ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Руденко Елена

Марсово поле

Елена Руденко

Марсово поле

В дом No 30 на улице Сентонж вошел аккуратный, хорошо одетый пожилой человек. Он медленно с большим трудом поднялся по лестнице на третий этаж и постучал в одну из квартир.

Ему открыл бледный худощавый молодой человек. Его холодные голубые глаза встретились со взглядом гостя.

-- Вы мсье Робеспьер? - спросил старик. - Я не ошибся?

-- Да, это я, проходите... А с кем я имею честь говорить?

-- Мое имя Брион, простите, что отвлекаю вас от дел, но мне бы очень хотелось кое-что обсудить с вами...

-- Да, я выслушаю вас. Только через полчаса мне нужно уходить, - предупредил Робеспьер. - Надеюсь, вам хватит этого времени?

-- Вполне, не беспокойтесь, - ответил Брион. - Я пришел к вам в качестве просителя. Мне известны ваши успехи не только в политике, но и в расследовании преступлений...

-- Вынужден вас разочаровать, мсье, но я уже не занимаюсь этим. У меня много иных забот...

-- О! Я вас прекрасно понимаю! - закивал старик. - Но войдите в мое положение, у меня пропала дочь, ее никак не могут отыскать...

-- Прошу прощения, - вежливо перебил Робеспьер. - Но с этим лучше справится полиция.

Брион пренебрежительно махнул рукой.

-- Я подозреваю некоторых лиц в похищении, - сказал он. Но никак не могу понять, кто именно из них похититель. Вы, я слышал, умеете уловить в словах скрытые тайны. Я прошу вас поговорить с подозреваемыми, а потом сообщить мне, кто, на ваш взгляд, является похитителем. Ох, я на вас очень надеюсь!

Робеспьеру стало жаль любящего отца, он решил сразу не отказывать ему и все обдумать.

-- Сейчас я ничего точно сказать не могу, - ответил Максимильен. - Я напишу вам сегодня вечером. Прошу вас, оставьте свой адрес.

Лицо Бриона расплылось в улыбке.

-- Я вам очень благодарен! - воскликнул он, пожимая руку Робеспьеру.

-- Еще рано благодарить, мсье, - прохладно ответил депутат. - Поживем - увидим.

Сразу же после ухода Бриона, пришла Светлана Лемус, они с Робеспьером должны были вместе отправиться в Национальное собрание.

-- Сегодня твои "друзья" должны будут дать свой ответ, сказала она смеясь. - Они хорошо запомнили твою речь 14 июля. Ты просто разгромил их версию о похищении короля.

-- Это было нетрудно. Весьма необдуманно с их стороны было выдвигать утверждения, что король был похищен против своей воли. Тут налицо заговор и вероломство.

-- Это верно. А какая рожа была у Барнава, когда он понял, что эта идея лопнула! Хотя, это была не его мысль, а маркиза Лафайета.

-- Думаю, он и его сторонники так просто не сдадутся, сказал Робеспьер. - Это только начало сражения, их не так то просто победить.

-- Возможно, ты прав. Кстати, как тебе моя статья о Лафайете?

Светлана недавно решила заняться написанием статей, и это у нее неплохо получилось. К тому же друзья всегда были рады дать ей необходимые сведение.

-- Хорошо, но слишком резко, - сказал Робеспьер. - Ты писала эту статью в соавторстве с Жоржем. Не следовало записывать все, что он диктовал.

Светик пожала плечами.

-- Ругательства я опустила, - сказала она. - Жорж Дантон мсье Лафайета терпеть не может, вот и отзывается о нем не очень красиво. Жорж обиделся на меня за то, что я вырезала половину его высказываний... Кстати, сейчас я пишу статью о тебе, о том, как ты победил своих противников. Ты же теперь у нас Неподкупный, которым восхищается вся Франция!

-- Ладно, не преувеличивай!

-- Я ничего не преувеличиваю... А как у тебя продвигаются отношения с Мадлен? Тебе удалось ее завоевать? Последнее время она стала благосклоннее к тебе относиться. Жаль только, что этот Барнав постоянно увивается около нее. Этот тип расположился поперек двух твоих дорог.

-- Я не вижу в этом человеке реального соперника ни в политике, ни в любви, - ответил Робеспьер. - Прошу тебя, не будем об этом... У меня есть новость, уверен, она будет тебе интересна...

Он рассказал Лемус о визите Бриона.

-- Макс, миленький, давай будем искать эту пропавшую дочь! - воскликнула девушка. - А то последнее время как-то скучно стало, почти ничего не происходит! А я так люблю приключения!

-- Светик, - строго сказал Робеспьер, которому хорошо запомнилось последнее приключение девочки. - Ты ко всему слишком легкомысленно относишься. Пойми, у меня нет времени проводить расследование, вести допрос подозреваемых, собирать факты! Сейчас такие важные дела идут!

Девушка улыбнулась.

-- Сбор фактов я беру на себя, - сказала она важно. - А тебе останется только подумать, и все!

-- Ох, деточка, ты считаешь, что думать легко?

-- Нет! Думать невыносимо и противно! Но ты же любишь думать!

Светлана так искренне и настойчиво уговаривала Робеспьера, что тот решился принять ее предложение. Он понимал, что отказать Светик в этом предприятии - значит поссориться с ней надолго. К тому же дело обещало быть неопасным и легким, а Светлана всегда блестяще справлялась со сбором фактов.

Антуан Барнав ожидал начала заседания, настроение депутата оставляло желать лучшего. Виной всему был Неподкупный, которого он считал личным врагом. Видному депутату Барнаву был неприятен этот выскочка из провинции, взявший верх в Якобинском клубе. Именно в этом клубе Барнав был когда-то единственным и неоспоримым лидером. Казалось совсем недавно он смеялся над Робеспьером, считал его дураком, завел роман с его возлюбленной. А сейчас вдруг все резко изменилось. Теперь великий Барнав, любимец женщин, лучший оратор Франции померк рядом с невзрачным арраским юристом.

-- О! Мсье Барнав! - окликнула его Лемус, которая обожала дразнить этого типа.

У нее с Барнавом была взаимная неприязнь. В свое время они невзлюбили друг друга с первого взгляда.

- Что-то вы загрустили, - сказала Светлана. - Дела пошли неважно? Не расстраивайтесь, вы же не виноваты, что ничего не смыслите в политике.

Красавчик ничего не ответил. Только злость мелькнула в его глазах.

-- Мои предсказания сбылись, - продолжала Светик, очаровательно улыбаясь. - Робеспьер быстро обошел вас, как в политике, так и в любви. В свое время вы его недооценили, а зря. Помните, вы прозвали Робеспьера "Арраской свечой"? Согласна, точное прозвище. Только вам эту свечу потушить не удалось!

-- Что вы болтаете!? - возмутился Барнав, терпение которого лопнуло. - Я когда-нибудь до вас доберусь, глупая девчонка.

-- Ну, не такая я глупая, как вы думаете. Кстати, вчера мой друг и Мадлен Ренар вместе ужинали. Делайте выводы, милый мой.

Барнав хотел было что-то ответить своей собеседнице, но звонок о начале заседания прервал его.

-- Все уже заранее знают, что вы скажете! - закричала Лемус ему вслед. - Вы будете говорить о том, чтобы революция остановилась, что надо спасти монархию.

Светлана не ошиблась. Вся речь видного политика была направлена именно на это. В этот же день приняли декрет, в котором косвенно снималась вина с короля Людовика. К ответственности привлекались "похитители" короля в лице генерала Буйе, бежавшего за границу, а также других заговорщиков, найти которых теперь было невозможно.

Мсье Сенье уже несколько дней находился в Париже. Он прибыл со своей миссией, которую только недавно решился осуществить. Молодой человек чувствовал себя при этом очень виноватым.

-- У меня нет другого выбора, - твердил он. - К тому же я ни чем не рискую. Это все ради моей невесты, милой Луизы. Она достойна лучшего!

Сенье попытался погрузиться в мечтания о новой роскошной жизни, но грохот со стороны улицы быстро вернул его в реальный мир. Молодой человек вздохнул и огляделся вокруг: ужасная комнатушка с закопченными стенами, развалившаяся мебель, маленькое грязное окошко - это гостиница, которую он смог себе позволить.

-- Что тут раздумывать! - сказал Сенье. - Иначе, я все жизнь буду чувствовать себя виноватым перед Луизой.

1
{"b":"37613","o":1}