ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, вероятно, – согласился Фатти. – Это означает, что кто-то мог услышать звон стекла. Выясним. Есть еще что-нибудь?

– Да, имеются и другие следы ног, отличающиеся от этих. Они тянутся от парадной двери, затем – по клумбам перед домом, потом – на небольшом отрезке гравийной дорожки, ведущей к воротам позади дома, и там обрываются, – сказал Ларри. – Они не следуют от парадного к главным воротам. Если бы они тянулись в этом направлении, мы бы, вероятно, их не увидели, потому что сейчас там огромное множество других отпечатков.

– Понятно. Значит, ты считаешь, что кто-то еще, вполне возможно, например, мистер Феллоуз, выскочил из парадного и вместо того, чтобы направиться к главным воротам, побежал по клумбам к задний воротам и там скрылся. Из этого, по всей вероятности, следует, что он побежал не вверх по дороге, а вниз, – задумчиво произнес Фатти.

– Да. На этом наши заметки кончаются. – сказал Ларри, складывая свой листок.

– Очень толковые заметки, – похвалил Фатти. – Я уверен, что вы добились больших результатов, чем Гун. А теперь дайте мне немножко подумать и попробовать поточнее воспроизвести картину того, что здесь произошло прошлой ночью.

ЗАКЛЮЧЕНА ЛИ ЗДЕСЬ КАКАЯ-НИБУДЬ ТАЙНА?

– Тихо! Великий ум за работой, – сказал Ларри. – Бастер, успокойся. Ш-ш-ш.

Фатти проделал свою мыслительную работу быстро и в самом непродолжительном времени пришел к определенным выводам.

– Я представляю себе дело таким образом, – сказал он. – Кто-то чего-то хочет от мистера Феллоуза. Чего именно, мы не знаем. Как бы то ни было, человек по какой-то причине находит необходимым вломиться в дом – вероятно, потому, что он уверен, что Феллоуз его не впустит, если он нормальным образом постучится в парадную дверь. Из этого следует, что человеку нужно что-то такое, чего Феллоуз не захочет ему отдать.

– Да. Звучит убедительно, – заметил Пип. – Но почему Феллоуз скрылся таким странным образом из дома?

– Погоди секунду. Не торопись, – сказал Фатти. – Человек прячется до тех пор, пока не приходит к выводу, что наступил подходящий момент вломиться в дом; вероятно, надеется, что Феллоуз заснул, что ему удастся застигнуть его врасплох – возможно, у него есть при себе револьвер – и получить то, что ему нужно. Итак, значит, он проникает в дом в тот момент, который кажется ему наиболее подходящим.

– Мне бы никогда ни до чего похожего не додуматься, – сказала Бетси. – Ты так рассказываешь, прямо приключенческая повесть, да и только!

– Он проникает внутрь. – продолжал Фатти. – Но почему-то застать Феллоуза врасплох ему не удается. Может, тот услыхал звон разбиваемого стекла и заподозрил что-то неладное. В общем, он услыхал, как кто-то лезет в кухонное окно. Что же он делает? Выскакивает из парадного, оставив дверь открытой настежь, и кидается в ночную тьму…

– Особенно темно не должно было быть, – вставила Дейзи. – Прошлая ночь была лунная. Моя спальня была залита лунным светом.

– Ты права. Моя тоже. Молодец, Дейзи, – сказал Фатти. – Итак, продолжим. Он выскакивает в светлую лунную ночь, возможно имея при себе именно то, за чем явился другой человек. Этот другой увидел, что птичка упорхнула, но, не будучи уверен, что Феллоуз прихватил с собой то, что нужно ему, взломщику, он в поисках этого предмета переворачивает все в доме вверх дном. Уверен, что он не забыл заглянуть ни в один уголок, ящик комода или буфет – все обыскал, даже трубы!

– Как ты здорово все вычислил, – сказала Бетси. – Я никогда не встречала человека, который умел бы так быстро сложить два и два и получить ответ – четыре.

– Так ведь Фатти превосходит всех тем, что у него два плюс два дают пять! – сказал Ларри. – Он на одно очко опережает Гуна, да и любого другого. У Гуна два плюс два равняются четырем, но Фатти всегда на один шаг его обгоняет.

– Спасибо, Ларри, – сказал Фатти. Такая похвала хоть и насмешила его, но все же была ему приятна. – Так поступают все сыщики. Теперь главный вопрос: с чем это Феллоуз выскочил из дома? Вещь не могла быть слишком громоздкой или тяжелой – иначе он далеко бы с ней не убежал, и к тому же, если бы он нес подозрительный сверток или большой мешок, его кто-нибудь мог заметить.

– Вполне, – вмешалась Дейзи. – Здорово! Фатти, если ты и дальше будешь вот этак раскручивать ход событий, ты скоро нам сообщишь, что он нес.

– Эх! Если бы я мог! – отозвался Фатти. – Но мне кажется, я нашел одну штуку, которая может пригодиться, хотя каким образом – ума не приложу.

Он вытащил из кармана маленькую красную перчатку. Все уставились на нее, а Бастер тщательно обнюхал.

– Это – кукольная перчатка, – сказала Дейзи, – или детская. Могла она принадлежать совсем крохотному ребенку?

– Я продумал такую версию, согласно которой Феллоуз похитил какого-нибудь младенца или совсем маленького ребенка, – сказал Фатти, – но пришел к заключению, что он этого не делал. В доме не оказалось решительно ничего, что указывало бы на то, что ребенок там когда-либо был. Ничего, кроме этой перчатки!

Ларри взял перчатку и повертел ее в руках.

– Она очень чистенькая, – заметил он. – По-моему, такая перчатка может быть впору ребенку не старше двух лет. Где твоя большая кукла, Дейзи – та, которую тебе подарили, когда тебе было три годика? Она была почти такого же роста, как ты тогда.

– Ее куда-то убрали, – сказала Дейзи. – Я сейчас схожу за ней. Подождите минутку.

Фатти обратился к Пипу:

– Ты мне показал рисунок, изображающий отпечаток ноги грабителя. А как насчет следов Феллоуза? Вы установили, что они тянутся от парадного, через клумбы перед домом, а затем их видно на тропинке у ворот с задней стороны дома. Вы их срисовали?

– Ах ты батюшки, совсем забыл показать их тебе, – ответил Пип, роясь в кармане. Он вытащил еще один листок бумаги и осторожно его расправил. – Довольно странные следы, Фатти, меньше тех и какие-то плоские и неясные.

Фатти молча разглядывал рисунок.

– Я думаю, – сказал он, – Феллоуз выскочил в домашних шлепанцах. Обычные туфли или башмаки с каблуком оставляют не такой отпечаток – это след плоской подошвы шлепанца. Он вообще, возможно, был в пижаме, халате и шлепанцах – так торопился, что не успел переодеться. Если он в тот момент уже был в постели или совсем собрался лечь, он не мог быть одет как днем.

– Да, ты прав. Это – отпечатки плоских подошв шлепанцев, – согласился Пип. – Ларри, пойди принеси свои – они ведь плоские, да? Мы могли бы посмотреть, какие ты будешь оставлять следы, если наденешь их. Возле стены есть очень симпатичный кусок земли, размокшей от грязи.

Ларри принес свои шлепанцы. Вместе с ним вернулась Дейзи, нашедшая куклу. Кукла была что надо! Большая, красивая. Фатти попробовал натянуть ей на руку перчатку.

– Да, ребенок, которому принадлежала эта перчатка, был не намного больше твоей куклы, Дейзи, – сказал он. – Но я не понимаю, как мужчина мог ее уронить, если у него не было на руках маленького ребенка.

Он снова положил перчатку в карман и перевел взгляд на Ларри, который торопливо снимал свои резиновые сапожки и надевал красные домашние шлепанцы.

Ларри направился к грязному участку земли возле стены, и все ребята двинулись следом за ним.

– Пробегись по этой грязи на предельной скорости, – попросил Фатти.

Ларри пробежал – сначала в один конец, потом обратно. Его мать, как раз в эту минуту поглядевшая в окно, удивилась, увидев, что Ларри носится взад-вперед по самой грязной части сада в домашних шлепанцах. Не заметить их она не могла, потому что они были ярко-красного цвета. Она постучала по стеклу, а потом открыла окно.

– Ларри! Что ты делаешь? Сию минуту прекрати эту глупую игру!

– Ну, конечно! И как это мы не подумали, что мама обязательно поглядит в окно именно сейчас! – воскликнула Дейзи. – Все в порядке, мама, – крикнула она. – Мы просто пытаемся кое-что доказать, только и всего.

– Так прекратите свои попытки, – сказала мама. – И, пожалуйста, скажи остальным, что уже почти час дня. Я уверена, что Пипу и Бетси надо идти домой.

12
{"b":"3748","o":1}