ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вечером Светлана Лемус направилась к мсье Бриону. Служанка впустила девочку без лишних расспросов и проводила в гостиную, где ее уже ждал хозяин.

Светлана пересказала Бриону о решении Робеспьера. Она заверила старика, что всегда с блеском справлялась с подобными заданиями друга.

-- Что ж, - вздохнул Брион. - Раз мсье Робеспьеру так угодно...

-- Это ваша дочь? - спросила Лемус, указав на портрет молодой девушки.

-- Да это моя дорогая Стефани, правда, она мила?

Светлана согласилась. Девушка на портрете была просто мила. Ее нельзя было назвать красавицей. Открытое лицо Стефани не обладало яркими чертами, темные волосы были уложены в простую прическу. Внешне Стефани ни чем не отличалась от обычной парижанки. Это была девушка с довольно распространенным типом лица. Но для любящего отца она была единственной.

-- Когда я смогу начать допрос подозреваемых? - Светлане не терпелось перейти к делу.

-- Они через несколько минут начнут подходить по очереди, и вы сможете спокойно побеседовать с каждым, - сказал Брион. - А пока я бы хотел показать вам свой дом. Вам это интересно?

-- Очень, мсье. Кстати, а при каких обстоятельствах исчезла ваша дочь?

-- Это произошло два дня назад. Я решил выдать ее замуж, ей уже исполнилось девятнадцать. Главным для меня было то, чтобы моя девочка жила, ни в чем не нуждаясь. Я нашел ей знатного жениха, который как раз собирался жениться. Его имя Роне, он очень богат, у него даже связи в правительстве имеются. Я познакомил Стефани с ним, они даже побеседовали наедине. На следующее утро моя дочь исчезла.

-- Хм... а этот мсье полюбил вашу дочь?

-- Поначалу я думал, что да. Он живет недалеко, и часто видел Стефани, гуляющей по саду. Мне казалось, будто Роне влюбился в мою девочку. Потом я понял, что ошибся. Он хотел заключить с нами денежный союз.

-- И вы были согласны? - в голосе Лемус звучал укор.

Брион виновато опустил голову.

-- Поначалу я согласился... Но я бы никогда не стал заставлять Стефани насильно выходить замуж, даже если бы жених был до безумия влюблен в нее. Почему она не сказала мне, что этот брак вызвал у нее ужас. Обычно она делилась со мной своими переживаниями и чувствами. После встречи с Роне она не обмолвилась со мной ни словом, она сразу же отправилась спать.

Отец вздохнул.

-- Она была такой послушной девочкой! Стефани ни разу не ослушалась меня. Конечно, не всё, что я требовал от моей дочери, нравилось ей, но она всегда выполняла мои просьбы.

-- А у мадмуазель Стефани были на примете молодые люди?

-- Да, она много времени проводила с мсье Леруа, очень хорошим молодым человеком. Пока этот юноша небогат, но он очень работящий и постепенно поправляет свои финансовые дела. Еще к нам часто наведывался мсье Лесот, сумасшедший художник. Его привела мадмуазель Ванель, эта дама обожает покровительствовать бездарностям, которых выдает за гениев. Мне кажется, что она любит этого ненормального. Лесот писал портрет моей девочки. Ох, такой жуткой мазни я еще не встречал. Он влюбился в Стефани и досаждал ей своей настырностью. Я даже не знал, как его отвадить. Мне было боязно, как бы моя дочь не влюбилась в этого полоумного живописца.

Мадлен Ренар встретилась с Барнавом для весьма серьезной беседы. Последние события волновали ее. Мадлен боялась перемен, которые могли значительно отразиться на ее владениях, которыми она обладала на правах аристократки. Она разочаровалась в Барнаве, который до селе успешно вел выгодную для нее политическую игру. Теперь он не мог справиться со своими противниками, набирающими силу с каждым днем.

Депутат начал разговор первым.

-- Последнее время вы слишком благосклонно относитесь к Робеспьеру. Я слышал, вы с ним ужинали... Мне это не нравиться... Я догадываюсь, какие у вас с ним отношения! Вы опять стали его любовницей!

-- Приберегите сии слова для вашей жены! - перебила его Мадлен. - Меня не волнует, что вам нравиться! Я больше думаю о том, как вы отвратительно работаете. С каждым разом ситуация становиться все менее благоприятной, а вы ничего не можете изменить! Робеспьер достоин большего уважения, хотя его политика противоположна моим личным интересам. Кстати, вы в курсе, что учинили кордельеры во главе с этим ужасным Дантоном? Они составили петицию об отстранении короля! Вы понимаете, чем это чревато?

Суровый тон Мадлен заставил Барнава позабыть о ревности.

-- Одни кордельеры нам не опасны, - ответил он. - Дело будет гораздо серьезнее, если петицию поддержат в Якобинском клубе. А этого не будет!

Ренар расхохоталась.

-- Вы планируете помешать этому? Неужели вам до сих пор не ясно, что в этом клубе вас давно не замечают! Там все слушают только Робеспьера! Все зависит от него. А как поведет себя этот человек, даже я не могу предположить, хотя знаю его с юности.

-- Мадлен, вы разбиваете мне сердце! - Барнав попытался перевести разговор на другую тему. - Выходит, вы меня никогда не любили!

Большие серые глаза Ренар гневно блеснули.

-- Хватит! Оно у вас продажное, как душа! Вы любому продадите себя за деньги. Думаете, я не знаю, что вы служите двору и встречаетесь с королевой? Когда вас назначили сопровождать беглецов королевской крови назад в Париж, вы прямо-таки расстилались перед Марией-Антуанеттой. Эта мадам тоже пустила в ход все свое кокетство. Не знаю, кто из вас кого соблазнял, но зрелище было весьма любопытным. Жаль, я не видела. И после этого вы смеете клясться мне в любви!

-- Это клевета!

-- Оставьте меня! - перебила Мадлен. - Не показывайтесь мне на глаза до тех пор пока не решите проблему с петицией. Я заплатила вам двадцать тысяч, так что будьте добры их отработать! Лишь потом я послушаю ваше любовное вранье, если у меня будет хорошее настроение.

Первым к Бриону прибыл мсье Патрик Леруа. Светик, припомнив слова хозяина, отметила, что он вполне мог похитить девушку, при чем с ее согласия.

Светлана с интересом изучила подозреваемого. Вроде бы ничем непримечательный человек, но довольно приятный. Хотя, слишком серьезный и настороженный.

-- Мне бы хотелось поговорить с вами об исчезновении мадмуазель Стефани, - начала Лемус.

-- Я могу узнать, почему вас это заинтересовало? - спросил Леруа.

-- Для моей книги, - произнесла девушка заранее подготовленную ложь. - У меня там фигурирует похищение.

Молодой человек окинул ее недоверчивым взглядом.

-- Я очень люблю Стефани, - начал он. - Но ее отец против нашего брака. Он считает меня недостаточно богатым. Хотя, я не бедствую, и смогу обеспечить любимой достойную жизнь.

-- Как вы думаете, кто мог похитить мадмуазель Брион?

-- Не знаю... но мне почему-то кажется, что это сделал мсье Лесот.

-- Почему? - поинтересовалась Светик.

-- Он полюбил в Стефани, а она его отвергла.

-- Гм... это не повод для похищения.

-- Понимаете, этот тип не совсем нормальный, он какой-то нервный и непредсказуемый. От него можно всего ожидать. На месте полиции я бы занялся именно им. Но все почему-то решили, что я похитил Стефани и где-то ее спрятал. Вот дурачье!

Леруа говорил спокойно, но в его голосе проскальзывали нотки волнения.

На этом их беседа завершилась. Мсье Брион увлек гостя за собой, чтобы тот не помешал беседе Светик с мсье Лесотом, который должен был придти с минуты на минуту.

Мсье Лесот старался не смотреть в глаза собеседнице, он нервно теребил платок в руках, говорил неразборчиво и нервно.

-- Я не знаю, что случилось со Стефани, - упрямо твердил он. - Я ничего не знаю.

-- Как вы думаете, кто мог совершить это похищение? спросила Лемус.

-- Я же вам сказал, что ничего не знаю.

Он поднял глаза на Светик, в которых мелькнула злость. Девушка испугалась, ей показалось, что Лесот хочет вцепиться ей в горло.

-- Но вы любите мадмуазель Стефани, - быстро сменила она тему разговора.

Лицо молодого человека разгладилось.

2
{"b":"37613","o":1}