ЛитМир - Электронная Библиотека

– А кто тебе сказал, что этот облик истинный?! – расхохотались красавицы.

Курт только головой покачал. Ведь и в самом деле – ну кто ему сказал? Эльфы, они и есть эльфы…

– Отсюда совсем близко до того, что ты ищешь, Курт! – поведали они ему. – Ты сможешь воспользоваться порталом, но будь осторожен! Удачи!

– Удачи… – оторопело отозвался Курт, глядя, как три феи неземной красоты превращаются во что-то совсем уж сумасшедшее.

В следующий миг ему уже с хохотом махали лапами желтый заяц, синий еж и фиолетовый медвежонок.

– Это и есть наш истинный облик! – с хохотом прокричали они, перед тем как исчезнуть.

Курт потряс головой, тщетно пытаясь проснуться.

– Аглария! – требовательно напомнил посох. – Ты видел, где она?

– Видел, – кивнул Курт.

После чего зверскими пинками прогнал прочь легкую тень сумасшествия, посмевшую было вообразить себя плащом и опуститься на его плечи, а потом глубоко вздохнул и сотворил портал.

Здесь всегда сумерки.

Кто-то сказал это? Подумал? Кто-то…

…тебе станет хорошо, потому что ты не увидишь, или ты не увидишь, потому что тебе станет хорошо… ты не увидишь, потому что твои глаза растут не в ту сторону. Твои глаза как деревья. Корнями воспринимают они окружающий мир, питаясь его условной реальностью, а ветви и листья их обречены пребывать во тьме, и там же, во тьме, распускаются самые прекрасные цветы, и тьма наполнится их сводящим с ума ароматом.

А какие плоды вырастают на тех деревьях! Какие плоды! А собственно – какие плоды? Разве бывают какие-то плоды? Есть ли плоды глаз твоих во тьме твоей или твои глаза бесплодно смотрят во тьму тебя самого? И если твои глаза бесплодны, то откуда тогда взялся ты сам? И существуешь ли ты в самом деле или нерожденный касанием глаз пребываешь в вечной тьме и молчании несуществования?

«Вот такая фигулина!» – ошарашенно подумал Тенгере, стряхивая с ушей руины чьих-то причудливых мыслей. Если только, конечно, это были мысли.

Место, которое Зикер выбрал для засады на Архимага, и вообще отличалось причудливостью. Начать хотя бы с того, что его не существовало. Ну не бывает таких мест ни в природе, ни вне ее. Не бывает и быть не может. Они даже в чьем-то воображении существовать не могут, ибо невообразимы в принципе.

И все же Зикер умудрился его отыскать, да еще и всю свою команду приволок следом. Может, у него уже и не те силы, что раньше, но второго такого мастера поискать надо. А лучше даже и не пробовать – все равно ведь не отыщешь. Тенгере все пытался понять, где же они находятся, но этого даже Зикер толком объяснить не смог.

– Когда сны снят, они тоже видят сны, – сказал он. – Место, где мы находимся, – одна из точек пересечения таких снов с некоторыми мнимыми понятиями несуществующих вселенных.

– Я не понял, – честно признался Тенгере.

– Я тоже, – пожал плечами Зикер. – Ну и что с того? Важно, что мы здесь, а Тропа – вот она.

И правда, совсем неподалеку, глянцево чернена Тропа к Чаше Тьмы. От нее несло таким ужасом и мерзостью, что лучше было держаться подальше. Здесь, в стороне, росла зеленая трава, вперемежку со сказками и чудовищными ругательствами на самых невероятных языках. Зловонные испарения тропы не достигали усевшихся на обочине, зато на голову им то и дело осыпались лохматые отголоски каких-то слов, похожих на мысли, особенно если не приглядываться. Словесные конструкции громоздились, рассыпались и тут же пересоздавачись вновь, напоминая то некие сокровенные пророчества, то явную галиматью.

Зикер. Фарин, Арилой, Тенгере, Богиня, Даграмант и все члены Ордена Беглых Магов сидели на обочине. Глядя на жуткую тропу, ожидая битвы, для многих – быть может для всех? – последней.

В этом странном месте бродили шаткие образы, нечеткими линиями проламываясь друг сквозь друга. В этом странном месте, казалось, можно было задавать любые вопросы. Кто знает – почему? Быть может, дело не в месте, а в том, что им предстояло?

Тенгере решился задать вопрос, который давно его мучил.

– Скажи, Учитель, – запинаясь начал он, – зачем я был нужен Архимагу, я уже давно понял, а вот зачем я был нужен тебе? Не сейчас – а тогда?

– Чтобы убить меня, конечно, – светло улыбнулся Зикер. – Зачем же еще?

Эту информацию Тенгере несколько мгновений переваривал молча.

– А теперь – нет? – наконец спросил он.

– Теперь – нет, – безмятежно согласился Зикер. – Недосуг мне было, знаешь ли, тебя дожидаться. Пока бы ты еще собрался… так что я сам себя убил… – и глядя на вытянувшуюся физиономию Тенгере, Зикер добавил: – Вот молодежь пошла! Все старикам приходится делать самим. Ну решительно все!

– Разговорчики у вас! – фыркнула Богиня. – Мы убивать пришли, а не умирать! И вообще люди так много говорят о смерти, что иногда мне начинает казаться, что они сами в нее верят.

И она с решительным видом поправила висевший у нее за спиной меч. Кто-то приближался к ним.

Кто-то…

Его шаги доставали до неба, а самого было не видать от земли. Он не дышал, потому что забыл, зачем это нужно. Бесшумно выхватив меч, Богиня привычным жестом крутанула его над головой.

– Хочу, чтобы был закат, – тихо сказал Зикер. – По праву выцветающей памяти и опадающих имен, по праву змеи, пережившей свой яд, по праву черных, ставших белыми… хочу, чтобы был закат!

И стал закат.

Сумерки плеснули крутой волной, раздались в стороны, точно занавес, пропуская высокую худую фигуру.

– Ну хоть кто-то мне заката не пожалел, – произнес незнакомец. Незнакомец?

Кто-кто, а Зикер сразу его узнал!

– Джальн! – воскликнул он.

– Зикер! – обрадованно отозвался тот. – Ну как у вас?!

– Теперь уже скоро, – сказал Зикер, – ты вовремя поспел.

Зикер стоял посреди заката. Зикер смотрел в закат. Зикер был спокоен, как и положено великому черному магу перед его последней битвой. Зикер не собирался защищаться и уворачиваться, он собирался убить Архимага. Он собирался убить Архимага, заплатив за это своей жизнью, чтоб не пришлось платить жизнями других. Зикер стоял посреди заката. Зикер смотрел в закат. А с той стороны заката на него смотрела Судьба.

– Вот и пришло время, – тихо проговорила она. – Тебе сейчас очень пригодился бы Курт, а Зикер? Пригодился бы. Сам знаешь, что пригодился… А вот нет его с тобой. И не будет. Ты чувствуешь себя голым и не знаешь, на что решиться? Это хорошо. Это полезная наука. Ты решил погибнуть, чтоб не подставлять других? Это правильно. Это верно. Ты начинаешь учиться. Возможно, ты и не безнадежен. Но Судьба сурово карает тех, кто с ней спорит. Поэтому пей свою чашу, Зикер. Пей до дна! Изведай, каков осадок. И не взыщи, если что не так. Справедливость – штука редкая. На твою долю ее может и не хватить.

– А ты уверена, что так – правильно? – спросило у Судьбы нечто огромное, клубящееся где-то за пределами этого Мира. – Не слишком ли велик риск?

– Риск велик слитком, – тут же согласилась Судьба. – Так – правильно. Я уверена.

– Уверена?

– Уж не думаешь ли ты, что я сама не подчиняюсь собственным законам? Что у Судьбы нет судьбы? Зря. У Судьбы есть судьба, ведомая лишь ей самой да еще призрачным теням в серых сумерках. Я не могу свернуть, не могу отказаться, не могу не рисковать. Я – Судьба. От меня не уйдешь. И я меньше, чем кто-либо другой, способна на это.

Зикер стоял посреди заката. Зикер смотрел в закат.

Архимаг появился неожиданно. Вот только что его не было, дохнуть не успели, а он уже возник на Тропе в трех шагах от них. Возник – и тут же споткнулся, запутавшись в ловко перекинутых через Тропу незримых «паутинках» Силы. Зикер рассчитал верно. «Паутинки» не могли остановить Архимага, но они его на миг задержали. Этого оказалось достаточно. Остановившись посреди стремительного движения, он пошатнулся, споткнулся, потерял равновесие и рухнул на Тропу. Вскочил почти тут же, но было поздно. Поперек Тропы выстроились его злейшие враги во главе с Зикером. Архимаг пробежал взглядом по своим врагам – и вдруг наткнулся на человека, которого никогда раньше не видел. По правую руку от Зикера стоял незнакомец с кистью в руке.

86
{"b":"374","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Изумрудный атлас. Книга расплаты
Да будет воля моя
Руки оторву!
Екатерина Арагонская. Истинная королева
Принц инкогнито
Империя бурь
Сад бабочек
Четвертая обезьяна
Пустошь