ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ОН СТАНОВИТСЯ ПОЛОСТНИКОМ! - сообразил наконец Оскар и кинулся прочь, но тут же споткнулся. Словно шарик без рук, без ног, катился он по дну необъятной долины - ледяной чаши Сухого Моря, падал с каких-то уступов и снова катился, катился, катился, а рядышком бежала, завывая, небывало огромная певчая сова и в конце пути, Оскар знал наверняка, точно знал это - его дожидается полостник с лицом Тепанова.

Справа на поясе взорвался энергобрикет, боль развернула Оскара из тугого клубка, запахло горелым мясом, его, Оскара, мясом... Огромная певчая сова бросилась к нему, топорща когти.

- Как же так! - закричал он. - Я ж еще живой!..

- Живой, живой, успокойся! - раздалось совсем рядом.

Оскар открыл глаза, увидел над собой двухфутового диаметра полусферу плафона и тут же вспомнил - где он находится и почему.

- У вас рация работает? - спросил он неизвестно кого.

- Да, конечно!.. - с ноткой удивления в голосе ответили откуда-то справа. - Почему она должна не работать?..

- Сообщение в Ирис... Оскар Пербрайнт и Сова Тепанов умудрились по очереди разбиться у Старой Трещины... Как Он?

- Мертв. Ты вез его уже мертвого. Страшная кровопотеря, и я ничего не смог, не успел сделать. У него в жилах практически не осталось...

- А как я?

- О, гораздо лучше. Бок разорван, голову, вероятно, тряхнуло тоже основательно. Кровь я тебе влил, а синяки сам посчитаешь, когда нечего делать будет. Развлечешься. Ну и, конечно, придется выбросить костюм.

- А рубашка цела?

- Вот, в углу валяется. Цела твоя рубашка.

- Не выкидывай. Она у меня счастливая.

- Как хочешь. Что еще передать в Ирис?

- Две заявки на имя шерифа. Координаты в поясной сумке и в кармане рубашки. А для себя запиши... - Оскар продиктовал координаты. - Там лежат три здоровенных пингвина, жира с них - фунтов сорок.

- Правда? - обрадовался караванщик. - Вот спасибо!

- Тебе спасибо! - ответил Оскар и снова позволил себе забыться.

...Встречая Аттвуда, губернатор выглядел несколько смущенным.

- Помните, я обещал вас познакомить с Оскаром Пербрайнтом?

- Помню. А что случилось?

- Да в общем-то ничего страшного. Он здесь, у меня, но украл я его из муниципальной больницы, и он, надо сказать, не в лучшем настроении. Бок у него разодран, болит, и он от этого злой, как пингвин.

- Ну, не съест же он меня. Ведите.

Как только Биди представил их друг другу, Оскар спросил:

- Так значит, вы предлагаете нам плюнуть здесь на все и помочь планете-матери сотворить новый демографический взрыв?

- Не совсем так. Эта планета-мать хочет спасти вас от потопа.

- Бог поможет - выплывем. Да и не доживу я до этого самого потопа, сколько б ни тужился. А что делать на Земле мне, например? Я ведь только и умею, что лед резать.

- Льда на Земле хватает. Но никто уже не живет даже поблизости от него - всем достаточно места в теплых широтах. Вы представить себе не можете, как это приятно - полежать голышом на солнышке.

- Да уж, под нашим солнышком через полчаса начинаешь звенеть. А сколько человек вы сможете взять сейчас?

- Сотни две. У нас небольшой корабль.

- Ну-у, столько-то наберется наверняка. Есть такие - поедут в Столицу полечиться у Горячего Озера, это там аномалия такая имеется, да так там и остаются. Неохота им сюда за новыми болячками возвращаться.

- Господин Аттвуд интересуется местными аномалиями и зверьем, вмешался в разговор Биди.

- Я очень рад. Аномалий больших я знаю пять... Горячее у Столицы, Свечку, Болото, Стеклянную и Старую Трещину, будь она... Вы, наверное, знаете, землянин, что здешний лед течет... А вот Старой ни черта не делается. Кстати, это единственное место, где обнажена почва. Отчего эти аномалии взялись - никто не знает. Если принять гипотезу о "ледяной бомбардировке", то это, наверное, бывшие эпицентры взрывов. Вы можете спросить: как это мы, живя на планете, двести лет уж как, ничего не знаем о ее природе. Отвечаю: некогда было. Кто разбирал корабли и строил города, кто возился с гидропоникой, еще лучевиков надо было много - лед плавить. Кстати, тогда же и нашли первых аборигенов. Насколько я знаю, планету изучали только два человека - покойный отец губернатора и мой покойный отец, он был ассистентом у старшего барона. Вам повезло, что вы, с вашим интересом к Льдине, опустились в Ирисе - должен я вам сказать. Все, что они наколдовали, хранится у нашего хозяина, а сами они поехали однажды к Болоту, хотели повести штрек под его дном... Больше их никто никогда не видел.

- Вы сказали - "больших аномалий". А что, есть другие, малые?

- Да, но мы не любим о них вспоминать. Мы называем их полостниками. Это пузырь такой во льду, совершенно пустой, но имеющий форму человечески тела...

- Человеческого? - перебил Аттвуд.

- Конечно, я оговорился, но вы же видели, как мы с ними похожи! Да, человеческих тел формы. Если хотите посмотреть - у нашего губернатора в галерее есть один. Я и второго ему привез, но он сказал, что готов принять его на вес льда. А я, помнится, ответил, что лучше отвезу под лучевую станцию. И продал муниципальной галерее. Честно говоря, мне от них тоже не по себе. Иногда кажется, что они и есть настоящие аборигены.

Биди взмахнул рукой.

- Опять ты за свое, Оскар! Вот они, аборигены, - барон кивнул в сторону галереи, - в довольно свежем виде.

- Свежезамороженном... - пробурчал Оскар. - А если они телепортировались?

- Знаешь, Оскар, мне телепортироваться не приходилось как-то, но я почему-то думаю, что для этого как минимум надо быть живым. Ты же знаешь, их накрыло всех разом...

- А, может быть, полостники - это их души.

- А, может, пустые бутылки? Шериф рассказывал, что так однажды ляпнул Сова Тепанов, еще когда только из Столицы переселился.

- Да, кстати! Ты же знаешь, как его настоящее имя?

- Арктика. Помнится, был такой штат на планете-матери...

Аттвуд не удержался от улыбки. Впрочем, Оскар и Биди ее не заметили, увлеченные разговором.

- ...А ты не знаешь, за что его прозвали Совой?

- Его так еще в Столице именовали. Наловчился он орать певчей совой, не отличишь. "Вяя-а-а-а-аа!!!" Только еще громче.

- Вот как? Ни разу не слышал.

- А откуда тебе-то было слышать? В Аптаун ты ездить не любишь, нерадивый ты наш губернатор, а к тебе, насколько я знаю, Сова был не вхож. Арктика Тепанов, то есть... Простите, Аттвуд, мы с Биди совсем отвлеклись.

- Ничего страшного, Оскар! Мне все интересно.

- Теперь о зверях. Главная зверушка - хищный пингвин. Прозвали его так за способ передвижения - он катится на брюхе, а лапами только отталкивается. Здорово получается, между прочим. Из его жира в Столице умеют делать чудесный крем для дамочек. Выслеживать хищного пингвина дохлое дело. Его бьют, когда он нападает. А потом надо следить, чтобы тушу не слопали его же братишки или... Про певчую сову вы уже знаете. Пакость мусорная. Короче говоря, пингвины жрут все живое, а певчие совы - все мертвое, тем и пробавляются. Есть еще какие-то твари, по слухам страшные, но они так далеко водятся, что туда даже караваны не ходят, да и незачем...

- Биди говорил, что какой-то из кораблей первопоселенцев опустился в другом полушарии...

- Да, "Шарденне". Ну и что? Они сами захотели отделиться. Насильно мил не будешь. А если бы захотели, уже бы к нам добрались. Вы с орбиты видели на том полушарии город?

- Нет.

- Ну, значит, не судьба. Кому как повезет.

...Приглашение, подписанное "Сибил Тепанов", ни к чему не обязывало. Оскар знал, что многие просто-напросто засовывают подобные бумаги подальше и забывают о них. Он и сам терпеть не мог всяческие церемонии, а похороны - в особенности, но долг старателя велел исполнить последнюю волю Совы. У Оскара даже не было подобающей траурной одежды, пришлось одалживать у Биди. На похороны было принято являться пешком, но на это, видит Бог, у Оскара еще сил не доставало, и тот же Биди ссудил его своими аэросанями. И все-таки, Оскар поспел только к концу отпевания в храме.

5
{"b":"37580","o":1}