ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Привет, малышня, - снисходительно поздоровался он (хором). Вообще-то, слово "малышня" в устах Герки звучало немного нахально. Несмотря на свое второгодничество, ростом дракон был по плечо Килю.

Герка

Герка был драконом. Полное имя его было Герослав. Первую голову звали Генка, вторую - Ромка, третью - Славка. Вот и получилось - Герослав. Фамилия у него была самая распространенная среди драконов: Горыныч - почти как Иванов или Сидоров у людей.

Всю свою жизнь Герка страстно мечтал стать военным. Любимыми его игрушками были танки и солдатики, любимыми фильмами - " В зоне особого внимания" и "Суворов". Его ужасно огорчало то, что в армию берут только взрослых. Чтобы поскорее вырасти, Герка подолгу висел на самодельном турнике. Правда, передние лапы от этого быстро уставали, и Герка непроизвольно начинал взмахивать крыльями. Крылья цеплялись за турник, и приходилась отцепляться.

В том, что Герка был такой маленький, нет ничего удивительного, в наше время все драконы небольшие. Давным-давно драконы были действительно огромными, но тогда и их родственники динозавры были побольше нынешних слонов. Потом в природе случилось что-то такое, после чего все динозавры вымерли и остались только те, что были поменьше ростом - крокодилы, вараны, змеи, черепахи, ну и такие вот маленькие драконы, как Герка.

Жил Герка с папой и мамой в лесу, в Горках. Их дом стоял неподалеку от дачи, где жила Светка со своей бабушкой Ядвигой Егоровной. Со Светкой они еще с пеленок были закадычными друзьями. И, между прочим, очень помогали бабушке Егоровне и Геркиному папе в охране леса. Особенно летом, когда часто возникают лесные пожары. Днем лес осматривали с воздуха лесные пожарные, а по ночам, когда пожарные улетали к себе на базу, на разведку вылетали Герка со Светкой (Светка, понятно, на метле). Увидев с высоты огонек в лесу, они приземлялись, и уточняли обстановку. Чаще всего это были маленькие, аккуратные, разожженные по всем правилам костры у палаток дисциплинированных туристов. Но иногда туристы попадались такие, каких к лесу и близко подпускать нельзя. Такие могли уйти, оставив после себя кучи мусора, битые бутылки и - что опаснее всего - не загашенные костры. Вот тут-то и приходилось трудиться Светке с Геркой. Если брошенный костер был маленький, Герка просил Светку отвернуться, после чего быстро и деловито тушил костер "по-пионерски". Ну, а если костер уже разгорелся серьезно, то Светка летела за подмогой к бабушке. Баба Егоровна выгоняла из гаража свой мотодельтаплан, на который она поставила двигатель мощностью в пять нечистых сил от своей старой ступы, заливала в подвесные баки воду и летела следом за Светкой, которая указывала дорогу. Иногда приходилось звать на помощь и Геркиного папу, Горыныча-старшего. Для тушения пожара папа брал с собой мешок соды и канистру уксуса. Прилетев к месту пожара, папа засыпал в свои пасти соду, запивал ее уксусом и, спустя несколько секунд, изрыгал три мощнейшие струи углекислого газа, которые сразу же сбивали любое пламя. Правда, после этого папа жаловался на изжогу и говорил, что из-за этих балбесов-туристов он заработает себе язву желудка.

Но хоть Герка и делал очень нужное и полезное дело, оно ему не очень нравилось. То ли дело служить в армии! Об этом Герка мечтал каждый день. Он ярко представлял себе, как бы он спасал раненых с поля боя, находил и уничтожал ракеты в тылу противника, работал штурмовиком - да мало ли! Правда, здесь Геркины головы начинали спорить чуть ли не до ссоры. Генка считал, что "Лучше нету войск на свете, чем десантные войска", Ромка был уверен, что место дракона - только в авиации, а Славка бредил военно-морским флотом. Поэтому они еще не решили, в каком роде войск служить. Единодушны они были в одном: самое лучшее, самое звучное, самое почетное звание в армии - "прапорщик".

Как это замечательно звучит: "П-р-р-рапорщик Гор-р-рыныч!" Или еще лучше: " Стар-р-рший пр-р-рапорщик Гор-р-рыныч!" В этом слышались и рев истребителя, и раскаты артиллерийской канонады, и грозное "Ура!" атакующего полка. Сначала Герке просто нравилось звучание этого слова, потом он узнал, что слово "прапорщик" означает "знаменосец", и от этого оно стало для Герки просто идеалом.

В первый класс Герка шел с твердым намерением стать круглым отличником. В том, что он им станет, Герка абсолютно не сомневался: уж если "Одна голова хорошо, а две - лучше", то что уж про три говорить! Однако здесь-то и поджидала Герку досадная неожиданность. Во-первых, учительница Вия Черноморовна потребовала, чтобы у Герки было три дневника - на каждую голову.

Во-вторых, при решении контрольных она давала Герке сразу три задания по той же причине. И, в-третьих, домашнее задание Герка должен был тоже сдавать в трех экземплярах. Услышав такое, он попробовал было взбунтоваться:

- Лапы-то у меня одни! И так ручку ими держать неудобно, так еще и переписывай три раза одно и тоже! Железный я, что ли?!

Но Вия Черноморовна была неумолима, и бедный Герка просиживал над домашним заданием по пять часов, забыв про мультики, солдатиков и футбол. Сначала он старался, потом плюнул на это дело. Старайся, не старайся, а когда каждый день переписываешь по три раза одно и тоже, то от такой учебы не столько умнеешь, сколько тупеешь. Как правило, третье домашнее задание было самым неряшливым и неаккуратным. Вия Черноморовна с каким-то странным удовольствием ставила двойки. А папа, хоть и понимал все, но на родительских собраниях кротко выслушивал упреки за слабую Геркину успеваемость и не пытался вступиться за сына, так как сам с детства побаивался учительниц, особенно таких строгих и непреклонных, как Вия Черноморовна.

Когда в конце учебного года зареванный Герка пришел домой и сообщил, что его оставили на второй год, папа не стал ни ругать, ни наказывать его, прекрасно понимая, что сын и так натерпелся. К тому же папа знал, что Вия Черноморовна уходит на пенсию, а вместо нее первоклассников будет учить старшая сестра Светки Евгения Петровна, которая в этом году окончила педагогическое училище. Женя (как называл ее по-соседски папа Горыныч) была веселой и доброй девушкой, Герку знала с пеленок и частенько заступалась за него перед его мамой, если тому доставалось на орехи за порванные штаны или потерянные сандалики. Эти самые сандалики маленький Герка терял особенно часто, потому что забывал их застегивать, и они моментально слетали, стоило только ему взлететь. А потом попробуй их найди, в лесу-то... А босиком мама ходить Герке не разрешала: "можно простудиться, уколоться, да и вообще неприлично это!"

В общем, хоть Герка и стал второгодником, папа философски рассудил, что все, что ни делается - к лучшему. Кроме того, папа знал, что его любимый писатель Антон Павлович Чехов тоже в свое время был второгодником в третьем и в пятом классах, и ничего - вырос вполне приличным человеком. Поэтому папа не стал делать из этого трагедии, а ограничился тем, что не купил Герке давно обещанный самокат.

- Ты где застрял? - Спросила Светка дракона, пропустив мимо ушей "малышню". - Вместе же вылетали.

- Да нигде не застрял, просто за школой сел, на стадионе.

- Банку гонял, что ли? - догадалась Светка.

- Ага, - беспечно откликнулся Славка, а Генка с Ромкой смотрели по сторонам.

- Во, еще кто-то едет, - заметил Ромка. - Ух ты! Вот это тачка!

К школьному двору мягко подкатил длинный серебристый автомобиль, элегантно-хищный, как акула. Первым из него вылез коренастый домовой в темном костюме и, несмотря на ночь, в темных очках. Держа руку за отворотом пиджака, он быстро осмотрелся по сторонам, глянул вверх, заглянул под машину и только после этого распахнул заднюю дверцу. Покряхтывая, из машины вылез полный домовой в ярко-малиновом пиджаке с толстой золотой цепью на груди. Из кармана пиджака у него торчал сотовый телефон, в руке домовой держал видеокамеру. Следом за ним из машины вылез толстый мальчишка в точно таком же пиджаке. Цепочка у него на груди была потоньше, зато щеки были куда круглее, чем у отца. В руках мальчишка держал шикарный портфель из крокодиловой кожи. Папа с сыном подошли к ребятам.

5
{"b":"37566","o":1}