ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он залез в постель и, перед тем как заснуть, вдруг подумал:

«Что, если кому-нибудь придет в голову выключить компьютер?»

Трудно было себе представить, что же тогда случится с Беном, но от одной мысли об этом по нему побежали мурашки. Он вылез из постели, взял черный фломастер и написал на листе бумаги: «Идет серьезная игра! Не выключать!» Он прилепил бумажку к клавиатуре и вернулся в постель.

«Не забыть предупредить маму», — подумал он.

Он заснул не сразу, а когда наконец заснул, его будоражили тревожные сны, полные всяких страхов и космических демонов.

Глава девятая

Эндрю проснулся с тяжелой головой, с пересохшим ртом. Стеганое одеяло, казалось, стремилось его задушить. Отопление включилось в шесть утра, и в комнате было чересчур жарко. Он медленно оделся.

Одной рукой он распрямил одеяло, другой пихнул пижаму под подушку, сунул тетрадки в сумку и спустился вниз, угодив в скандал между родителями. Речь шла об автомобилях. «БМВ» не заводилась. Отец хотел взять «Вольво». А у матери была назначена встреча на другом конце города, куда без машины ей было трудно попасть. Но, как я все скандалы, он выплескивался за пределы того, о чем шел спор. На поверхность всплывали всяческие обвинения и упреки по другим поводам. Эндрю пронырнул опасную зону…

Мистер Рассел вел перекличку по журналу, когда Эндрю вошел в класс. Ребята были заняты очередным упражнением по учебнику, очень неточно названному «Математика и жизнь», с разной степенью энтузиазма и успешности.

— А, Эндрю ХейФорд появился, — сказал мистер Рассел, отмечая его в журнале. — Нет ли у тебя там где Бена Челлиза в кармане?

Эндрю все еще слегка надеялся увидеть Бена в школе. От невинного вопроса мистера Рассела у него что-то екнуло внутри. Так, значит, Бена все-таки не было. Значит, он действительно затерялся в недрах компьютерной игры.

Эндрю почувствовал, что он краснеет. Напустив на себя видимость озабоченности, он сказал:

— Может, он заболел вирусным гриппом?

Как всегда, не обращая внимания на тон Эндрю, мистер Рассел пометил «отс.» в журнале.

— Садись, — сказал он, — и давай догоняй остальных, если не хочешь просидеть в классе всю перемену над задачами.

Элейн вдруг ясно ощутила, что Эндрю врет. Он покраснел, а голос его звучал чуточку излишне искренне. Нет сомнения, что он врет. Но почему?

Эндрю повернулся и пошел к своей парте. Вдруг он уловил удивленное выражение ее лица. Глаза были прищурены, рот приоткрыт. Он скорчил гримасу в ответ, распахнув глаза по-идиотски, отклячив челюсть. На ее лице мелькнуло отвращение к нему, и она показала ему язык.

«Да эта девчонка просто ненавидит меня!» — подумал Эндрю с удивлением. И тут его осенило. — «Ну, конечно! Отлично! Она-то как раз мне и поможет!»

Перед концом большой перемены начался ливень, ребята со всех сторон устремились под крышу. Эндрю искал случая поговорить с Элейн, но так, чтобы это было незаметно для окружающих. Ему это пока не удалось, потому что Элейн явно его избегала.

«Опасность в том, — думал он, — что она может ненавидеть настолько, что даже откажется меня выслушать. Интересно, за что? Я же ничего такого ей не сделал».

Увидев, что она направилась в класс, он пошел следом. Линда что-то рисовала на доске. У нее был настоящий талант рисовать очень похоже на того, кого она хотела изобразить. Одна из фигур на рисунке стояла на руках, а юбка накрывала ее голову. Никаких сомнений, это была Элейн. А другой, кто стоял и смотрел из нее, был несомненно Джон. Красным мелком Линда сделала надпись под рисунком: «Джон Ферроне любит Элейн Тейлор».

— Глупо, — сказала Элейн и схватилась за тряпку, чтобы стереть надпись. Она ее просто злила. Что она могла поделать с тем, что Джон бегал за ней, как маленькой щенок? Должна была отлупить его за это, что ли? Ей приходилось его терпеть, он ведь был соседом, Господи, Боже мой! Было ли это все дружбой? Кто его знает! Во всяком случае ей не хотелось, чтобы об этом болтали, да еще такие, как Линда.

— Отстань, — сказала Линда, отпихивая ее. — Не порть мой рисунок.

— И еще как испорчу! Сотру его, пока никто не увидел!

Линда расхохоталась.

— А хорошо получилось, да?

Она была страшно собой довольна.

— Здорово, да, Эндрю? — обратилась она к Эндрю. — Правда, похоже?

Эндрю сделал нечто, что удивило обеих девочек. Он схватил другую тряпку и стал стирать с доски.

— Ребячество. — сказал он. — Ты почему не взрослеешь, Линда?

Линда оборвала смех так, точно ей дали пощечину…

— Я пошутила. — сказала она. — Подумаешь, недотрога.

Она покраснела, и глаза ее наполнились слезами, поглядела на свои испачканные мелом руки.

— Пойду вымою, — и выбежала из класса.

Элейн удивленно посмотрела на Эндрю, пораженная тем, что помощь пришла с такой неожиданной стороны. Он улыбался ей, и она бессознательно улыбнулась в ответ. Может, она ошибалась, может, он не такой уж плохой, как она думала? Он во всяком случае был красивый и глядел на нее сейчас по-доброму.

Пока они дружно в четыре руки стирали с доски, он сказал ей приглушенным голосом, так, чтобы больше никто не услышал:

— Мне нужна твоя помощь. Это касается Бена. Можешь пойти ко мне после школы?

— Значит, он не заболел? — спросила она.

— Нет. С ним кое-что случилось. Никто, кроме меня, не знает. Я обращаюсь к тебе, потому что вы дружите.

— А ты не привираешь?

— Честное слово, нет. Клянусь тебе. Так пойдешь?

— Ладно.

— Сразу же после уроков. У нас мало времени.

— А что с ним?

— Потом объясню.

Доска была чистой. Не было больше причин стоять рядом с Элейн.

— Не забудь, сразу после звонка.

Он положил тряпку на место и подошел к окну поглядеть на дождь. И как это все обойдется сегодня?

— У тебя есть велосипед? — спросил он Элейн, выходя из класса.

Линда с красными от слез глазами прошла мимо них, сделав вид, что не замечает.

— Я могла бы попросить у Джона. — ответила Элейн.

Но Джон уже побежал прятаться а спортзал, и Эндрю не велел ей тратить время на поиски.

— Да возьми его, Джон не будет против. Мы скоро вернемся.

Дождь перестал, но ветер усилился, и когда они добрались до дому, коса у Элейн расплелась и волосы рассыпались по плечам. Эндрю поймал удивленный взгляд Марджори, когда они появились в дверях.

«О, Господи, опять надо врать, — подумал он. — Я совсем заврался».

— Мама, — сказал он. — Это Элейн. Она пришла за книжками. Мы поднимемся на минуточку ко мне. Пошли, Элейн.

Элейн в жизни не видела такого красивого дома, как у Хейфордов. Она ошеломленно оглядывалась, стараясь все рассмотреть, но все сразу было трудно охватить взглядом. Отполированные полы, мебель в пастельных тонах, везде цветы, все подобрано в тон, все изумительно красиво.

«Как на картинке в журнале, — подумала она. — Трудно поверить, что можно вообще жить в таком доме. Я постараюсь, я сделаюсь знаменитой, и тогда у меня тоже будет такой дом».

— Счастливый, — сказала она, оглядывая комнату Эндрю.

На полу лежал толстый белый ковер, в комнате стояла светлая мебель из сосны, потолок спускался полого, и в нем было два окна, выходящих в засаженный деревьями сад. Она с восхищением глядела на одеяло на кровати и гардины, которые подходили друг к другу, на картины по стенам, на дорогие безделушки на полках и вздохнула от восторга.

— Потрясающая комната.

Не обратив внимания на ее слова, Эндрю взял в руки коробку из-под «Космических демонов».

— Тебе Бен что-нибудь про это говорил?

Элейн покачала готовой.

— Это компьютерная игра, — продолжал он. — Особенная. Отец привез мне ее из Японии. Она впускает в себя, чтобы играть. Вот что случилось с Беном. Он вошел туда. Я… то есть он… Он теперь не может выбраться оттуда. Я должен попасть туда, чтобы его спасти. И ты должна мне помочь.

— Что я должна сделать? — спросила Элейн. Шикарная обстановка, красивый дом привели ее в состояние транса. Это было просто и неправдоподобно, что она находится в этой удивительной комнате и разговаривает с Эндрю Хейфордом.

9
{"b":"37586","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Другая правда. Том 1
Душа компании
Победи депрессию прежде, чем она победит тебя
Венецианский призрак
Дом кривых стен
Ваши семейные финансы. Все, что нужно знать, чтобы водились деньги
Все мы смертны. Что для нас дорого в самом конце и чем тут может помочь медицина
Ладья
Секреты спокойствия «ленивой мамы»