ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда за спиной остались последние деревья, воин чуть придержал шаг. Впереди виднелись каменные стены города.

Через широко распахнутые ворота туда и обратно проходили люди самого разного достатка и сословия. Два ручейка, стремящиеся навстречу друг другу, состояли из желающих войти и желающих выйти. Они сталкивались и неторопливо протекали через перекидной мост.

Как слышал наёмник, сегодня в городе – ярмарочный день, и жители соседних сел и деревень спешили занять лучшие места в длинных рядах базара, чтобы продать свой товар и что-нибудь купить на вырученные деньги.

Между лесом с благодатной прохладой и городскими стенами раскинулась выжженная солнцем пустошь. Наёмник на глаз прикинул расстояние, поправил за спиной котомку и бодро зашагал вперёд.

Вскоре он уже пристроился в хвост очереди. Марк с первого взгляда понял, что мост давненько не поднимали. Потемневшие от времени, потёртые сотнями и сотнями ног доски крепко вросли в твёрдую, как камень, землю. Ров пересох, колья, когда-то врытые в его дно, покосились, часть из них упали. И теперь жаловались всему миру на жестокую несправедливость судьбы трухлявыми концами.

Наёмник поскучнел ещё больше, одарив яростным взглядом хорошенькую девушку, рискнувшую послать ему лёгкую улыбку. Она удивленно распахнула глаза и отвернулась, обиженно фыркнув.

Похоже, что жители города не слишком опасались нападений.

На удивление очередь продвигалась быстро, наёмник бросил десять медяков в высокий кувшин с узким горлышком, бдительные стражники шевелили губами, считая монеты, и провожали их жадными взглядами. Воин мысленно обругал лентяев, которые должны были охранять ворота и проверять приезжих, а вместо этого следят, чтобы все платили исправно.

Наёмник миновал поднятую решётку и вошёл в город.

Живот раздражённо заворчал, и воин первым делом решил заглянуть в харчевню, поесть, а уж потом продолжить путь.

Он неторопливо шагал по запруженной спешащими людьми улице, с интересом оглядывался на одноэтажные и двухэтажные домики – около некоторых из них хозяева разбили крохотные садики, – а однажды даже приметил дикий виноград, густо увивавший стену.

Несколько раз Марк пропускал всадников, прижимаясь к стенам. Из-за одного из высоких заборов на него залаяла шавка, захлебываясь пронзительным лаем, кинулась на калитку, та даже вздрогнула.

Чем ближе Марк подходил к центру, где высился замок с высокими белыми стенами, тем чаще попадались патрули уличной стражи. На улицах неторопливо гуляли жители.

Сюда селились самые богатые и родовитые, льнули к успокаивающей мощи замка, как трусливый пёс к ногам хозяина.

Марк не стал входить в богатые кварталы и, обогнув их, направился к пристани, где располагался квартал ремесленников и корчмарей.

«Что ж, – подумал Марк, – обычный маленький городок. Давненько они не знавали нападений, разжирели, раздобрели. Соседи раньше были грозным государством, держали в страхе врагов и почтении друзей, – вздохнул он. – Хороший был правитель! Жаль, погиб, а теперь претенденты на престол заняты делёжкой власти».

В соседнем Моранском царстве после смерти последнего царя (говорят какая-то тёмная история, в которую замешана его младшая дочь) многие стремятся занять место на троне. Оттого войны, заговоры и убийства не прекращаются ни на день. Правда, Марк слышал, что недавно на трон взошёл дальний родственник умершего царя и пытается крепкой рукой навести порядок. Никто не берётся предсказать его будущее, даже прославленные прорицатели мягко уходят от ответа.

Встречные словоохотливые торговки указывали дорогу Марку, при этом навязчиво предлагая товар. Это и сладкие булочки и печеная рыба, которая водилась тут в изобилии. Город стоит на берегу небольшого залива – грязной лужи, как называют враги, соперничая в острословии. В чём-то они правы, глубина залива не позволяет большим судам подойти к пристани, поэтому к старым порыжевшим тумбам привязаны только небольшие лодочки. Рыбная ловля составляет основной доход жителей маленького города. Этим они кормятся, поставляя жирных осетров соседям.

Говорят, сам царь Радомир, правитель здешних земель, любит жареных и запеченных в тесте осетров. Отчего же не уважить доброго господина? (Чтоб он подавился, кровосос проклятый!)

Следуя указаниям крикливых торговок, а больше ориентируясь на сильный запах водорослей, рыбьей требухи и крики чаек, наёмник вышел на широкую улицу, упирающуюся в старую пристань. Здесь-то и расположилась большая часть лавочек ремесленников, а среди них яркими зазывными вывесками выделялись харчевни.

Воин неторопливо шагал по дороге, посыпанной мелкой галькой, под часто хрустели ракушки. Мимо сновали мужики с сосредоточенными лицами, женщины и девушки несли корзинки, наполненные рыбой. Никто не обращал внимания на хмурого воина. Мало ли их тут ходит в поисках работы?! Тех, кто разорился, или тех, кто решил сменить ремесло воина на более мирное. Хватает и тех, кто хочет перебраться на другой берег во владения воинственного соседа, чтобы побольше заработать.

Над одной из дверей квартала с тихим скрипом раскачивалась вывеска: потемневший от дождей и солнца меч в грубом металлическом круге – знак высшего мастерства оружейника.

Марк озадаченно хмыкнул: «Почему признанный мастер осел в маленьком городе, а не в шумной столице? С другой стороны, за славным оружием поедут даже с другого конца царства! А через здешние земли проходит множество воинов, поэтому без работы он не останется».

Марк помедлил, размышляя, нужно ли ему новое оружие. «Что ж, – решил он, – впереди долгая дорога. А если жрицы все-таки позволят выйти на арену, то у меня должно быть всё самое лучшее. Почему бы не порадовать себя?»

Денег, которые наёмник прихватил из замка бывшего хозяина, должно было хватить на самый лучший меч.

С такими мыслями Марк толкнул дверь и вошёл в широкую комнату. Три стены от потолка до пола занимали полки с оружием. Исключение составляла стена с узким проходом, закрытым тяжелой тканью. Именно эту стену, расположенную по левую руку от воина, отделяла высокая стойка. На ней громоздились различные мечи и кинжалы, а сбоку оружейник выложил кастеты.

– Эй, хозяин! Есть кто?

Ткань всколыхнулась, и перед наёмником появился высокий толстяк. Объемное брюшко с трудом помещалось под серой рубахой, тонкий поясок оказался где-то в районе груди, а широкие штаны делали оружейника необъятным. Марк с удивлением окинул взглядом тучную фигуру: «Как он умудрился протиснуться в столь узкий проход? По стати явно был когда-то кузнецом, и даже хорошим, если знак имеет. но теперь стал торговцем. Наверное, давненько в руки молот не брал, всё больше золото считал».

Спокойная сытная жизнь сыграла с оружейником забавную шутку. Когда-то крепкие руки с могучими кулаками, способными ворочать тяжеленные молоты, и тело, не знавшее усталости, нынче обросли жиром.

– Что угодно господину? – прервал оружейник размышления Марка.

Хозяин огладил пятернёй седую бороду и привычно оценил одежду и снаряжение, прикидывая сколько можно взять с клиента.

– Есть у тебя метательные ножи?

– А как же! У старого Архипа всё есть. И только лучшее. Товар такой, что пальчики оближешь. Выбирай, господин.

«Не такой уж старый», – подумал Марк, огляделся и неторопливо пошёл вдоль полок. Он миновал, почти не задерживаясь, стойки с мечами, саблями, едва удостоил взглядом массивные булавы и приблизился к самой маленькой полке, спрятавшейся в тёмном углу.

Там в беспорядке лежали шесть потрепанных кнутов. Марк взял один и повертел без особого интереса. На свету блеснула потрескавшаяся позолота.

Ну, позолота – это, конечно, громко сказано. Так, дешёвое украшение. Однако хлыст на удивление гибкий и прочный, явно выполненный из качественного материала, а на конце усилен маленькими шипастыми шариками. Наёмник всё вертел и вертел в руках кнут, не желая выпускать.

– Господину воину приглянулась эта вещь?

Толстяк с любопытством следил за Марком.

2
{"b":"375","o":1}