ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они поднялись наверх. Мать Фатти громко постучала в его дверь.

– Кто там? – послышался голос Фатти. – Мама, у меня гость!

Миссис Троттевилл удивилась: насколько она знала, в это утро никто больше не приходил. Наверное, кухарка провела кого-нибудь прямо наверх. Она повернула ручку двери, и они с Бетси вошли в комнату.

Фатти, полусонный, лежал, утонув головой в подушках. Бетси были видны его темные всклокоченные волосы, но больше, пожалуй, ничего. Сердце у нее упало. Вчера Фатти сидел в постели и был весьма бодр. Значит, не так уж хорошо он себя чувствует, коли предпочитает лежать!

Она взглянула на посетительницу. Это была полная женщина в очках и безобразной черной шляпе, надвинутой на лоб; шея ее была обмотана ярко-зеленым шарфом, прикрывавшим часть подбородка. Кто же это мог быть? Миссис Троттевилл тоже недоумевала. Кто она, эта странная гостья? Она неуверенно приблизилась к посетительнице.

– О, миссис Троттевилл! – воскликнула та каким-то жеманным голосом. – Вы, наверное, не помните меня? Мы с вами познакомились два года назад в Боллингеме. Такое чудесное место, не правда ли?

– Да нет, я что-то не припоминаю вас, – удивленно отозвалась миссис Троттевилл. – Откуда вы узнали, что Фредерик болен, и кто провел вас в его комнату? Право же вы… это… очень добры, но…

– О, меня проводила сюда ваша милая кухарка, – затрещала в ответ гостья, вытирая лицо громадным белым носовым платком, от которого так и разило одеколоном. – Она сказала, вы заняты, а потому сама меня проводила. Фредерик так обрадовался, увидев меня! А кто эта симпатичная девчушка?

Бетси была озадачена. Странная какая-то гостья, непонятная, И почему Фатти не сидит, а лежит? Почему он не сказал ей, Бетси, ни словечка? Она посмотрела на Фатти, лежащего на постели. Вероятно, он спит!

Она сильно ткнула его в бок пальцем.

– Фатти! Проснись! Ты ведь минуту тому назад не спал, Я знаю, потому что ты говорил с нами, когда мы постучали в дверь. Сядь и поговори со мной!

Фатти не обратил на эти слова никакого внимания и продолжал себе лежать в постели словно бревно. Миссис Троттевилл начала беспокоиться. Она тоже подошла к постели и дотронулась до Фатти.

– Фредерик, с тобой все в порядке? Сядь, ну пожалуйста!

Бетси поглядела на гостью, которая успела встать со стула и стояла у окна, спиной к ним. Плечи ее слегка вздрагивали. В чем же все-таки дело? Как-то все это было странно и таинственно и очень не нравилось девочке.

Миссис Троттевилл откинула одеяла. Под ними Фатти не оказалось! На деревянную форму для пудинга был надет темный парик, а на постель положены диванные валики. Миссис Троттевилл тихонько вскрикнула:

– Фатти! Куда девался Фатти?

Бетси – то, конечно, поняла, куда он девался!

ДВА ПОСЕТИТЕЛЯ ФАТТИ

Бетси резко повернулась к стоявшей у окна полной женщине, подбежала к ней, схватила за руку и сильно дернула.

– Фатти! С тобой со смеху умрешь! Ты же и есть свой собственный гость. Ах, Фатти!

«Гостья» повалилась в кресло и затряслась от смеха. Ну, разумеется, это был не кто иной, как Фатти. Его смех невозможно было спутать с чьим бы то ни было.

– Фредерик! – воскликнула его мать, удивленная и раздосадованная. – Ты с ума сошел? Ведь ты должен быть в постели. И о чем только ты думаешь – встал и вырядился таким странным образом! Не вижу в этом ничего смешного. Ты меня рассердил. Я расскажу доктору, когда он придет. Сними с себя эти тряпки и сию же минуту марш в постель!

– Ох, мама, погоди минутку, – задыхаясь, вымолвил Фатти, продолжавший бессильно сидеть в кресле. – Если бы ты знала, до чего вы с Бетси были уморительны, когда тыкали в меня пальцем, чтобы я заговорил, и недоумевали, что это за особа – моя гостья, и старались быть с ней вежливыми. – Фатти снова покатился со смеху.

– Ну что ж, единственное, что я могу сказать, – тебе наверняка гораздо лучше, раз ты выкидываешь такие глупые штучки, – сказала миссис Троттевилл все еще раздраженным тоном. – По-моему, такое ненормальное поведение должно означать, что температура у тебя нормальная. Фредерик, сию же минуту ложись в постель. Нет, только не в этом кошмарном наряде – где ты только раздобыл это тряпье?

– Кухарка принесла мне вещи своей престарелой тетушки, – ответил Фатти, стягивая с себя зеленый шарф и жуткую старую шляпу. – Мама, это только часть моего маскировочного гардероба. Пожалуйста, не притворяйся, будто ты ничего о нем не знаешь.

Миссис Троттевилл частенько приходилось смотреть сквозь пальцы на проделки Фатти. Было невозможно угадать, что он еще выкинет. Она с брезгливостью смотрела на его одеяние.

– Грязные старые вещи! И совершенно ужасный одеколон, Фредерик. Его и одеколоном-то не назовешь, просто какая-то вонючая жидкость. Я вынуждена буду открыть окно, чтобы этот запах выветрился.

– Да, открой, пожалуйста, – попросил Фатти. – Мне самому уже невмоготу. Черт возьми, я получил большое удовольствие. Возьми-ка, Бетси, повесь этот черный жакет и юбку в мой платяной шкаф, вон там, в углу.

Он скинул с себя жакет и юбку и остался в своей полосатой пижаме. Бетси не заметила, чтобы он хоть чуточку похудел из-за гриппа. Она взяла жакет и юбку и собралась было повесить их в шкаф, но миссис Троттевилл отобрала их у нее.

– Нет. Их надо отправить в чистку, если уж они так необходимы Фредерику, – заявила она, – А кухарке я скажу, чтобы она не таскала ему старые тряпки своей тетки.

– Мама, только не вздумай ей ничего говорить, – встревожился Фатти. – Кухарка – просто чудесный человек! Она отдает мне также старые вещи своего дяди. Где-то же мне надо добывать подходящую для маскировки одежду. Ты прекрасно знаешь, что, когда я вырасту, я стану первоклассным сыщиком, а для этого надо практиковаться с молодых лет. Не говори кухарке ни слова!

– Фредерик, я не позволю, чтобы ты захламил весь дом старым вонючим тряпьем, взятым у дяди и тети нашей кухарки, – твердо заявила мать мальчика.

– Да тебе и не придется ничего позволять, – завопил Фатти. – Обычно я держу эту одежду в своем сарайчике в саду, правда ведь, Бетси? Мама, я просто хотел разыграть Бетси и для этого изобразил «гостью», только и всего, поэтому я попросил кухарку принести мне эти вещи из сарая. Если ты хочешь, Бетси может сию же минуту снова отнести их в сарай.

Фатти был уже в постели. Он умоляюще поглядывал на Бетси и на мать. Миссис Троттевилл показалось, что он как-то вдруг побледнел. Все из-за этого глупого возбуждения!

– Ладно, Фредерик! Не будем больше об этом говорить, – сказала она. – Бетси может отнести эти вещи, когда пойдет домой. А пока, Бетси, пожалуйста, вынеси их на лестничную площадку. Фредерик, ляг. Я уверена, что у тебя опять поднимается температура. Если окажется, что температура повысилась, я, конечно, не позволю тебе встать сегодня с постели даже ненадолго.

– Мама, а может Бетси остаться у меня на ленч – мы поедим вместе, – быстро переменил тему разговора Фатти. Он твердо решил сегодня днем встать. Пожалуйста, разреши. Сегодня ко мне больше никто не придет: все остальные еще не поправились окончательно. Мне очень приятно общество Бетси, и ты знаешь, что она очень тихая девочка. Мне будет полезно побыть с ней. Ведь правда, Бетси?

Бетси просияла. Провести весь день с Фатти было бы чудесно. Пип был сейчас из-за болезни очень раздражительным, и с ним было трудно ладить. Остаться у Фатти было бы просто восхитительно! Держа в руках ворох старого тряпья, издававшего дурной запах, она с надеждой поглядела на миссис Троттевилл.

Подумав, та сказала:

– Ну что ж, я думаю, если Бетси захочет остаться, она, вероятно, удержит тебя от новых глупых выходок. Ну как, Бетси, милочка, ты хотела бы остаться у нас? И, пожалуйста, обещай мне, что ты не позволишь Фатти выскакивать из постели, заниматься переодеваниями и вообще валять дурака.

– Обещаю! – радостно отозвалась девочка. – Благодарю вас, миссис Троттевилл.

– Я позвоню твоей маме и спрошу, не возражает ли она. – С этими словами мать Фатти вышла из комнаты. Бетси опять просияла, и Фатти улыбнулся ей в ответ.

2
{"b":"3748","o":1}