ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Говорил он без малейшего акцента. Казалось бы, откуда взяться акценту у парня, который родился и вырос в России? А ведь все равно, как-то невольно стараешься его уловить, что совершенно глупо и, наверное, не совсем порядочно.

Пока я, слушал обстоятельные Витькины разъяснения, вылезли из фургона и обступили нас шестеро остальных ребят. Маленький носатый черноглазый парень с синими от жесткой кавказской щетины щеками и дивным именем Лаэрт Наполеонович. Чистенький, до безобразия аккуратненький - от прически с идеальным пробором и очков в тонкой интеллигентной оправе до новеньких желтых кроссовок, похожий на изящную девушку китаец Мо Ася. С ударением на "Я", как деликатно уточнил он, знакомясь. Все звали его просто Мося. С ударением на "О". Далее, по росту, в порядке возрастания: румяный кругловатый златокудрый Вадик - ни дать, ни взять - молодой Нижегородский купец; застенчивый, молчаливый Толяныч; деловитые улыбчивые близнецы Юра и Гера; и, наконец, рыжеусый Паша с добрым лошадиным лицом. Роста он был гренадерского, но рядом с ценителем бычков Витьком смотрелся он вполне скромно.

Познакомились со мной деловито, без церемоний, но вполне доброжелательно, по-свойски. Узнали, что я - "перворазник" и тут же принялись оспаривать право "выпустить" меня. Я думал, они подерутся.

Их спор я слушал слегка ошалело. Самое интересное было то, что меня никто и не спрашивал. Посмеиваясь, Сергей помог мне надеть парашют (вначале он показался мне легким, потом стал незаметно набирать вес), показал, как застегиваются карабины подвесной системы и лениво посоветовал спорщикам отдыхать, так как Саня - его подшефный и выпускать его будет он сам.

- У-у, жадина! - фыркнула хорошенькая Зина, - Вот вечно ты так! - И мстительно добавила:

- Подвесную лучше бы помог подшефному подогнать, ножные обхваты вон - у колен болтаются....

- Ох, Зинуль, ты права! - мгновенно переменил свой снисходительный тон Сергей, - Помоги ему, будь ласкова, а? А то я свой еще не уложил... - голос Сергея стал совершенно сиропным.

- Ага, как что, так сразу: "Зинуль"! Лодырь.... - она махнула рукой, встала передо мной на колени, ловко расстегнула карабины широких лямок и сосредоточенно засопела, что-то там передвигая и подтягивая. Я попытался заглянуть вниз, себе между ног, но Зина сердито дернула меня за лямку.

- Не вертись! И так неудобно....

Я полыхнул ушами. Нет, ну в самом деле.... Молоденькая девушка вот так запросто стоит передо мной на коленях и своими ручками елозит у меня между ног - как оно вам?! Я затравленно оглянулся и с облегчением заметил, что никто не обращает на это внимания - обычное дело, ничего особенного.

- Так, ну, вроде бы, нормально должно быть, оценивающе пробормотала снизу Зина, - Пригнись маленько.

Я послушно наклонился, Зина сдвинула заднюю лямку (главный круговой обхват! ) пониже и глухо клацнула карабинами ножных обхватов.

- Все, выпрямляйся, скомандовала она, - Нормально, - и, напевая, принялась распаковывать свою сумку.

А я глянул на себя и уши мои заполыхали совсем уже нестерпимо. Широкие лямки плотно обхватили мои ноги в паху, вызывающе обтянув тканью все то, что между ними находится. Руки сомкнулись сами собой, словно у футболистов, выстраивающих "стенку", а в голове издевательски заскакала строчка из наставления для парадов, которое, якобы, написал сам Петр Первый для гренадеров Преображенского полка: "... Усы всем сажею с салом чернить, а под срамное место - брюкву подкладывать, дабы вид иметь грозный! ".

И опять никто не посмотрел в мою сторону - то ли каждый был увлечен своим делом, то ли на такие вещи здесь вообще внимания не обращают, как на голые ноги в бассейне. Лишь Сергей мельком глянул на меня, подергал за лямки подвесной системы, остался доволен. Помог пристегнуть запасной парашют, еще раз осмотрел меня, повертев, как потрошенную курицу и коротко скомандовал:

- Нормально. Раздевайся пока.

- В смысле?! - вытаращил я глаза.

- В смысле - снимай парашют и ставь в козлы.

- Куда ставить?

- Снимай, короче. Замаешься стоять так.

Аккуратно поставив мой парашют на край брезентового полотнища (которое называлось "стол"), Сергей принялся споро укладывать свой парашют - только локти сновали, как у ловкой хозяйки, месящей тесто. Кажется, он все делал так - ловко и деловито. И от этого вокруг него распространялось какое-то поле надежности и уверенности. Когда, закончив укладку, он поставил свой парашют рядом с моим, я не мог не отметить, что парашют Сергея выглядит куда более "продвинуто". Нарядно голубела синтетика ранца, зеркально блестели хромированные пряжки, ленты подвесной системы были тоньше и даже на вид мягче моих. Рядом с ним мой парашют с выгоревшим брезентовым ранцем и кондовыми лямками чуть не в ладонь шириной смотрелся как мотоцикл "Урал" сельского участкового рядом с "Харлеем" столичного байкера. Но - странно от этого я только проникся уважением и уверенностью к выгоревшему ветерану. Он, и в самом деле, казался "надежным как ложка".

- Айда, потренируемся маленько, пока время есть, - хлопнул меня Сергей по плечу, - Люди, если что - мы на ВДК! - и мы направились к каким-то конструкциям, напоминавшим одновременно детскую площадку и тренажерный зал.

Там в течение часа Сергей добросовестно учил меня, как отделяться от самолета, управлять куполом и приземляться на плотно сдвинутые ступни. К концу занятия я взмок, а ноги начали гудеть.

- Сергей, а что людей так мало? - попытался я отвлечь его от муштры, выгадывая себе передышку.

- Да не сезон, понимаешь. У кого - сессия, у кого - дачный сезон заканчивается, у кого-то наоборот, на Канарах бархатный сезон.

- А эти все ребята - кто?

- Ну, эти-то - фанаты. Они даже в непогоду сюда приезжают - не попрыгать, так хоть пообщаться. У них Лаэрт - главный спонсор. Вообще, прикольный парень такой! Его дядя из Карабаха сюда вытащил, думал, помощника себе сделает, бизнесмена воспитает. А Лаэрт все деньги, что на рынке заработает, на прыги спускает - и за себя, иза компанию платит.

- Стоп, стоп! - не понял я, - Так это что, платное дело? Слушай, я не знал.... Ты бы хоть предупредил!

- Э, не бери в голову, я сегодня тебя угощаю. Фирма проводит рекламную кампанию, - улыбнулся Сергей.

- Нет, а все-таки? - не отставал я. Все же интересно, сколько дерут с тех психов, которые согласны за собственные деньги ноги ломать.

- Ну, это смотря, с каким парашютом прыгаешь, с обучением, или без, со съемкой, или без... В-общем, от сотни и выше.

- Ого!

- А что делать? - словно оправдывался Сергей, - Это раньше в ДОСААФе было - халява, плиз, только заплати взносов двадцать копеек, да на газету "Советский патриот" подпишись. А сейчас что? Керосин денег стоит, техника стоит, инструкторам тоже хавать надо. Как вообще еще клубы живут непонятно. Хотя сейчас вроде оживают - буржуям это дело в кайф, деньги тратят охотно. В хороший день тут - "Мерс" на "Мерсе", что ты.

- Это сколько же Лаэрт выкладывает за всю компанию-то?

- Ну, не совсем за всю - ребята и сами платят, кто может. Да он еще дядюшку приноровился обдирать.

- Это как?

- Д а в нарды! Он, понимаешь, игрок. Ну, и Лаэрт - не промах. Дядька уже себя сколько раз проклинал, а ничего с собой поделать не может - азарт, что ты хочешь! А Лаэрт его общелкивает, как лоха - он же чемпион Степанакерта, не хала-бала.

- Там что - соревнования по нардам проводятся?

- А ты думал! На Кавказе шеш-беш, как бейсбол в Америке. Вот и сейчас посидел он с дядькой вечерок - и наиграл на пару прыжков для всей компании. Да плюс себе выходной выиграл в базарный день, да плюс дядькину "Газель" на весь день. Не прыгал бы - давно бы квартиру на Кутузовском купил. А он - как новый купол появится или из снаряжения что-то навороченное - сразу берет, а свое ребятам дарит. Ты не смотри, что у него джинсы драные - "Джигит может бит абарванэц, но оружие должен бит в сэрэбрэ! " С ним по соседству, кстати, Мося тоже подрабатывает.

9
{"b":"37567","o":1}