.

Он взвесил посох в руке, прищурился, словно приглядываясь к нему.

Вздохнул.

– У тебя замечательный посох, – сказал он наконец, глядя на Курта тяжелым холодным взглядом. – Мне никогда еще не попадалась вещь, настолько пригодная для того, чтобы ломать кости. Пожалуй, я начну с твоей левой руки.

Маг взмахнул посохом, но удара не вышло. Хотя вру, удар вышел – вот только нанес его не маг. Судорожно дернувшись, посох вывернулся из его руки и упал на пол. Упал – и превратился в человека. Вскочив с пола, Мур нанес магу такой удар, что тот кубарем отлетел к стене.

Маги растерялись. На какой-то миг они просто застыли, и Мур успел поработать кулаками.

– Проклятие! – возопил наконец кто-то из магов.

– Падет на твою голову! – закончил Мур, обрушивая на него удар кулака.

Маг осел.

– Хватай его! – заорали остальные.

Добрая сотня заклятий оплела очеловечившийся посох. Какое-то время он еще сопротивлялся, потом дрогнул, съежился и вновь упал на пол, на лету превращаясь обратно в посох. Разбросанные во все стороны маги подымались, скрипя зубами от злости. Все это время Курт бился, пытаясь или порвать веревки, или призвать свою Силу – или хоть что-нибудь!

Увы, ни того ни другого не случилось, оставалось надеяться на третье – знать бы еще, что оно такое, это самое третье!

– Надо же, какие чудеса теперь в Джанхаре делают, – проговорил один из магов, подходя к Курту. – Человека в посох превратили… так даже наш Архимаг не развлекается.

Курт смотрел в отвратительное лицо мага и думал: «Что бы ответить?» Еще раз получить по морде собственным посохом ему не улыбалось. Еще меньше ему нравилась перспектива оказаться с переломанными костями. А там ведь эти мерзавцы и еще что-нибудь придумают. Они на то и маги, чтобы разные мерзости придумывать. Решение пришло неожиданно.

– А кто вам сказал, что я из Джанхара? – словно бы нехотя выдавил он.

Лицо мага затопила добрая всепрощающая отеческая улыбка.

– Мы ведь не первого джанхарского агента ловим, – добродушно пояснил он. – Твоя одежда, снаряжение и прочее выдают тебя с головой. Посох, правда, у тебя странный и содержимое вещмешка тоже, а в остальном… В общем, глупо в такой ситуации запираться. Мы тебя сделали. Так что выкладывай нам все, пока мы добрые – честное слово, с нами сердитыми лучше не связываться. От тех, на кого мы рассердились, обычно мало что остается.

Курт ухмыльнулся еще раз. Конечно, у мага это все равно выходило лучше, но гадкая ухмылка почему-то отлично подбадривала Курта.

– Джанхарского разведчика я прирезал неделю назад, а труп спихнул в болото, – храбро соврал Курт. – Его снаряжение лучше моего, вот я и позаимствовал.

Маги переглянулись.

– Тогда нам тем более интересно, кто ты такой и чем здесь занимаешься, – проговорил один из них.

Курт глубоко вздохнул. Набрался храбрости, открыл рот и вдохновенно понес какую-то завлекательную ахинею, повествующую о его занимательных путешествиях и поучительных приключениях. Главным во всем этом сумбуре было постараться дать понять уважаемым господам магам, что перед ними обыкновенный странствующий душегуб, абсолютно не связанный ни с Джанхаром, ни с Орденом Черных Башен. О да, конечно, время от времени он убивает разных там разведчиков и агентов, но исключительно ради присвоения их имущества, а также из искренней любви к высокому искусству душегубства.

84
{"b":"374","o":1}