ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Сюда идут Те, Кто Убивает, - сказал Хаон.

Я пока еще очень плохо разбирался в его интонациях и еще хуже - в мимике, однако ничуть не сомневался, что старейшина деревни сильно обеспокоен.

– Это белоголовые? - спросил я.

– Нет, - сказал Хаон. - Они похожи на вас. Они пришли оттуда, где обрушилась земля. Они убивают сваши. Почему они это делают?

«Там, где обрушилась земля» - мы уже знали, что этим понятием сваши обозначают зону катаклизма, соединившего наши миры. Вряд ли Генерал за столь короткое время сумел бы сформировать еще один отряд из людей, не подвластных болезни. К тому же зачем им убивать местных обитателей?

– Ты не ошибся, Хаон? Оттуда никто не мог прийти, кроме нас.

– Они пришли, - Хаон вытолкнул вперед молодого сваши. - Он видел их и остался в живых, когда Те, Кто Убивает, помогли белоголовым. И теперь они идут сюда. Их заметили в двух тысячах шагов от поселка, сейчас они уже ближе. Они идут убивать.

Я наскоро объяснил товарищам, о чем идет речь, хотя и сам пока еще мало что понимал.

– Сколько их? - спросил Костя, и я перевел вопрос. Хаон трижды поднял раскрытые ладони.

– Тридцать, - пробормотал Костя. - Что за черт?! Кто это может быть?

Игорь шагнул вперед и очень осторожным, медленным движением взял молодого сваши за обе руки. Тот пугливо отшатнулся, отдернув руки. Игорь немедленно отпустил его, а потом, выждав некоторое время, снова протянул к нему ладони. Сваши беспомощно оглянулся на старейшину и покорился. Ему было страшно, он часто дышал, однако попытки высвободиться больше не делал. Постепенно дыхание его выровнялось, глаза закрылись. Он стоял перед Игорем, расслабившись и чуть покачиваясь, и в какой-то момент я испугался, что сваши просто упадет. Так продолжалось минуту или две. Наконец Игорь разжал ладони и повернулся к нам.

– Замечательная зрительная память, - сообщил он. - Чрезвычайно яркие образы. Такого я никогда не встречал у людей. Как кино.

– Что ты там такое увидел? - нетерпеливо спросил Вартан.

– Лучше я вам покажу, - предложил Игорь. - И Ёжику тоже. Я хочу, чтобы Ёжик это увидел. Встаньте ко мне поближе…

Это было похоже на объемный взрыв, и я находился в его эпицентре. Окружающее пространство смазалось и исчезло. Образы давили со всех сторон, прорываясь под черепную коробку, они имели цвет, объем и бетонную твердость, они мгновенно заполнили мозг, который теперь и сам был готов взорваться от невыносимого давления. Я услышал, как кто-то рядом со мной коротко вскрикнул. Вартан? Костя? Я и сам едва сдерживал крик, и в тот момент все кончилось. Пространство вновь сузилось до размеров хижины, я немного поморгал, избавляясь от раздвоенного изображения на сетчатке, и отер со лба пот.

– Мог бы и немного полегче, Игорь, - хрипло произнес я.

– Извините, Профессор, - виновато сказал он. - Просто у нас мало времени.

Я осознал, что этот сеанс телепатии вряд ли занял более нескольких десятков секунд.

– Кто эти люди, Костя? - спросил я.

– Повидал я таких, - на его щеках ходили желваки. - Террористы. Не понимаю, откуда они здесь взялись?

– Меня сейчас больше всего интересует, как нам быть, - проворчал Вартан. - Эти головорезы, как я понимаю, направляются сюда. Не вижу иного выхода, кроме срочной эвакуации.

– Куда? - поинтересовался Игорь. - Ты знаешь, какая температура на улице?

– Куда - это не мне решать и не тебе, - ожесточенно парировал Вартан. - Тут и без нас есть кому думать. У них здесь пещер нарыто километрами, под землю и нужно уходить.

– Нельзя, - слово это прозвучало четко и твердо, я даже не сразу понял, что произнес его Ёжик. - Если жилища разрушат, все люди умрут.

И вновь мне потребовалась лишняя секунда, чтобы понять: под словом «люди» Ёжик имеет в виду не только и не столько нас, сколько сваши.

– Не родятся дети, а те, кто родится - не доживут до лета, - так же внятно продолжал он. - Суи-хо погибнут, и все вместе с ними. Когда рождаются дети, суи-хо начинают жить. Когда живут суи-хо, растут дети.

Он замолчал и застыл в полной неподвижности, уронив голову на грудь. Суи-хо - это грибы, которые растут под жилищами сваши, машинально отметил я. При чем тут грибы? Дети, грибы… симбиоз? Впрочем, разбираться в этом сейчас не было времени. Я понял одно: если поселок захватят и сваши спрячутся в глубокие подземелья, грибные плантации, расположенные в самых ближних к поверхности камерах, конечно же, будут уничтожены. Или заброшены, что то же самое.

– Уходите сейчас, и до захода солнца вы успеете туда, где обрушилась земля, - сказал Хаон. Я перевел эту фразу товарищам, одновременно пытаясь восстановить полный контроль над своими эмоциями.

– Не думаю, что мы должны убегать, - проговорил Костя.

– А как мы сможем противостоять тридцати бандитам! - воскликнул в отчаяний Вартан.

– Ёжик не пойдет, - сказал Ёжик. Со светлой улыбкой он смотрел на нас своим прежним детским взглядом. - Ёжик останется. Сюда идут плохие. Ёжик их не пустит!

Лечение завершено, понял я. Ёжик абсолютно здоров, он стал таким, как прежде. Он вновь счастлив, потому что ему неведомо бремя выбора решения. В каждый момент своей жизни Ёжик знает, как должен поступить.

Я смотрел на него, и моя душа полнилась болью, но мозг безразлично подсчитывал вероятность успеха в нескольких вариантах. Ясно, что Ёжик с нами не пойдет. Но у нас нет шансов, даже если мы решим уйти без него. Нет, домой мы вернуться не успеем. Температура падает с невероятной скоростью. Где предел? Снегопад по плотности и густоте был подобен тропическому ливню. У нас нет одежды полярников, нет лыж, палаток. Глубокий снег и темнота не позволят нам двигаться быстро, мы потеряем силы, и тогда мороз убьет нас… Вступить в переговоры с бандитами? Что мы можем им предложить? Тепло и пищу? Они собираются взять это и без всяких переговоров. Защищаться? Пять пистолетов и примитивное оружие сваши против автоматов трех десятков обученных бойцов? Это похоже на коллективное самоубийство. Но отчего я решил, что выигрыш определяет лишь количество, совершенно позабыв о качественных характеристиках… Некая мысль, вертевшаяся в моем мозгу, внезапно оформилась в подобие идеи.

32
{"b":"37608","o":1}