ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А теперь послушай. Вилли, – сказал мистер Гун, которому внезапно пришла голову некая идея. – Слушаешь ты меня?

– Ага, – отозвался Вилли. – Только говорите погромче, уши у меня уже не те.

Мистер Гун, к удовольствию Фатти, заговорил громче. Интересно, что-то он скажет?

– Тот парень вернется сюда вон оттуда, – сказал мистер Гун. – Я хочу, чтобы он попался мне в руки, понял? Поэтому, как увидишь что он идет, окликни его погромче. Подзови его сюда и займи разговором.

– Зачем это? – с сомнением в голосе спросил Вилли. – Если он подонок какой-нибудь, я вовсе не хочу дать ему возможность тюкнуть меня по голове.

– Я спрячусь по ту сторону дороги, – сказал Гун. – А то еще он заметит меня. Он меня боится, до смерти боится. Ему достаточно увидеть фонарик моего велосипеда, как он пускается наутек. Понимаешь, я хочу, чтобы он попался мне в руки. Так вот, когда увидишь, что он идет, возьми одну из своих красных лампочек и медленно покачай ею взад-вперед. Я миром прибегу, пока ты будешь с ним разговаривать.

– Ладно, – покорно согласился Вняли. Какие-то прохожие, болтающие про своих дядей, которые ходят во сне в шлепанцах, подонки, подача сигналов покачиванием лампы, дальше что будет! С Вилли всего этого было предостаточно. Сегодня ночью не удастся чуток вздремнуть, это уж факт!

Мистер Гун сел на велосипед и исчез. Он укатил в дальний конец дороги, ведущей к реке, слез с велосипеда и спрятался под деревом, держа велосипед возле себя. Уж на обратном пути он этого толстого мальчишку схватит! Никаким другим путем он вернуться не может, потому что в другом конце дороги путь ему преграждает река.

Фатти быстро перебирал в уме возможные варианты дальнейших действии. Может, пойти прямиком к реке, пробраться через чей-то сад и выйти на другую дорогу, параллельную этой? Иди же немножко подурачить Гуна?

Да, надо устроить ему небольшой номер. Гун это заслужил, соврав, будто Фатти до смерти его боится! Фатти быстро приступил к делу. Он перепачкал свою физиономию грязью, надел кепку козырьком вперед, так чтобы под тенью не видно было глаз. Вместо шарфа повязал на шею белый носовой платок, усы снял, но ужасную челюсть вставил.

Он ощупал землю вокруг себя – не попадется ли что-нибудь, что могло бы пригодиться для подготовляемого «номера». Он попал ладонью на старый мешок. Отлично – как раз то, что нужно! Пошарив среди мусора, оставленного ремонтными рабочими, он нащупал осколки кирпича и камни и быстро стал кидать их в мешок, пока тот не наполнился до половины. Мешок оказался очень тяжелым.

Фатти снова выбрался на дорогу и повернул так, чтобы очутиться за спиной ночного сторожа. Он медленно прошел мимо него, согнувшись под тяжестью мешка чуть не до земли.

Сторож его увидел, но его старые подслеповатые глаза не могли различить, кто идет. Охваченный сомнением, он внимательно вглядывался в прохожего, сожалея, что луна не вышла из-за тучи. Впрочем, он решил, что, кто бы это ни был, вид у него определенно подозрительный. «Махну-ка я пару раз лампой, вреда не будет», – подумал он.

Он взял в руки лампочку, повернулся в сторону Гуна и медленно покачал ею. Фатти, увидев краем глаза, что делает сторож, широко улыбнулся. Он продолжал медленно тащиться по дороге, согнувшись под тяжестью мешка. Если кто-то действительно выглядел в данный момент подозрительно, так это Фатти!

Мистер Гун заметил качающуюся лампу и быстро пошел по дороге, держась в тени и двигаясь бесшумно в своих сапогах на резиновой подошве. Он пытался разглядеть, подошел ли Фатти к сторожу и разговаривают ли они. Но, к его величайшей досаде, к тому времени, когда он добрался до будки сторожа, там никого, кроме Вилли, не было!

– Где он? Почему ты махал лампочкой? Его же здесь нет! – воскликнул выведенный из себя Гун.

– Я увидел очень подозрительного типа, который брел по дороге, – ответил Вилли. – Не того, кто вам понадобился, но кого-то из тех, кого вы наверняка захотели бы заполучить в руки. Действительно подозрительный тип. Да к тому же он тащил на спине тяжелый мешок. Я думаю, вам бы хотелось узнать, что в этом мешке!

– Гм! Звучит и правда скверно, – сказал Гун, а сам подумал: уж если не удается заполучить в руки Фатти, хорошо бы хоть кого-то заполучить. – Он в какую сторону пошел?

– Вон туда, – сказал Вилли, указывая направление кивком головы. Гун двинулся в ту сторону, куда показал сторож, стараясь держаться в тени. Он пытался выследить Фатти и подозрительную личность с мешком. Фатти быстро оглянулся. Прекрасно! Гун идет за ним следом. Он заставит его хорошенько покрутиться!

Тяжело передвигая ноги, Фатти спустился к реке и вышел на место, откуда видны были сверкавшие при лунном свете серебристые волны. Там он свернул к причалу. Гун крадучись следовал за ним, при этом он так тяжело дышал, что Фатти слыхал его дыхание.

Фатти продолжал медленно, нога за ногу, тащиться вперед, как очень, очень старый человек. На ходу он скорбно кашлял. Это был какой-то леденящий душу глухой кашель. Неожиданно он остановился и опустил мешок на землю, как если бы он был слишком тяжел. Остановился и Гун.

Фатти снова перекинул мешок за плечо и зашагал дальше по направлению к пристани. Уже почти дойдя до места, он вдруг опять остановился и со стоном опустил мешок. Мгновенно остановился и Гун. Теперь его уже разбирало любопытство. Зачем старику понадобился такой тяжелый мешок? Куда он идет? Что у него в мешке? Может, он собирается встретиться с каким-нибудь соучастником? Гуна все больше охватывало возбуждение.

Фатти снова закинул мешок за спину и двинулся дальше. Он подошел к маленькой деревянной пристани, о которую билась залитая лунным светом вода. Фатти взошел на пристань и уселся со своим мешком – вроде бы отдохнуть.

Наступил момент, когда Гун мог начать действовать. Он вышел из тени на свет и, тяжело ступая, зашагал к пристани. При свете луны фигура его казалась огромной.

– Так-с, – начал он. – Как ваша фамилия? Что у вас в этом мешке?

– Кирпичи и камни, – честно сказал Фатти грустным, уставшим голосом старого человека.

– Га! – презрительно воскликнул Гун. – Никто не таскается с мешком, полным кирпичей и камней, разве что сумасшедшие!

– А может, я и есть сумасшедший, – сказал Фатти и поник головой, боясь, как бы лунный свет не упал на его лицо.

– А ну-ка, откройте свой мешок и дайте мне посмотреть, что в нем, – угрожающим тоном приказал Гун.

– Нет! – воскликнул Фатти, вцепившись в мешок, словно в нем были рубины и бриллианты.

– Хватит, я вам говорю! – крикнул Гун, надвигаясь на него. – Открывайте мешок, да побыстрее!

ВЕСТИ ОТ ЭРБА

– Не мой он, – упрямо возразил Фатти, не выпуская мешок из рук.

– А чей? – спросил Гун.

– Ш-ш-ш! Он принадлежит мистеру Феллоузу, – шепотом сказал Фатти первое, что пришло в голову, и туг же сам ужаснулся: что он ляпнул! Мистер Гун удивился.

– Мешок принадлежит мистеру Феллоузу? Как же он очутился у вас? Послушайте, отдайте его мне. Вы ведете себя подозрительно, и я сию же минуту вес арестую!

Он протянул руку к мешку, но Фатти встал и завопил;

– Нет, нет, не прикасайтесь к нему! – и тут же драматическим жестом поднял мешок и швырнул его в воду возле пристани. Фатти был очень рад отделаться наконец от груза. Мешок шлепнулся в воду с громким всплеском.

Мистер Гун был глубоко разочарован. Он успел прийти к твердому выводу, что в мешке содержится что-то очень важное – и вот теперь он исчез! Гун стал на колени, чтобы вглядеться в воду возле пристани, и Фатти, воспользовавшись случаем, пустился наутек.

Мистер Гун поднялся и разинул от удивления рот увидев убегающую фигуру. Как это старый, шаркающий ногами человек мог мчаться с такой скоростью? На какое-то мгновение мистер Гун усомнился, наяву ли все это происходит или во сне. Он решил, что беглеца ему не догнать – ведь он был уже у поворота, выходящего на дорогу! Странная какая штука – протащиться такой громадный конец, а потом вот этак помчаться! Мистеру Гуну пришло на память выражение: «Страх словно придал ему крылья». Увы, у мистера Гуна крыльев не было. Придется двигаться назад с доступной ему скоростью.

17
{"b":"3748","o":1}