ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он надел ее на свою большую голову, комично сбив ее набекрень. Бетси засмеялась:

– У тебя ужасный вид в ней, Фатти. Сними ее!

– Ты в ней еще больше смахиваешь на рехнувшегося малого, чем обычно! – сказал Пип, за что заработал от Фатти пинок. Бастер, всегда готовый к бою, с лаем бросился на обоих мальчиков. Фатти уселся и оттолкнул его от себя.

– Где тот башмак? – свирепо спросил он. – Принеси его сюда, и мы снова примем тебя в наш семейный круг. А с моим карандашом ты что сделал? Если только ты сжевал его кончик, можешь считать, что это был твой обед, другого не дождешься.

Бастер свесил язык и удалился в угол. Бетси подумала:

«Какой он все-таки симпатяга!» Когда он «рисовался», он очень ей нравился.

– Это и все одежки? – спросила Дейзи, тщательно рассматривая шапочку, которую передал ей Фатти. – Я не вижу в этих вещицах решительно ничего необыкновенного – разве что они сделаны лучше и из более прочного материала, чем обычные кукольные наряды. Ума не приложу, почему им придается такое значение.

– Я тоже не понимаю. Но причина для этого непременно должна быть, – сказал Фатти. Он с довольно мрачным видом смотрел на груду одежды. – Я бы ни чуточки не сетовал на то, что Гун запихал мне эти вещицы за шиворот, если бы они оказались действительно стоящими и помогли нам раскрыть эту довольно странную тайну. Хотя я начинаю думать, что мы, возможно, делаем из мухи слона и тут вообще никакой тайны нет.

– Что ж, у нас осталось всего два-три дня для ее раскрытия, – вставила Бетси. – Я просто не могу уехать в школу, так и не узнав разгадки этой маленькой тайны. Как вы считаете, не должны ли мы вернуть эти кукольные одеяния мистеру Феллоузу?

– Да, пожалуй. По-моему, надо вернуть, – сказал Фатти. – Признаться, мне это не пришло в голову. Мы могли бы спросить, как он все это объясняет. Может оказаться, что мы все-таки обнаружили что-то важное. Отнесем их сегодня, ближе к вечеру. Вот, небось, удивится, увидев их! Он, наверное, думает, что они все еще преспокойно лежат на дне реки!

– А мне все-таки ужас как хочется найти в этих вещах какую-то скрытую в них улику! – воскликнула Бетси. – Я уверена, что что-то тут есть. Дай мне еще разок все их пересмотреть, Фатти, прежде чем ты их уберешь.

– Ты воображаешь, что можешь отыскать что-то, чего мы все пятеро, не смогли разглядеть? – с презрением спросил сестренку Пип. – Много у тебя шансов, что и говорить!

– Если чувствуешь, что это необходимо, всегда стоит проверить второй раз любой вывод, – сказал Фатти, передавая Бетси сверток одежды. – Здесь все, Бетси, кроме башмака, который утащил Бастер. Эй, Бастер, принеси башмак, старина!

Но прежде чем Бастер успел выполнить приказание, Бетси вскрикнула, да так громко, что все вздрогнули. Она разглядывала красное пальтишко, и глаза у нее засияли.

– Посмотрите, мы этого не заметили – маленький белый носовой платок, на котором вышиты маргаритки, а еще тут вышито имя – совсем крошечными буковками.

– Где он был? – спросил Фатти, чуть ли не выхватывая у нее из рук платочек.

– В манжете пальто есть маленький внутренний кармашек, – сказала Бетси, показывая его остальным. – Он так искусно скрыт, что никто из нас его не заметил. Фатти, что это за имя, вышитое на платке?

Фатти расправил платочек, чтобы все Тайноискатели могли разглядеть крошечные маргаритки и имя, вышитое вокруг них так, что буковки образовывали колечко. Фатти прочел по буквам: Э-В-Р-И-К-Л. Эврикл. Ну и имечко!

– Никогда в жизни не слыхал, – сказал Ларри. – Это греческое имя, не правда ли?

– Да, греческое, – подтвердил Фатти. – Постойте, постойте, оно мне встречалось. Кто такой был Эврикл? Теперь я вспомнил. Да! Я вспомнил. Эврикл! Ну, конечно! Теперь-то я все припомнил. Вот это улика так улика!

МИСТЕР ЭВРИКЛ И БЕСЕДА С ГУНОМ

Ребята взволнованно уставились на Фатти – где тут улика? Кто такой был этот грек, Эврикл? И почему это так важно, кем он был?

– Слушайте, – сказал Фатти. – Эврикл – это грек, живший много веков назад, но тем не менее прославившийся, ибо он обладал редким даром – он был чревовещателем! И таким мастером своего дела, что его не забыли потомки. У него были десятки учеников.

– А я думала, чревовещатели существуют только в наше время, – удивленно сказала Дейзи. – Вернее сказать, я считала, что этот фокус был придуман в прошлом веке.

– Да Бог с тобой! Это очень древнее искусство, – возразил Фатти. – Оно было прекрасно известно в Греции, да и другие страны и народы им занимались – например, зулусы и эскимосы. А грек Эврикл был выдающимся чревовещателем. Я читал про него, когда учился чревовещать и «бросать» свой голос далеко от себя.

– Ясно, но почему на платочке куклы вышито имя древнегреческого чревовещателя? – спросила Дейзи. – И что в этом такого важного? Я просто не понимаю, Фатти. Объясни, пожалуйста.

– Ну, слушайте, – с нескрываемым волнением начал Фатти. – Когда на носовых платках вышито чье-то имя, обычно это – имя владельца платка, не правда ли? Выходит, Эвриклом звали либо того, кому этот платок принадлежал и кто был одет в эти вещицы, либо это – имя его хозяина. Кем еще мог быть мистер Эврикл, как не чревовещателем, и кому другому могли принадлежать эти одежки, если не его говорящей кукле?!

Ребята слушали его с интересом, и, когда он кончил, Пип воскликнул:

– Ну конечно же, конечно, само собой! И как это мы сразу не догадались? В эти вещи была наряжена большая кукла, принадлежавшая какому-то чревовещателю – потому-то они маловаты для ребенка и слегка великоваты для обыкновенной куклы, и по этой же самой причине они так искусно сделаны.

– Да… Я уверен, что кукла принадлежит человеку, сценическое имя которого «мистер Эврикл» – в честь древнегреческого чревовещателя, – ликующим голосом вставил Фатти. – Наконец-то я увидел какой-то просвет в темноте.

– О себе я бы этого не сказал, – заметил Ларри. – Какой же просвет ты узрел? Правда, мы считаем, что теперь нам известно, кто носил эту одежду, и, вероятно, известно имя человека, которому принадлежала кукла, которая носила эту одежду…

– Который жил в доме, который построил Джек! – хихикая добавила Дейзи.

– Что ж, – сказал Фатти. – Осталось только найти мистера Эврикла и спросить его, почему эта одежда имеет такое большое значение, почему ее хранил у себя мистер Феллоуз и почему она оказалась настолько важной, что кто-то дважды пытался ее украсть, а также почему мистер Феллоуз выбежал ночью из дома, чтобы бросить ее в реку. Как только мистер Феллоуз все это нам объяснит, тайна будет раскрыта.

– Но как нам найти Эврикла? – после непродолжительной паузы спросил Пип. На это может понадобиться уйма времени, а нам скоро уже возвращаться в школу.

Наступило молчание, постепенно перешедшее в уныние. Только Фатти сохранил твердость духа.

– Я позвоню в магазин, где продаются всевозможные предметы для фокусников и чревовещателей, – сказал он. – Мне скажут, существует ли такая личность – мистер Эврикл.

– То же самое нам мог бы сообщить мистер Феллоуз, – заявила вдруг Дейзи.

– Да, – согласился Фатти. – Но, возможно, он не захочет. Если он сам украл эту одежду у Эврикла, он не пожелает особенно распространяться на этот счет. Знаете, что мы сделаем – мы сегодня отнесем ему эти вещи и посмотрим, какое у него будет выражение лица, когда мы покажем их ему – и, прежде чем он успеет оправиться от неожиданности, забросаем его вопросами.

– Это правильно, – сказал Ларри. – Давайте пока что уберем их. Я определенно слышал только что шаги твоей матери в саду, и, если она войдет сюда, Фатти, ей, возможно захочется узнать, почему мы играем с кукольными нарядами. Вещи затолкали кое-как в коробку, и Фатти захлопнул крышку.

– А вот этот платочек, погляди, – сказала Бетси, протягивая его Фатти. – Такой крохотный платочек, Фатти, можно мне оставить его у себя, пока мы не понесем вещи к мистеру Феллоузу? Я не стану в него сморкаться.

27
{"b":"3748","o":1}