ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Уй, блин, а я в Афгане как пересрал один раз! Короче, дело как было? Полетел у нас один мужик со своей группой на облет, и у него брюхо как прихватит! Ну, кое-как дотерпел до возвращения и - бегом на очко, только автомат с лифчиком скинул. И только добежал, только сел - хренак: у него кобура расстегнулась и АПСБ оттуда - бульк прямо в очко! Мы же все эти кобуры обрезали, как могли - босоножки какие-то получались, а не кобуры. Ну, а что из себя афганский сортир представляет - все помнят?

А то. Яма выкапывается, накладывается настил с дырками, а сверху накрывается двадцатитонником, контейнером. Железным. Днем в таком толчке сидеть - тот еще кайф. Да еще хлорки всегда насыпано немерено...

Ну вот. И мужик так думает - ну фиг ли делать? Подчиненного припахать, конечно, можно, чтоб достал - так он же раззвонит всем, паразит! Мол, летеха - лажак, пекаль утопил... Пошел, надыбал у химаря эльку, противогаз, дождался ночи и полез.

В одиночку?

Ну а кому про такое расскажешь? Взял фонарик и полез, сам-то тощий, не пришлось доски ломать - так в очко пролез... Ну вот. А я, помню, вообще спать поздно ложился. Пока письмо напишешь, пока маленько попрохладней станет - глядишь, уже заполночь. А в тот день я еще с засады вернулся - ну, как обычно: сидишь там трое суток и таблетки жрешь, чтоб не спать. А потом вернешься и уснуть не можешь, только какая-то трясучка мелкая по всему телу.

А, помню. Я еще потом феназепам глотал, чтоб закемарить.

Ну вот. Короче, прокрутился часов до двух, потом думаю - пойду прогуляюсь, заодно и кал метну. Встал и потопал на очко. Еще подумал - фиг ли туда топать, можно и на свежих воздусях присесть. Так ночь, как назло, лунная была - там же хоть газету читай, когда полнолуние, видно все вокруг за десять километров. Пришлось к контейнеру топать. И вот только подошел, как сейчас помню: свет лунный на крайнее очко падает, а остальное все - в темноте. Только я к этому очку подошел, как - фигак! Из очка одна рука высовывается - с фонарем, вторая - с пистолетом с глушителем, и следом такая морда в маске! Ну, бл-лин! Я там чуть не обделался, ей-богу. Такая мысль дикая мелькнула: наверное, духовский диверсант по кяризам до нашего очка докопался. Я так рефлекторно ногой замахнулся - хоть по морде его пнуть, если успею! А он из-под противогаза гундосит: э-э, стой, это я! Кто ты? - спрашиваю. Да я это, Вовка, - отвечает. И руку протягивает, всю в говне - помоги вылезти, говорит! Щас, говорю, разбежался. Какого хрена там забыл? Да так, - говорит, - было одно дело...

А я на засаде один раз шугнулся капитально. Ну, вы помните, да? Самое трудное - это на место засады выйти, чтоб местные не заполянили.

Ну, ясен перец: только из ППД на броне тронешься, так сразу пошла сигнализация по хребтам: ночью - фонариками, днем - зеркальцами, дымами...

Ну вот. Мы уж по-всякому извращались: и на духовских машинах выезжали, в афганских шмотках, и с колонн спрыгивали - раз сработает - и все, на следующий раз они уже научены.

Мы, помню, пробовали пехом выходить. Сперва проехали по маршруту на броне и заложили тайники в развалинах всяких. Ну, воду там, жрачку - чтоб на себе не переть. Планировали как: ночами будем идти от тайника к тайнику, а днями в развалинах этих отсиживаться. Ну, суток за трое и дотопаем до места, где засаду проводить собирались.

Получилось?

Да хер там. До первого тайника дошли - а его уже какие-то хорьки местные разрыли. То ли шакалы, то ли кто - следов до фига всяких было. РДВ с водой все прогрызены, сухпаи все раскурочены. Только сгущенка осталась, там банки попрочней были. А тушенку всю разгрызли, суки - у нее жестянка мягкая, в костре даже сгорала спокойно. Про галеты уж не говорю. На втором тайнике та же самая херня. Ну, ясно, что засада накрылась. Без воды особо не повоюешь. А пока броня за нами подошла - собака от жажды подохла. Бойцы всю свою воду ей споили, а все равно - загнулась, бедолага. Жалко было псину такой умница был. Засадный пес, специально обученный. Вожатый его, минер, весь ревом изошел.

Ну, так я чего говорю - решили мы попробовать под видом облета высадиться. Загрузились, полетели. Одну посадку сделали, вторую, третью - на четвертой высадились и в сухое русло упали. Летуны шаг-газом поработали, пыль подняли, чтоб нас замаскировать маленько и дальше полетели - еще пару посадок обозначать. А мы лежим, не дергаемся.

Пастухи там не шастали? А то помню, эти пуштуны чуть кого увидят - в момент вкладывают. И все - в течение дня они так подтягиваются не торопясь, обкладывают, как волки, а как стемнеет - па-анеслась! И вертушки по темноте хрен чего сделать могут.

Да сверху вроде не видели никого. А так - кто их знает... Но так вроде - ничего, тихо. Лежим, темноты ждем. Я еще лежу так и думаю: а вот приползет сейчас кобер какой-нибудь, или скорпион - фиг ли делать? Схомячить его, что ли?

Не приползли?

Не, только говновозок набежало немерено. По рукам бегают, суки, по башке - противно, блин! И не сгонишь...

Что за говновозки?

Да жуки такие, черные. Их в пустыне - как грязи. Не видел, что ли?

Да внимания как-то не обращал...

Такие шустрые-шустрые! Бывало, сядешь погадить, не успеешь встать - как они тут же набежали. Всю кучу облепят, аж самой кучи не видать. Пара минут и ни фига не осталось. Во санитары пустыни, блин!

Ага, и это они тебя сразу так облепили...

Вот только не надо этого! Без гнусных намеков попросю!

Да я чего... Я ничего... Просто это.... Природу-то не обманешь...

Короче! Возвращаемся от говна к героическому рейду. Дождались мы темноты. Вроде все тихо. Встали, пошли. А топать быстрее надо - время для выхода самое удобное: луна в те дни на ущерб пошла. Самое то: пару часов темно, а потом уже луна и всходит - сиди и наблюдай. И вот времени у нас на то, чтоб к месту засады выйти - где-то два с половиной часа. Ну, прогнали до хребта, а за ним - тропа, на которую мы сесть и собирались. Но все равно, до восхода луны до места дойти не успели. Идем так - по склону, в тени стараемся держаться, и чтоб на фоне неба не маячить. Почти дошли уже. И такой участок попался - весь луной освещенный, никак не обойти. Ну что бегом надо, по-быстрому его преодолеть. И вот только мы на это освещенное место вышли, вдруг внезапно такой хохот: ХА-ХА-ХА!!! Отовсюду, блин! И эхо еще! Ё-мое, я там охренел. А рядом - пулеметчик мой, Чингиз Рымбаев (Рэмбо кликуха) - присел, стволом по сторонам крутит, и - не поверишь - я слышу, как у него сердце молотит!

Шакалы, что ль?

Ну! Ка-ак брызнут по хребу - только камушки посыпались. Вот же козлы...

Шакалы - они такие... Я, помню, тоже сперва офигевал: то ребенок где-то рядом плачет, то хохочет кто-то... Ну хоть как сходили-то?

А, это?.. Нормально. Караванчик завалили - небольшой, правда, но ничо, богатый. Пускач эрэсовский везли, эрэсов десятка три... Нормальная засада вышла.

Блин, зимой в засаду до чего же хреново ходить было...

Да уж, чего хорошего... Начштаба, бывало, вызывает задачу ставить, а сам глаза в сторону отводит - ясно же, что никакие караваны до самой весны там ходить не будут, потому что снегом все перевалы закрыты - а хрен ли толку, раз у старшего начальника на карте все так красиво нарисовано - типа, все караванные тропы засадами перекрыты.

Слушай, сейчас вспоминаю - и сам не верю, ведь как-то же сидели на этих тропах - по трое суток, в снегу, мороз за двадцать, и хрен костер разожжешь. Покурить - и то втихаря, в спальник с головой залезешь, посмолишь по быстрому в кулак...

И ведь хрен кто болел! Вот честно - иной раз такая мысль проскакивала: заболеть бы! Простыть там, или как - хоть с недельку бы потащиться, отоспаться. Так ни фига же никакая зараза не брала, елки...

Зато летом этого добра хватало. Как самая война начинается, так и пошли валиться пачками - кто с желтухой, кто с дизентирией... Дрисбат сплошной.

Доктор наш, помню, первое время офигевал - что за ископаемые болезни на него свалились? А потом - ничего, привык: "Э-э, батенька, да у вас тифок-с! Извольте в лазаретик-с...".

2
{"b":"37569","o":1}