ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Феникс подождал, пока канал окончательно закроется, а потом неторопливо переоделся в приготовленный Курбатовым костюм, вышел на лестничную площадку и тщательно запер квартиру. В соответствии с прогнозом с этого момента начинался отсчет последних часов или даже минут земной жизни академика Курбатова.

Охранник топтался на тротуаре возле машины.

– Я поеду сам, - сказал Феникс, предвосхищая его вопрос. - Водитель остался в квартире, я попросил его кое-что сделать. Он закроет дверь и отдаст ключи консьержу. Вы мне тоже на сегодня не нужны, можете быть свободны.

– Но, Алексей Игоревич! - воскликнул охранник. - Мы ведь с вами все это уже обсуждали! Так нельзя!

– Вы мне не нужны, - сухо повторил Феникс. - Увидимся в понедельник.

Настоящий Курбатов действительно нередко отпускал водителя и садился за руль сам, но отказ от охраны был существенным отступлением от правил. Впрочем, телохранителям он платил из своего кармана, поэтому последнее слово оставалось за ним.

– Вы напрасно так поступаете, - угрюмо сказал охранник.

Не удостоив его ответом, Феникс сел в машину и включил двигатель. Охранник не подозревал, что сейчас ему спасли жизнь. Пережив множество смертей, приходивших к нему в самом разнообразном обличье, Феникс старался не умножать вокруг себя их количество. Отдельная жизнь третьестепенного персонажа человеческой истории практически не влияла на будущее. Рожденное произведенным изменением возмущение Хроноса затухало без следа в течение нескольких десятков лет. Прогноз расчетчиков гласил: охранник должен был погибнуть вместе с Курбатовым, и Феникс испытывал удовлетворение от того, что расчет в этой части оказался неверен.

Слежку за собой он заметил, как только вырулил со двора на улицу. Сегодня роль «хвоста» исполнял синий «форд», тоже достаточно старенький и неприметный. «Интересно, как это произойдет? - подумал Феникс. - Дистанционный взрыв? Лобовое столкновение с грузовиком? Выстрел снайпера?»

Город кончился, и через некоторое время дорога очистилась от транспорта. На серой ленте шоссе Феникс остался наедине с преследователем, однако изрядно приотставший и едва заметный в пелене моросящего дождя «форд» вовсе не стремился его догнать. «Значит, все-таки грузовик, - заключил Феникс. - Или все же снайпер?»

Он сбросил скорость, входя в поворот к дачному поселку. Если на него организована засада, она должна располагаться именно здесь: лучшего места не придумаешь. Но против ожиданий Феникса густые придорожные кусты вовсе не стали плеваться автоматными очередями. Осенний лес был тих и безлюден. Проселок изобиловал поворотами, и Феникс сейчас не мог видеть своего преследователя, хотя был уверен: тот неотступно следует за ним. Тем не менее ничего не происходило, и это Феникса слегка озадачило. Может быть, убийцы ждут его на даче? Нет, никто не мог знать, что Курбатов сегодня отправится именно туда. Значит, покушение откладывается на неопределенное время? Этого быть не может, поскольку день смерти Курбатова был известен совершенно точно. В сущности, не стоило ломать голову над предположениями. То, что сегодня должно случиться, обязательно произойдет. Фениксу оставалось только ждать.

Охранник у ворот поселка, узнав Курбатова, махнул ему в знак приветствия рукой и поднял шлагбаум. В этот дождливый осенний день в поселке почти никого не было. Дачный сезон закончился, а местные жители не принадлежали к тем, кто стремится непременно провести уик-энд вне города. Феникс тихонько ехал по узкой улочке, убеждаясь в полном отсутствии соседей. Створки автоматических ворот его участка разошлись по сигналу инфракрасного датчика, Феникс подъехал к самому крыльцу и заглушил мотор.

В холле громко работал телевизор. Ольга сидела в кресле и смотрела на экран. Так могло показаться, но на самом деле Феникс увидел, что ее взгляд просто был устремлен в этом направлении. Глубоко погруженная в свои мысли, Ольга вряд ли воспринимала мелькающие картинки сериала. Феникс кашлянул, обозначая свое появление. Ольга медленно повернулась и выключила телевизор.

– Алексей, это ты, - сказала она без удивления. - Я тебя не ждала. Савельевы уехали еще вчера вечером. Женя сказал, что как-нибудь тебе позвонит. Но то, что ты приехал, хорошо. Я должна с тобой поговорить.

– Давай сделаем это завтра, - сухо проговорил Феникс. - Я очень устал за неделю, мне нужно отдохнуть.

Всяких выяснений отношений следовало избегать, подобной проверки Феникс бы не выдержал.

– Мы поговорим сегодня, - твердо сказала Ольга. - Я слишком долго это откладывала.

– А я говорю: завтра! - Феникс прибавил льда в голос, но тут же сбавил тон. - Завтра, Оля, я тебе обещаю. Я действительно очень устал.

Пресекая дальнейшую дискуссию, он быстро взбежал по лестнице на второй этаж. Кабинет Курбатова, кажется, располагался справа. Феникс заглянул в ближайшее помещение и понял, что ошибся - это была одна из спален для гостей. Он прошел по коридору дальше, приоткрывая двери. Ага, теперь правильно…

Дневной свет с трудом преодолевал сплоченную толщу дождевых облаков, и, несмотря на относительно ранний час, в комнате стоял почти вечерний сумрак. Феникс подошел к окну и некоторое время стоял, рассматривая окружающий дом участок леса, ограниченный высоким металлическим забором, чьи секции кое-где просвечивали меж стволов стройных сосен и зарослей кустарника.

Скрипнула дверь, почти неслышно вошла Ольга. Феникс не оборачивался.

– Я сейчас уезжаю, - услышал он. - Поэтому завтра мы поговорить не сможем. В сущности, ты прав, разговоры нам не нужны. Мне и так давно все известно о твоих отношениях с… Не беспокойся, я не собираюсь устраивать сцены ревности. Просто хочу сказать, что мне ничего от тебя не нужно. Вообще ничего…

Феникс смотрел на ее отражение в стекле. Ольга была бледна, грустна, но совершенно спокойна. Ему стало очень жаль эту женщину, потому что не пройдет и нескольких часов, как ее настигнет новое сильнейшее потрясение. Феникс решил, что будет с ней холоден и груб, так для нее лучше. Он резко повернулся, но приготовленные слова отчего-то задержались на устах.

5
{"b":"37609","o":1}