ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эта новость действительно заинтересовала меня.

- Выходит, окровавленный нож в кармане вашего друга доказательство его невиновности! - воскликнул я после некоторого раздумья.

- А вы быстро соображаете! - усмехнулся Фигаро. - Ясное дело, что убийство было совершено не этим ножом.

- Что ж, - вздохнул я, - дело принимает совсем другой оборот.

Суд состоялся на следующий день, так что заявление мсье Фигаро оказалось как раз кстати. Керубино был похож на ребенка, которого поставили в угол за плохое поведение. На вопросы он отвечал с неохотой и односложно, испугано глядя на собравшихся исподлобья. Избалованный и изнеженный юноша толком не понимал смысл происходящего. Но своим поведением паж все же смог вызвать жалость и сострадание. Лично мне он не понравился, я никогда не уважал подобных молодых людей. Пятнадцать лет! А он еще ребенок! В его годы я уже содержал брата и сестру. Конечно, мой доход был невелик, но я сумел приспособиться к жизни.

В зале я заметил графиню, ее камеристку Сюзанну и Фигаро. Рядом с ними сидела Фаншетта, которая больше остальных переживала за судьбу пажа.

Я выслушал речь прокурора, который умело выставил перепуганного Керубино "отъявленным юным злодеем", и заставил даже меня почти поверить в это. Старый крыс отлично знал свое дело. Этот человек был моим противником, когда я вел мое первое адвокатское дело. Конечно, я ему проиграл, но все же потом взял реванш.

После выступления прокурора речь адвоката выглядела очень бледно, и только когда он перешел к данным, полученным от Фигаро, в зале суда началось оживление. Прокурор попытался возражать, но я не без радости отклонил его протест.

В итоге мне ничего не оставалось, как вынести оправдательный приговор.

Когда суд закончился, Мадлен де Ренар, которая тоже присутствовала на заседании, бросилась мне на шею. Я едва устоял на ногах. Люди удивленно уставились на нас. Какая-то старушка проворчала:

- Ну и судья! Срамота!

- Ох! Макс! Вам так идет судейская мантия! - воскликнула Мадлен на весь зал. - Подумать только, какие сюрпризы преподносит нам жизнь! Раньше вы были маленьким никчемным студентишкой, над которым все смеялись. Удивляюсь, как я могла полюбить вас! А теперь вы судья! Вы носите судейскую мантию и решаете судьбы людей! Сейчас я могу гордиться вами! Даже мой дядя с восхищением отзывается о вас, а ведь раньше он считал вас голодранцем.

Мадлен поцеловала меня в губы.

- Что ж вы теперь делать будете? - спросила она меня. Ведь это преступление осталось нераскрытым.

- Буду искать настоящего убийцу, - ответил я.

Эта идея получила одобрение. Мадлен, как обычно, решила помогать мне в расследовании.

Мы отправились в имение Альмавива. Нас встретила Сюзанна. Эту веселую игривую девушку можно было смело назвать олицетворением радости. Весь ее облик говорил нам: "Добро пожаловать!" На ней было черное траурное платье, которое так и не смогло придать этой девушке мрачный вид. Как потом нам сказала Сюзанна, это графиня велела всем слугам облачиться в траур по бедному графу.

Я сразу понял, что Сюзанна особа не глупая. А то, что она не испугалась моего пса Герцога и погладила его, чуть было не заставило меня вычеркнуть ее из списка подозреваемых. Я почему-то считаю, что человек, любящий собак, не способен на убийство. Я, наверное, не прав.

- Мы вас давно ожидаем, - сказала Сюзанна с улыбкой. - Ох, как хорошо, что Керубино оказался невиновен! Когда я увидела в его руках нож, я тоже решила, что он убийца, я почувствовала...

Она запнулась.

- Что вы почувствовали? - спросила Мадлен, которая никогда не церемонилась со слугами.

- Я почувствовала жалость к нему, - ответила девушка. Керубино так молод, неопытен и слишком впечатлителен. Он беззаветно влюблен в графиню. Этот мальчик даже ее белую ленту хранит, как сувенир! Он вполне мог совершить убийство из-за любви, Керубино романтик. Но он еще ребенок.

- Вы правы, мадмуазель, - согласился я, хотя, на мой взгляд понятие "ребенок" уже никак не вязалось с этим долговязым парнем. - Но своим спасением он обязан вашему жениху. Это он сумел найти доказательства невиновности Керубино.

- О! Я это прекрасно понимаю! Фигаро пришлось здорово потрудиться, - улыбнулась Сюзанна. - Этому Керубино всегда все сходило с рук, чтобы он не натворил. Стоило ему только улыбнуться и пролепетать извинения, все сразу же его прощали. Даже покойный граф... Особенно много хлопот этот мальчишка доставлял Фигаро, мой жених слишком часто выручал его из различных ситуаций. Ведь Керубино такой ранимый, беззащитный, наивный. Бросить его на произвол судьбы очень жестоко!..

- Как чувствует себя ваша госпожа? - спросил я Сюзанну.

- Слава богу, ей уже лучше, - ответила камеристка. Бедняжка! Смерть мужа была очень сильным ударом для нее. Она очень любила графа, и хранила ему верность. Она ставила любовь мужа превыше всего! Она готова была пожертвовать всем ради его любви! Моя госпожа образец добродетели и чистоты! Но, увы, ее покойный муж не очень ценил это сокровище. Он даже не понимал, что знатная дама с такими взглядами большая редкость в наши дни. Все аристократки, у которых я служила до графини Альмавива, только и ждали удобного случая, чтобы изменить своему супругу. Муж за порог, а они любовника зовут! Безобразие!

- Вы очень любите вашу госпожу, - заметил я. - Но как вы относились к ее мужу?

- Что вы хотите этим сказать!? - возмутилась девушка. - На что вы намекаете?

- Извините, мадмуазель, я не имел в виду ничего оскорбительного, - успокоил я Сюзанну. - Мне бы хотелось узнать, что за человек был ваш господин.

- Я никогда не задумывалась об этом, - ответила девушка. Мне трудно ответить на ваш вопрос... Он был самым обычным аристократом нашего времени, не хуже и не лучше: расточительным, самовлюбленным, любящим поухаживать за дамами, несколько распутным. Но злодеем и тираном назвать графа нельзя, он был добр к людям, находящимся у него в услужении, жалование платил вовремя, без надобности голоса не повышал, не грубил. Жену любил, был ласков с ней, никогда ни в чем не отказывал. В общем, плохим человеком его назвать нельзя... хорошим, впрочем, тоже... Но, я уверена, он не совершил поступка, за который его следовало бы убить... Ну, вот мы и пришли. Графиня с удовольствием побеседует с вами.

Мы вошли в просторную комнату. Графиня выглядела больной и усталой. Черное траурное платье подчеркивало бледность ее лица. В этом наряде эта печальная дама была похожа на античную музу трагедии. Волосы графини были собраны на затылке без каких-либо украшений. Но эта простая прическа шла ей больше, чем другим женщинам самые модные творения парикмахерского искусства.

- Вы собираетесь расследовать убийство моего мужа? спросила она, одарив нас той улыбкой, которой аристократы одаривают послушных слуг. - Я весьма вам благодарна... Ох, это убийство чуть не лишило меня рассудка! В тот вечер я была на грани безумия! Вы помните?

- Мсье судья хотел бы задать вам несколько вопросов, мадам, - шепнула ей камеристка. - От ваших ответов может зависеть исход расследования.

- Да, да, конечно, - кивнула графиня. - Я вас слушаю.

- Опишите, пожалуйста, тот вечер, - попросил я. - Понимаю, вам тяжело вспоминать, но...

- Не беспокойтесь, - оборвала меня графиня. - Надеюсь, что рассказанное мною поможет вам, но сохраните ли вы это в тайне...

- Ох, мадам! - воскликнула Сюзанна. - Этому человеку можно доверять. О его порядочности ходят легенды, к тому же Фигаро дал ему хорошую характеристику.

- Ну, если так, - заулыбалась графиня. - Я вам расскажу очень интересную историю. Дело в том, что Сюзанна и Фигаро решили пожениться, а мой покойный муж захотел сделать Сюзанну своей любовницей, в противном случае, он обещал лишить ее приданного... В тот вечер перед убийством состоялся праздник в честь помолвки Сюзанны и Фигаро... Мой муж велел Сюзанне выйти в парк. Но моя верная камеристка рассказала мне об этих планах, и мы придумали, как обвести вокруг пальца моего благоверного... Я решила пойти на свидание вместо Сюзанны. Граф вряд ли бы смог заметить подмену ведь в парке было темно.

3
{"b":"37611","o":1}