ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Руденко Борис

Условие стабильности

Борис Руденко

Условие стабильности

Зуммер загудел, прервав самый сладкий и приятный сон за всю ночь. Безуспешно пытаясь вспомнить то необыкновенно хорошее, что снилось минуту назад, Славич на ощупь натянул комбинезон, сунул ноги в туфли, доплелся до аппаратной и только здесь проснулся окончательно. Короткими резкими вскриками зуммер сообщал Славичу, что на посадочную площадку готовится опуститься корабль.

Он озадаченно постоял перед приемным экраном. Беспилотный почтовый модуль уже побывал у него на прошлой неделе. Рейсовый грузовоз заходил сюда еще раньше, а больше никого Славич не ждал. Он еще надеялся на благоприятный исход, но, когда на табло появились позывные гостя, надежда исчезла.

В корабле, что готовился сейчас к спуску, были люди.

Замигал сигнал вызова. Кто-то пытался вступить со Славичем в телеконтакт. Этого Славич себе позволить не мог. Доктор Крапивин рекомендовал воздерживаться от контактов в любой форме. В последние годы Поле выкидывало непредсказуемые фокусы.

Славич включил автомат, немедленно забубнивший монотонным механическим голосом: "Опасность. Воздержитесь от посадки. Опасность. Поле негативной причинности. Опасность. Посадка запрещена!"

Славич был обречен на одиночество и не имел права его нарушать.

Пилот словно не слышал предупреждения. Зуммер гудел не переставая. Над посадочной площадкой начал светиться ионизированный воздух, и Славич, проклиная гостя, стал поспешно собираться. Пока не опустится модуль, нужно успеть добежать хотя бы до поваленного дерева. Там уж резервный домик почти рядом.

Впопыхах побросал в рюкзак вещи. Чуть дольше задержался в гостиной, прикрепляя на видном месте изрядно пожелтевший плакат с подробными предостережениями. Хотел было приписать внизу свои пожелания, но успел вывести только "Чтоб тебя" - над посадочной площадкой вовсю играли сполохи света, - поставил жирный восклицательный знак и бросился вон.

На бегу спохватился, что позабыл разрядник, сплюнул, выругался и побежал дальше. Возвращаться было поздно. Собственно, не так уж и нужен был Славичу разрядник. Местные зверюги ему нипочем. Не по зубам им Славич. И кому бы то ни было.

Он мчался к опушке и молил всех несуществующих богов, чтобы в корабле не оказался какой-нибудь энтузиаст-недоросток, решивший посвятить себя изучению Поля. Года два назад прилетал один такой. К счастью для гостя, Славичу удалось тогда удрать вовремя. Поле лишь самым краем зацепило бедолагу, и тот отделался тяжелейшим сотрясением мозга, когда на него обрушилось подгнившее дерево. Счастье еще, что спасатели были неподалеку от системы и, приняв сигнал Славича, через несколько часов подобрали потерпевшего.

А может, это аварийная посадка? Просто воля случая, как было шесть месяцев назад с исследовательским катером? Тогда, конечно, все обойдется. Исследователи - народ серьезный, дисциплинированный и информированный. Ничего, скоро будет ясно.

С шумом и треском Славич ворвался в кусты. Из-под ног брызнула во все стороны всякая ночная мелочь, с верещанием удирал кто-то покрупнее - всех напугал Славич, ломившийся будто слон. Раза два сам приложился на бегу лбом к толстым и прочным ветвям: в темноте поди разбери дорогу! Хорошо, что шлем крепкий, шишки не будет, но искры из глаз все равно водопадом.

Позади Славич слышал пронзительный вой и шипение опускающегося корабля. Когда же все успокоилось, без взрыва, без грохота или иного неположенного звука, понял он, что успел отдалиться достаточно, и неразумный гость пока находится в безопасности.

С годами Поле Славича росло. Росло неравномерно, скачками. Доктор Крапивин предсказал это в своей прогностической таблице. "Через год-другой резервный домик придется переносить еще дальше", - со вздохом подумал Славич.

Теперь же до него было уже рукой подать. Это Славич ощутил, когда провалился по пояс в жидкую грязь болотца, что неподалеку от домика. Выбираясь на сушу, уже не ругался. Он не умел ругаться разнообразно, а повторять одни и те же слова не хотелось даже в одиночестве.

Славич отпер дверь и ввалился внутрь, оставляя на мягком ковре мокрые, грязные следы. Как ни странно, бег по ночному лесу ничуть не развеял сонливости, навалившейся на Славича вновь, едва он вошел в сторожку. А может, просто устал, пока продирался через заросли, которые ночью кажутся вдвое гуще, чем днем. Скинул мокрый комбинезон, врубил сторожевую систему и завалился на постель, втайне от себя надеясь досмотреть тот сладкий сон. Уже засыпая, почувствовал, как дрогнула, покачнулась избушка, - какой-то очень большой из местных подошел, рассчитывая закусить Славичем на завтрак, но тут же отпрянул с растерянным кряканьем. Что-то с ним там, конечно, случилось - сам себе лапу отдавил, укусил что-нибудь невкусное по ошибке или на оголенные контакты батареи напоролся. Славич не злорадствовал. Наоборот, посочувствовал, пожалел глупого зверя. Это вначале он их боялся, ненавидел даже. Ни на минуту не выпускал из рук разрядника. Фауна здесь действительно страшненькая, опасная. Но только не для Славича. Самую главную опасность живому на планете представлял он сам.

Утро выдалось пасмурное, унылое. Комбинезон еще не просох, лоб болел. Пощупав, убедился в наличии шишки. "Надо же!" - подумал Славич. Такого с ним не случалось давно.

Он включил печку и пристроил комбинезон досушиваться, а сам занялся завтраком, предварительно проверив по индикатору, не убрались ли со Станции гости. Нет, гости со Станции не убрались. Площадка до сих пор была занята.

"Так, - кисло размышлял Славич, - если гость не круглый идиот и умеет читать, значит, причина одна - авария". Но отчего она произошла? До или все же после посадки? Неужели Славич все-таки не успел уйти вовремя, и Поле задело пришельцев?

На Станции сейчас уже работает аварийная программа, и гости знают, что резервный модуль - модуль Славича, который ему самому уже никогда не пригодится, - находится в трех километрах строго на юг, что добраться к нему можно по просеке, ведущей прямо от крыльца и оборудованной электронными пугалами (идти можно без опаски), и что сделать это нужно немедленно и ни в коем случае не ходить в противоположном направлении, туда, где сейчас находится Славич.

Самому же ему оставалось лишь ожидание, и Славич ждал минут десять, пока неприятный запах не забрался в ноздри. Комбинезон оказался слишком близко к печке. Недоумевающий Славич отодвинул его и залил тлеющий рукав апельсиновым соком. Что-то происходило не так. Наученный горьким опытом, Славич очень боялся неожиданностей. Они могли означать все что угодно. Направленный выброс Поля, например.

Такое произошло со Славичем в тот последний год, что он оставался на Земле. В пятнадцати километрах от дома, где он жил, в течение дня трижды терпели аварии рейсовые аэробусы. Хорошо, что обошлось без жертв. Тогда еще обходилось без жертв...

Загудел приемник. Гость снова вызывал Славича на связь. "Сумасшедший", - с тоской подумал Славич. Конечно же, он не собирался отзываться.

Гость оказался упрямым. Сигналы вызова гудели чуть не полчаса подряд, затем прекратились, и Славич с ужасом убедился, что пришелец движется в его сторону. Затрезвонила сторожевая система, отмечая путь гостя к домику Славича.

Он снова должен был бежать. Бежать немедленно и как можно дальше, пока не случилась беда, ни отвести, ни предотвратить которую Славич не в силах. "Остановись, - мысленно умолял он, - вернись, черт тебя возьми!" Оставалась еще надежда на вмешательство патруля спасателей. Слабая надежда - спасателям нужно время.

Утренний туман развеялся. Жаркое светило торжественно выползло на небосклон, обрушив на планету жгучий, палящий свет. Деревья разворачивали листву ребром к зениту. Ночные звери, мокрые и маслянистые от влаги, зарывались в землю, траву, ил, равно беззащитные перед солнцем и дневными хищниками.

1
{"b":"37604","o":1}