ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

СТРАШНОЕ ПОТРЯСЕНИЕ

В зале царила напряженная тишина. Голос раздался так неожиданно и звучал так жалобно! Однако через секунду-другую Пип наградил Фатти энергичным пинком.

– Батюшки, ну и поразил ты меня! Вы могли бы предупредить нас, мистер Эврикл, что собираетесь проделать такую штуку!

– Я проглотил зараз половину пирожного, – пожаловался Ларри. – Ты так меня перепугал!

– Ах, Фатти, ну как все-таки ты это делаешь? – спросила Бетси. – Ты заставил беднягу Гуна выскочить отсюда сломя голову. Вот кто удивился-то – ведь он даже не стал дожидаться, пока мужчина начнет звать свою тетю!

– И поделом ему! – сказал Фатти. – Зачем это ему вздумалось писать дурацкий рапорт про свиней, собак и стонущих мужчин? Они никакого значения не имели. Я уверен, что он не пожалел красок – вставил разные подробности о рычащем псе, о топоте свиных ножек, о том, как раненый мужчина полз по комнате. Я Гуна хорошо изучил!

– Я думаю, что теперь, когда он сказал инспектору, что и ты был там, тебя тоже будут расспрашивать, – заметила Бетси. – Что ты скажешь инспектору? Признаешься, что все это были твои проделки?

– Не знаю! – сказал Фатти. Вид у него был очень мрачный. «Черт бы побрал Гуна! Я уверен, что он волновался, вдруг я заявлю, что не стану подтверждать его дурацкие выдумки. Но мне придется это сделать».

– Хочешь еще пирожных, Фатти? – спросил Пип. – Одна штука осталась.

– Нет, спасибо. Эта история испортила мне аппетит, – ответил Фатти.

– Ну, знаешь, ты съел пять пирожных, если не все шесть, так что вряд ли у тебя осталось сколько-нибудь аппетита, который можно было бы испортить, – съязвил Ларри. – Доешь последнее пирожное, Пип?

Как ни странно, никто не захотел съесть еще одно пирожное.

– Сейчас всех удивлю! Давайте угостим Бастера, – сказал Пип. – Он вел себя так хорошо, так смирно!

Бастер удивился и страшно обрадовался. Он слопал пирожное, проглотив его целиком.

– Совершенно напрасный перевод миндальных пирожных – кто это проглатывает такую вещь, даже не почувствовав, как она хрустит на зубах? – сказал Пип, глядя на Бастера. – Вы, собаки, еще не научились есть как следует – это ведь целое искусство! Фатти, а верно ведь, он был очень добр к Гуну сегодня?

– Да. Наверное, понимал, что Гун нуждается в утешении, что ему хочется, чтобы кто-то подержал его за руку, приговаривая: «Ну, ну, ну! Ничего!» – сказал Фатти, все еще продолжая сердиться. – Совсем растаял, Бастер? Га!

Ребята встали и пошли к своим велосипедам. Фатти оплатил счет, оказавшийся весьма солидным, если учесть, что они заказывали только шоколад и миндальные пирожные. Ну что ж, как справедливо говорил Фатти, на горизонте маячил жуткий призрак школы, так что почему бы им не воспользоваться случаем и не полакомиться миндальными пирожными, пока есть такая возможность.

Все пятеро отправились к Фатти, так как до ленча оставался еще целый час.

– Но сегодня мы во что бы то ни стало должны уйти вовремя, – сказал Пип. – Я уверен, если мы опять опоздаем, мама заставит нас лечь в постель и будет держать на хлебе с водой! Тебе повезло, Фатти, что у тебя не такая свирепая мать.

– Ну зачем ты называешь нашу маму «свирепой», Пип? – запротестовала Бетси. – Она просто строго следит за тем, чтобы правила соблюдались. Я не поменяю нашу маму ни на кого.

– Дуреха ты! Будто я готов поменять! – заявил ее братец. – Но ведь ты не станешь отрицать, что вчера она была довольно-таки свирепой. Главное в том, что сегодня мы обязательно должны отправиться домой пораньше.

– Пойдемте опять в сарай, – предложил Ларри. – Я там книгу оставил. Это детектив, который ты, Фатти, возможно, не читал.

– Скажешь тоже! Фатти прочитал все детективы, которые когда-либо были написаны, – заявила Бетси. – Он… В чем дело, Фатти? Что случилось?

Когда они подошли к сараю, Фатти вдруг бросил свой велосипед на землю и, вскрикнув, бросился к двери. Он круто повернулся.

– Кто-то здесь побывал! Замок взломан! Дверь полуоткрыта, и вы только поглядите, что творится внутри!

Пятеро ребят уставились на представшую перед ними картину. Фатти широко распахнул дверь, и оказалось, что все находившиеся в сарае вещи были свалены в невероятном беспорядке в кучу. Все «предметы маскировки» были сорваны с крючков либо вытащены из сундука и разбросаны по полу. Были также открыты все коробки, а их содержимое вытряхнуто. Большего хаоса невозможно было представить.

– О, Фатти, – содрогаясь от ужаса, простонала Бетси. – О, Фатти!

– Нет, вы только посмотрите! – в ярости воскликнул Фатти. – Этот грабитель и здесь побывал – пока мы отсутствовали – и все переворошил, но самое главное – я уверен, что он забрал кукольную одежду!

Фатти не ошибся. Столь ценные вещицы исчезли. Их самая важная, самая замечательная Улика! Коробка, в которую их затолкал Фатти, была пуста. Хоть бы одни носочек остался! Вор наконец-то нашел то, что так упорно искал.

Фатти уселся на какой-то ящик и застонал. Для него это был настоящий удар.

– Почему мы оставили вещи здесь, – чуть не плача говорил он. – Почему не захватили с собой? Теперь нам крышка – все труды пропали даром!

– Когда мы подумали, что слышим шаги твоей матери, это, наверное, был вор, – сказал Ларри.. – Ох, Фатти, какой удар для нас всех!

– Да, теперь мы не можем, забрать с собой одежду и заняться мистером Феллоузом, – сказал Пип. – Не вижу, что бы мы могли предпринять. И кто это нас надоумил оставить эти вещи в сарае, где их мог забрать вор? А мы к тому же еще убрались сами, предоставив ему полную свободу действий. Наверное, мы спятили, не иначе!

– Хуже, чем спятили, – с болезненным выражением возразил Фатти. – Мы поступили как простофили. Виноват во всем я. Как я мог оказаться таким остолопом?

Но какой смысл был об этом говорить? Дело сделано. Вор явился и исчез, прихватив с собой то, что ему было нужно. Фатти услыхал какой-то шум неподалеку от сарая и пошел посмотреть, садовник там или кто другой.

Да, это был садовник.

– Хеджиз, ты заметил сегодня утром где-нибудь тут незнакомого человека? – спросил он. – Кто-то заходил в мой сарай.

– Фу ты, пропасть! – воскликнул Хеджиз. – Я думаю, это был не кто иной, как тот тип со шрамом на щеке. Очень противный на вид, Я один раз турнул его отсюда. Он добивался, чтобы я дал ему заказ на доставку удобрений. Я застал его в саду! Он заявил, что он, мол, как раз меня ищет, мастер Фредерик, но я-то думаю, он приглядывал, нельзя ли чего здесь стянуть.

Фатти кивнул и вернулся к ребятам. Им овладела сильнейшая тоска.

– Конечно, это был мужчина с водорослями. Садовник сказал, что у этого типа шрам на щеке, из чего следует, что это – тот самый субъект, которого мы знаем. Тьфу и еще раз тьфу! Я никогда себе этого не прощу!

– Давайте приведем все в порядок, – предложила Бетси. – Мы не можем не помочь тебе расставить все по местам. Дейзи, иди сюда – я соберу маскировочные костюмы Фатти, а ты их повесь.

Вскоре все деятельно взялись за наведение порядка в сарае. На это ушло довольно много времени. Поднимая с земли кое-какие вещи, Бетси вдруг вскрикнула:

– Поглядите-ка! Тот самый носовой платочек с вышитыми маргаритками и именем Эврикл. Вор либо не заметил его, либо уронил, когда уносил остальные вещи.

Ребята посмотрели на платочек, а Фатти сказал, ощупывая крошечный лоскуток:

– Пожалуй, оставь его себе, Бетси, нам от него сейчас мало проку.

Бетси положила платочек в карман. Ей было не по себе. Вот какая малость осталась от их замечательной коллекции вещественных улик. Вместе с друзьями она продолжала наводить порядок в сарае.

– Лучше побросайте оставшиеся вещи в этот сундук, – сказал наконец Фатти, поглядев на часы. – Вам надо идти. Время приближается к ужину.

Ребята кое-как запихали последние из подобранных вещей в сундук и опустили крышку. После этого четверка уселась на велосипеды, крикнула Фатти: «До свидания» – и укатила.

29
{"b":"3748","o":1}