ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Куриный бульон для души. Сила «Да». 101 история о смелости пробовать новое
Как подобрать ключик к любому человеку. Большая книга советов и рекомендаций
Агата и археолог. Мемуары мужа Агаты Кристи
Умные калории: как больше есть, меньше тренироваться, похудеть и жить лучше
Как не умереть в одиночестве
Плюшевая засада
Демоны сновидений
Квартет Я. Как создавался самый смешной театр страны
Девятый ангел
A
A

– Не. Фотография не пойдет. Живую надо… Хм-м-м… А может, доставишь мне сюда девчонку как-нибудь?

– Да как же я ее доставлю, Демьян Федорыч? В мешке, что ли, притащу?

Хозяин Кладбища сердито засопел. Он еще немного поплавал вокруг надгробия, раздумчиво бормоча:

– Можно, конечно, Никишку с Ираклием отправить за ней, да только больно уж они…

– Не надо, Демьян Федорыч, не надо! - взмолился Прокоп.

Никифор Усачев и Ираклий Гудков, о которых говорил Григорьев, также жили на Городском кладбище. Хотя слово «жили» тут не совсем уместно - померли они оба давным-давно. Усачев - еще в Гражданскую, а Гудков так вовсе при Александре Третьем. Есть на этом кладбище одно проклятое местечко - всяк, кого там закопают, потом сам выкапывается.

Вот их обоих в свое время там и похоронили - но пролежали они недолго.

А отправлять их за девочкой Григорьев на самом деле, конечно, не собирался. Страшные они дюже - у Усачева кожи нету, все нутро как на ладони, а Гудков вообще скелет ходячий. Такие как в гости заявятся - так все, сердечный приступ обеспечен.

Недавно как раз было дело - бомжик какой-то решил переночевать на кладбище, только прикорнул… а тут эти двое случайно на него набрели. И ведь плохого ничего не сделали - просто спокойной ночи пожелали. Вежливо. А только мужика того с тех пор не то что на кладбище - вообще поблизости не видели. Ленинский, Железнодорожный, да Октябрьский районы отныне за версту обходит - калачом не заманишь!

– А шкажи-ка, Прокоп, нет ли у тебя в доме какого-никакого колдунишки? - задумчиво спросил Григорьев. - Ну хоть шамого паршивенького? А то я б тебе кое-чем подсобил…

– Ну-у-у-у… - напряг память старый домовой. - Ну как тебе сказать, Демьян Федорыч… Есть одна… вроде бы как… ну, что-то вроде того… что-то наподобие… да…

…Ирина Прохорова не любила свою настоящую фамилию. Разве же это фамилия для ведьмы - Прохорова? Нет, клиенты знали ее исключительно как Лялю Звездную. Это ей казалось более звучным.

Хотя некоторые клиенты втихаря хихикали.

Всем желающим ее слушать Звездная представлялась цыганкой. И не просто какой-то там, а самой настоящей цыганской принцессой! На самом деле, конечно, с этим народом ее ничего не связывало. И все это прекрасно понимали - очень трудно выдавать себя за цыганку, имея светлые волосы и типичное «рязанское» лицо.

Ляля зарабатывала на жизнь ведьмовством. Гадала на картах Таро, чертила гороскопы, снимала (и наводила) порчу и сглаз, привораживала и отвораживала, чистила ауру и карму, развязывала сакральные узлы, проводила спиритические сеансы… Ну, в общем, занималась всеми магическими фокусами, которые нельзя увидеть глазами - вправду ли колдует, или так, просто бормочет чего-то.

– Жизнь невозможно повернуть назад… - напевала гадалка, одной рукой раскладывая карты, а другой помешивая чай.

Со шкафа за ней наблюдали Прокоп и Венька. Ляля Звездная ни разу не замечала ни домового, ни гремлина. Не заметила и теперь.

– Квартирка готичная, - поковырял в зубах Венька. - Годиццо. Прикинь, старый, а я сегодня у Доктора Ливси в каментах нагадил!

– Где? Чего? Зачем? - тупо заморгал на него Прокоп.

– Кисакуку! - пощелкал сморщенными пальцами гремлин. - Это оффтопик. Не мог не поделиццо радостью.

– Какой еще радостью?

– Старый, учи албанский. Гадить в каментах - это моя профессия. Больше скажу - призвание. Я же гремлин! Как говорится - погадил, и спи спокойно. А Доктор Ливси - самый тысячный тысячник, ему гадить особенно почетно! Понелнах, старый?!

– Венька, не отвлекайся! - дернул его за плечо Прокоп.

– Да кто отвлекаеццо?! Ужоснах!

– Ну раз не отвлекаешься, так иди и работай! Помнишь, что делать?

Венька кивнул и спрыгнул со шкафа. Крохотная зеленая фигурка, сплошь покрытая бородавками и рытвинами, метнулась по полу и исчезла в коридоре. Через несколько секунд задребезжал дверной звонок.

Звездная оживилась - в гости к ней захаживали исключительно клиенты, а клиенты обычно означали деньги. Она поднялась со стула, накинула цветастую шаль (по ее мнению - такие носят все цыганки), и отправилась открывать.

Прокоп тут же скользнул вниз, вскарабкался по ножке стола и сыпанул в чай щедрую горсть земли. Самой обыкновенной земли. Торопливо размешав ее собственным пальцем, он помчался обратно к укрытию. И вовремя - хозяйка квартиры уже возвращалась, сердито ворча на проклятых мальчишек, которым делать больше нечего, кроме как хулиганить под дверями.

Вслед за гадалкой вернулся и Венька. Они с Прокопом показали друг другу знак «ОК», и домовой утопал в спальню, а гремлин юркнул под плинтус, ныряя этажом ниже.

Ляля Звездная выпила испорченный чай. Правда, недовольно морщилась, не понимая, что случилось и почему вкус такой отвратный, но все же проглотила почти половину этой гадости, прежде чем решила, что лучше будет заварить свежего.

– Кха! Кха! - закашлялась бедная женщина, с трудом поднимаясь на ноги. - Заварка, что ли… кха! Кхе-кх-кха!!! Господи…

Через несколько секунд она упала на пол, корчась от боли. Белки глаз выкатились, из уголка рта сочилась желтоватая слюна, пальцы царапали дорогой ковер. Тем временем в спальне что-то звякало - это Прокоп перебирал заначку Ляли Звездной. Самозваная цыганка скопила довольно много всевозможных ингридиентов на все случаи жизни.

Правда, применять их она не умела совершенно.

– Совиные когти… - бормотал Прокоп, роясь в груде заплесневелой дряни. - Ага, есть… Ослиное сало… вот оно…

– Еще шарфик нужен, вязаный… - гулко пробасили сзади.

Там стояла Ляля Звездная. Очень неуверенно, пошатываясь, едва не падая. Рот по-прежнему был полуоткрыт, и из него сочилась слюна, руки болтались, словно плети, а глаза едва не вылезали из орбит.

– Здравствуй, Демьян Федорыч, - обернулся Прокоп. - Ну как обновка? Не жмет?

– Тесновато… - проворчала гадалка, неестественно двигая челюстями. - Худущая-то какая… Каблуки эти… как они на них ходят?!

Хозяин Кладбища, занявший тело Ляли Звездной, решительно сорвал туфли на шпильках, отбрасывая их прочь. Удалось ему это только со второй попытки - в первый раз он схватил только воздух рядом со ступнями. Чужое тело пока еще не повиновалось в полной мере - со стороны несчастная гадалка напоминала марионетку, управляемую нетрезвым кукловодом.

– Неудобно… - пожаловался Григорьев. - И дар у этой тетки совсем крохотный… Все равно что нулевой - дубовая колода и то бы лучше колдовала… Ты получше мне никого не нашел?

– Прости, Демьян Федорыч, у нас в доме она одна такая… Ну ты теперь хоть не шепелявишь.

– Конечно… - проворчал Хозяин Кладбища устами Ляли Звездной. - Попробовал бы сам говорить языком, которого, строго говоря, и нету вовсе… После такого любой… ладно, черт с ним… У меня времени мало - часиков шесть, не более… Пока не растворится…

Прокоп подсыпал гадалке в чай земли с могилы Григорьева. Причем перемешанной с его же прахом. После того, как эта бурда оказалась внутри несчастной женщины, Хозяин Кладбища получил возможность втиснуться в ее тело. И немедленно этим воспользовался.

Но времени у него действительно было немного - этот фокус кратковременный, могильная земля быстро перестает действовать.

– Давай-ка поторопимся, - засучила рукава гадалка.

– Да, Демьян Федорыч, ты уж поторапливайся, скоро выходить… - обеспокоенно посмотрел на стенные часы Прокоп.

В квартире Скворцовых тем временем творилось черт знает что. По стенам низвергались могучие потоки, из всех кранов хлестали настоящие фонтаны, унитаз бурлил подобно джакузи, холодильник плевался, словно настоящий гейзер…

Даже из ваз с цветами текла вода.

Муж и жена Скворцовы устало возились с тряпками и ведрами. На их счастье, квартира ниже пока что пустовала, так что гневные соседи в дверь не стучались. А вот самим жильцам приходилось несладко - такого наводнения у них еще не бывало.

– Я-то уж надеялся… - сердито сопел глава семейства. - Опять начинается…

3
{"b":"37591","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стеклянные пчелы
Околдовать разум, обмануть чувства
Состояние свободы
Непарадная Америка
Талорис
Зимняя война. Дороги чужого севера
Мой ребенок слишком много думает. Как поддержать детей в их сверхэффективности
Непрощенные
Берсерк забытого клана. Книга 1. Руссия магов