ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Отзови свою собаку, – скомандовал он, обращаясь к Фатти. – Возьми ее на поводок. Я не желаю, чтобы она выплясывала вокруг моих лодыжек.

– Вы пришли выпить горячего молока или еще чего-нибудь? – спросил Фатти, взяв Бастера на поводок и заставив его сесть. Фатти страстно надеялся, что мистер Гун действительно присядет за столик и выпьет чего-нибудь. У него родилась блестящая идея, и ему не терпелось претворить ее в жизнь.

Мистер Гун торжественным шагом прошествовал мимо них и уселся через столик от ребят. Он заказал чашку какао и булочку.

– Опять, на ваше несчастье, на улице холодно, мистер Гун? – осведомилась хозяйка, ставя перед краснолицым полицейским чашку какао и булочку.

Мистер Гун не удостоил ее вниманием. Он смотрел на ребят.

– Хе! Похоже, на этот раз каникулы прошли для меня спокойно, – начал он. – Никто не совал свой нос в мои дела, никто не пытался нарушить закон и порядок. Как ни говори, а у гриппа есть свои хорошие стороны. Вам, небось, было не по себе: как это так – не иметь возможности сунуть свой нос в разгадку какой-нибудь тайны.

Никто ему не ответил. Фатти сказал несколько слов Ларри, и тот что-то произнес в ответ. Никто даже не взглянул на мистера Гуна. Такое пренебрежение ему не понравилось. Он повысил голос.

– Или, может, у вас уже есть под руками какая-нибудь тайна? – снова начал он. – Этакая аппетитная, сочная тайна, из которой можно соорудить Бог знает что?

Фатти взглянул на него.

– А откуда вы об этом узнали, мистер Гун? – удивленно спросил он. – Ларри, ты ничего не говорил о нашей новейшей тайне?

Ларри мигом откликнулся на приглашение Фатти подурачиться.

– Ты какое дело имеешь в виду? – спросил он. – Тайну красноносого оленя или ту, что касается летающих тарелок? Мы же обе разгадали, разве не так?

– Да, конечно. Я не их имел в виду, – сказал Фатти. – Про те мистер Гун наверняка сейчас уже знает. Это далеко не свежая новость, верно, мистер Гун? Нет, Ларри, я имел в виду тайну странных голосов.

– Га! – воскликнул мистер Гун, с остервенением вонзая зубы в булочку. – Странные голоса! Сами не знаете, что болтаете. Дурацкие выдумки!

Когда Фатти упомянул о странных голосах, остальные четверо навострили уши. Теперь они все уже знали о его чревовещательных талантах, и он успел продемонстрировать им несколько примеров. А почему он заговорил о странных голосах с мистером Гуном?

– Дурацкие выдумки, – повторил мистер Гун и отхлебнул горячего какао. – Странные голоса! Га!

– Да, эта тайна пока еще не раскрыта, верно? – спросил Ларри, обращаясь к Фатти, но так громко, что мистеру Гуну было слышно. – Непонятное какое-то явление: люди слышат странные голоса, которых в реальности не существует. Я думаю, их кто-то околдовал.

– Детский лепет, – комментировал мистер Гун, довольно громко отхлебывая какао.

– Возможно, вы правы, – серьезным тоном отозвался Фатти. – Но хотите верьте, хотите нет, за последнее время люди слышат кряканье уток там, где никаких уток нет, им мерещится куриное кудахтанье, какие-то человеческие голоса раздаются там, где вроде бы никого нет.

– Вы меня скоро начнете убеждать, что та корова на каминной полке вот-вот замычит, – сказал мистер Гун, проглатывая последний кусок булочки. Фатти что-то быстро написал на клочке бумаги и дал прочитать остальным.

«Корова действительно замычит, – написал он, – но ни один из вас не должен ее слышать».

Мистер Гун вытер платком рот.

– Крякающие утки, кудахтающие куры, мычащие коровы, – саркастически произнес он. – Дурацкие выдумки. Вздор и чепуха!

– А корова симпатичная, верно? – спросила Бетси, глядя на игрушку. – Голова у нее все еще качается.

Мистер Гун тоже посмотрел на корову.

– Му-у, му-у, му-у, – промычала корова в такт покачиванию головы. Мычание ее было настолько похожим на настоящее и так точно совпадало с кивками головы, что даже дети – все, кроме Фатти – на мгновение поверили, что оно исходит от нее.

Мистер Гун, совершенно ошеломленный, уставился на корову. Потом он оглянулся на ребятишек. Никто из них, конечно, не обратил внимания на мычание – они выполняли письменную инструкцию Фатти. Подняв чашки, они пили свой шоколад. Бетси надеялась, что ей удастся не захихикать.

Мистер Гун снова взглянул на кивающую головой корову. Она перестала мычать – в основном потому, что Фатти едва удерживался от смеха. Но, когда Гун посмотрел на нее, она вдруг испустила такое громкое «му-уу», что полицейский вздрогнул от испуга. Потом мычание стало тихим и продолжалось в такт покачиванию головы животного.

Мистер Гун с трудом сделал глотательное движение.

– Му-уу, му-уу, му-уу, – продолжала мычать корова, кивая головой. Никто бы ни за что не поверил, что это всего лишь Фатти «посылает свой голос» в сторону каминной полки!

Мистеру Гуну стало очень не по себе. Как это все понимать? Он опять бросил взгляд на детей. Они не обращали абсолютно никакого внимания на мычащую корову – так же, как и Бастер, конечно. Возможно ли, что они не слышат того, что слышит он?

В зал торопливо вошла маленькая толстушка – хозяйка кафе. Она несла еще одну тарелку с булочками для детей. Корова перестала мычать. Мистер Гун откашлялся и обратился к женщине:

– Гм… симпатичная у вас корова, хозяюшка – я говорю вон про ту, что на каминной полке. Совсем как живая. Так и ждешь, что она вот-вот замычит!

– Шутник вы, сэр, – отозвалась толстушка. – Ну уж, коли бы я услыхала, что она мычит, я бы решила, что-то со мной стряслось. Наверное, подумала бы, что свихнулась!

– Мы говорили совершенно то же самое, – очень серьезным тоном заявил Фатти. – Раздаются какие-то странные голоса – некоторые люди их слышат. Что это может быть? Предостережение? Брррр! Я рад, что сам ничего такого не слышу!

– Да уж, ваша правда, мы живем в странное какое-то время, – пробормотала ничего не понимающая хозяйка, снова спешно выходя из зала.

Корова опять замычала, но так тихо, что мистер Гун не был вполне уверен, слышит он эти звуки или нет. Может, они ему просто померещились? Он с таким напряженным вниманием уставился на кивающую головой корову, что Бетси почувствовала: где-то внутри у нее зарождается неудержимое желание захихикать. Она знала по опыту, что такое вот желание, рождающееся словно бы в животе, самое худшее, с ним справиться невозможно.

– Говорите, продолжайте говорить, да погромче, – тихо попросила она друзей. – Я сейчас начну смеяться. – До этой минуты все, кроме Фатти, говорили тихим голосом, произнося вслух всяческий вздор, приходивший им в голову.

Фатти перестал мычать. Мистер Гун осторожно уселся на свое место. Слава Богу, корова стала вести себя нормально. Может, его собственные уши сыграли с ним шутку?

– Кря, кря, кря!

Мистер Гун снова испуганно вздрогнул и стал оглядываться вокруг. Сомнений быть не могло: это крякала утка.

– КРЯ!

Мистер Гун увидел отлично выполненное чучело дикой утки, стоявшее в застекленном шкафу в конце зала. Затаив дыхание, он стал глядеть на нее.

– Кря, кря, КРЯ!

Ему показалось, что утка смотрит своими стеклянными глазами прямо на него, а кряканье исходит из ее полуоткрытого клюва. В ужасе мистер Гун вскочил со стула.

– Эта утка! – диким голосом крикнул он. – Вы слышали?

– Какая утка? – обратился к нему Ларри. – Ах, мистер Гун, ну не может же быть, чтобы вы подумали, что та утка в шкафу крякает?

– Мистер Гун, только не говорите, что и вы слышите странные голоса, – озабоченно и серьезно воскликнул Фатти.

– Кря!

На этот раз звук раздался вроде бы за спиной мистера Гуна. Он затравленно закричал и выбежал из кафе, чуть не зацепившись за поводок Бастера. Когда он исчез, дети так и повалились на стол, хохоча до слез.

Мистер Гун, мистер Гун, таким смешным вы еще никогда не были!

ЧТО-ТО НАКОНЕЦ ПРОИСХОДИТ

– Ах, Фатти, как ты все-таки это делаешь? – спросила, вытирая глаза, Дейзи, совсем ослабевшая от смеха. – Ты замечательно придумал, заставив корову мычать в такт покачиванию головы. Честное слово, я сама готова была поверить, что эта штука мычит.

7
{"b":"3748","o":1}