ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поль подарил мне небольшой карманный словарь "русско-французский, французско-русский", довольно объёмистый, по количеству слов. Мне стало намного легче изъясняться с ними. Единственно, где я мог слышать русскую речь, это приёмник. На кухне стоял очень хороший, по тому времени, приёмник марки "Телефункен",Поль слушал по нему последние известия. Я нашёл на нём программу передач из Лондона на русском языке. Стал в курсе того, что делалось на фронте, в Европе и в России.

Днём, при ясной погоде, ежедневно по несколько раз, можно было видеть в небе, как сотни самолётов летели на север, бомбить Германию. Первое время, когда фронт был недалеко, на полях можно было видеть множество ленточек из фольги: длинной 20-30сантиметров, шириной 1,5-2 сантиметра. Их сбрасывала американская авиация десятками тысяч, для создания помех радиолокации немцев. Позже, проезжая по Франции, я видел результаты американской бомбёжки, так называемый, "бомбовой ковёр", когда бомбили не цели, а площади. Была разбомблена небольшая железнодорожная станция. Это было сплошь перепаханная бомбами земля. Сплошные воронки, которые перекрывали одна другую. На этом месте ничего не осталось: ни строений, ни столбов, ни деревьев, ни травы. Только бурая земля, перемешанная с рваным железом и кирпичом.

У Поля я прожил зиму с 1944 года на 1945 год. Зимы, как таковой, собственно, не было. Снег, который иногда падал, сразу же таял. Минусовой температуры не было. В домах нет отопления, но спать было тепло. Меня снабдили периной и пуховым одеялом. Чтобы не ложиться в холодную постель, у французов имеются специальные грелки. Называют их "буют". Это керамическая болванка, длинной в полтора кирпича, а шириной и высотой как у обычного кирпича, но с полукруглыми краями. Болванка покрыта глазурью. Таких "буютов" в доме столько, сколько людей. Весь день они греются в специальной духовке плиты, а когда идёшь спать, берёшь с собой. Чтоб не обжечь рук, заворачиваешь "буют" в полотенце. Несёшь его в кровать, там разворачиваешь и кладешь под одеяло у подушки, затем передвигаешь в ноги, чтобы нагрелась вся постель. Утром, вместе с полотенцем, несёшь его в духовку. C "буютом" приходил уют и спать было совсем не холодно.

У Поля семья была из четырёх человек: жена и две девочки, одной 12 лет, а младшая только училась лепетать. Когда её показывали на меня и спрашивали: "А это кто?" Она, вместо слова "любимый", говорила "любовник". Все хохотали. Супруга Поля, шатенка, я сейчас не помню, как её звали, была моложе Поля лет на пять. Она почти никуда не отпускала его одного, всегда ездила с ним, а младшую дочь оставляла с нянькой.

В зимнее время все жильцы собираются на кухне: там тепло и уютно. На нашей кухне стояла большая чугунная плита на ножках, с духовкой, со встроенным баком, с краном для горячей воды. В плите был шкаф, для нагревания "буютов". Плита топилась дровами и угольными брикетами. В центре кухни стоял большой обеденный стол, у стены большой шкаф-сервант с посудой. На шкафу находилось несколько графинов с самодельными ликёрами градусов в 60-70, из самогона, сахара и эссенции для ликёров.

На ферме постоянно делали свой домашний сыр. Для этого прокисшее молоко наливают в мешок из редкой ткани и помещают в специальный цилиндр на ножках, с множеством отверстий. Через пару недель сыр готов. Готовили вкусное вяленое мясо - "джамбул". Из говядины нарезают нетолстые ленты, обильно посыпают специями, солью, затем скручивают рулоном, туго обвязывают шпагатом и вялят на воздухе. Обычно оно находится на чердаке несколько месяцев. Много выращивали в огороде табака. Может потому, что была война? А может это дешевле, чем в магазине? Табак очень хороший, ароматный. Крутят из него сигары. Учили и меня как крутить сигары. Но большинство курят сигареты. Для этого режут табак небольшой машиной, а затем закручивают сигарету миниатюрной карманной машинкой. Папиросную бумагу для сигарет продают в любой лавке, бумага эта имеет полоску с клеем. Изготовленные домашним способом сигареты практически не отличаются от фабричных, как по качеству, так и по внешнему виду.

Были большие проблемы с бензином для автомашин. Поль покупал бензин у американских солдат. Канистру бензина - за литр самогона. Между прочим, встречал я там и легковые машины "на дровах", то есть, с газогенераторным прицепом. У нас, в СССР я видел грузовые автомашины с газогенераторным двигателем по обе стороны кабины. А перед самой войной, в 1941 году плавал с отцом на катере с газогенератором и тракторным двигателем.

Немного о праздниках. В деревне, где была ферма Поля, новый 1945 год не праздновали. Не помню что-то я, чтобы отмечали рождество. Но в церковь ходят почти все французы, причём, нарядно одеваются. Ходят, наверное, не столько для молитвы, сколько для общения друг с другом. Самый большой праздник, как рассказывал Поль, это 14 июля, "День взятия Бастилии". На нем не пришлось присутствовать, я уже был в пути на родину.

Об окончании войны узнали 7 мая по приёмнику, который стоял на кухне. Передали: "Германия подписала акт капитуляции во французском городе Реймсе".

Началось празднование. 8 мая утром за мной пришёл соседский парень, примерно моего возраста. Мы с ним часто общались. Он сказал, что надо помочь звонить в церковный колокол в честь окончания войны. Звонить полагается весь день, поэтому надо подменять звонарей. Большой церковный колокол закреплён в центре квадратной рамы из брёвен. За верёвку раскачивают раму с жёстко закреплённым на ней колоколом, пока язык колокола не ударит в бок колокола. Работа довольно тяжёлая. После двух часов работы, вместе с напарником, на колокольне, я, на обеих руках, набил верёвкой водяные мозоли.

Праздновали день окончания войны всем селом, за деревней. Заметьте, для французов это был день окончания войны, а для нас - День Победы. Невольно я усматриваю в этом некоторый смысл. Мало того. Союзники: Великобритания, Соединённые Штаты и Франция подписали акт капитуляции Германии 7 мая, бездумно, точнее, предательски, подло игнорируя роль Советского Союза, сыгравшего решающую роль в разгроме фашизма. Собственно, СССР обеспечил свободу Франции. Но французы забыли об этом 8 мая, в день окончания войны для них. Только по требованию Советского Правительства, акт капитуляции Германии был подписан всеми четырьмя союзниками 8 мая. Поэтому наш День Победы 9 мая.

За деревней сбили несколько рядов длинных столов из досок, установили скамейки на столбиках. Я, на маленьком тракторе с прицепом, возил доски, столбы, продукты, бочки с вином, молодые саженцы, которые посадили здесь недалеко от столов, в память окончания войны. Так что, где-то растёт моё деревцо, посаженное в день окончания войны. После всех приготовлений, во второй половине дня, всей деревней сели за столы. Было много вина, был и самогон. Так что, я, в этот день, хорошо нагрузился.

Вскоре мне пришло письмо. Я ни от кого не ждал писем и был удивлён. Домой, в Благовещенск я не писал. Боялся, что после моего письма отца могут уволить с работы или даже арестовать. Но письмо пришло из города Лангр, от одного из наших парней, Александра Шепотанова - он был из нашей пятёрки, когда мы прыгали из вагона при побеге. Он писал, что живёт в пригороде города Лангр, у молодой вдовы. Работает у американцев и приглашает меня приехать к нему в гости, на выходной. Я поговорил с Полем, он согласился на мою поездку.

Поль дал мне велосипед и очень подробную карту дорог, объяснил, какой дорогой мне лучше ехать на велосипеде. Ехать было не далеко. В субботу утром я выехал, в обед был у Александра. Доехал хорошо. На дороге масса указателей. Все указатели и наименования населённых пунктов сделаны чёрным на белых эмалированных досках. Дороги у них в отличном состоянии, обслуживаются надсмотрщиками. У каждого надсмотрщика свой участок дороги, за которым он следит, делает мелкий ремонт, заливает трещины гудроном, косит и убирает траву с обочин. В поездке меня поразило то, что, на многие километры вдоль дороги, штабелями и в ящиках, лежали горы снарядов и мин, никем не охраняемые и совсем не огороженные. Это были боеприпасы американской армии.

11
{"b":"37581","o":1}