ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я поблагодарил их за гостеприимство и встал из-за стола. Мадлен последовала за мной, жалея, что не доела десерт. Мадам Симонен проводила нас.

-- Простите меня за мою дурацкую болтовню, - извинился я.

Дама печально улыбнулась мне в ответ.

-- Кстати, предпринимала ли настоятельница какие-либо попытки вернуть Сюзанну Симонен обратно в свой монастырь? спросил я.

-- Нет, - ответила мадам Симонен. - Наоборот, она была против ее возвращения в монастырь "Святой девы". Моему мужу она сказала, что не потерпит присутствия этой еретички. Она почему-то хотела, чтобы Сюзанну отправили в какой-нибудь другой монастырь.

-- Весьма странно, - удивился я. - Обычно настоятельницы требуют немедленно возвращения сбежавших послушниц.

-- Меня это тоже удивило, - согласилась женщина. - По этой причине стали ходить сплетни... Будто настоятельница влюблена в священника, который читал проповеди в их монастыре, а мадмуазель Симонен подружилась с этим священником. Настоятельница начала ревновать и поэтому ненавидела Симонен. Побег девушки обрадовал ее, но ради приличия она ее прокляла... Гадость какая!

Эту сплетню мадам Симонен пересказала с отвращением в голосе.

-- Надеюсь, вы не поверили в это? - спросила она.

-- Не в коем случае, мадам, - ответил я

Мадлен де Ренар дернула меня за рукав.

-- Макс, поехали домой, - попросила она. - Перенесем допрос других подозреваемых на завтра.

Мне пришлось согласиться с ней. Усталость давала о себе знать.

На следующий день мы отправились в гости к маркизу де Круамару.

-- Неужели вы и его подозреваете? - спросила Мадлен. По-моему, он вообще не при чем.

-- Мадлен, дорогая, - сказал я. - Мы не знаем, о чем он говорил с мадмуазель Симонен. Мы так же не знаем, какие у них были отношения. Сейчас бессмысленно вычеркивать его из списка.

Маркиз де Круамар был самым обычным аристократом, с огромным самомнением, уверенностью в своей силе и правоте. Он смотрел на меня свысока, но с какой-то опаской. Наш визит не сулил ему ничего хорошего, и маркиз это понимал. Однако он согласился принять нас. Взглядом опытного эксперта маркиз долго изучал фигурку Мадлен, которая кокетливо опустила глазки. Было видно, что это исследование доставляет ему удовольствие, но я с радостью все ему испортил. Я набросил на Мадлен плащ, чтобы скрыть нескромное декольте и начал допрос.

-- Я могу узнать цель вашего недавнего визита к мадмуазель Симонен? - спросил я.

-- Сюзанна Симонен пригласила меня к себе, чтобы обсудить кое-какие дела. Она просила моего покровительства, - ответил маркиз, не сводя взгляда с Ренар.

-- Вы согласились помочь ей? - спросил я.

Маркиз задумался.

-- Да, - ответил он.

-- И вы согласились помочь ей просто так? - задал я неприятный вопрос. - Или же вы что-то потребовали за свою услугу.

Я внимательно смотрел в глаза маркизу.

-- Да, я попросил ее кое о чем, - сдался Круамар. - Но это касается только меня.

-- Между прочим, вы один из подозреваемых, проинформировал его я.

Круамар смерил меня взглядом и рассмеялся.

-- Я много слышал о вас, судья, - сказал он. - Когда вы ищите правду, вас ничто не остановит: ни титул, ни богатство, ни положение в свете, для вас все подозреваемые одинаковы.

-- Это так, - кивнул я. - Поэтому в ваших интересах будет рассказать мне правду.

Но аристократ продолжал упорствовать. Я решил сменить тему.

-- Как прошла ваша встреча с Симонен? - спросил я.

-- Очень хорошо, - ответил маркиз. - Мы с ней весело поболтали. Она рассказала мне о последних событиях своей жизни... ничего существенного... про то, как она купила пирожные; про то, как в свечной лавке ей в коробку положили на одну свечу больше, чем она заказывала; про кота, которого приютила ее квартирная хозяйка; про собак, которые громко лают по утрам. Мы мало говорили о делах, вся наша беседа состояла в основном из этой болтовни. Кстати, о подозреваемых! Включите в ваш список мсье Манури, ее адвоката.

-- Почему? - удивилась Мадлен. - У них были хорошие отношения.

-- Даже слишком хорошие, - хмыкнул Круамар. - Она составила завещание в его пользу.

Видно на моей физиономии отразилось искренне удивление, и аристократ рассмеялся.

-- Благодарю за интересную новость, - вежливо произнес я. Что ж, поговорю с Манури, может быть, узнаю у него кое-что интересное и о вас.

Маркиз окинул меня испепеляющим взглядом.

-- Ох, Робе...тьфу, как вас звать...

-- Робеспьер, - подсказал я.

-- Вы когда-нибудь попадете в неприятную историю из-за своего любопытства и стремления к справедливости.

Так мы расстались с маркизом Круамаром.

-- Жалко, что наше знакомство состоялось в такой форме, вздохнула Мадлен. - Маркиз такой симпатичный.

-- В данный момент нужно не об этом думать! - сказал я со злостью в голосе. - И запомните, каждый симпатичный мужчина может оказаться убийцей!

-- Вечно вы все испортите! - обиделась Ренар. - Я почти влюбилась!

-- Почти не считается! - ответил я.

В монастырь "Святой девы", как я и предполагал, меня не пустили, но настоятельница все же согласилась выйти переговорить со мной. Я ожидал увидеть страшную старуху с искаженным от злобы лицом, но ошибся. Настоятельницей оказалась внешне довольно приятной женщиной, только взгляд у нее был какой-то суровый и жесткий. Я отметил про себя, что у нее были все шансы охмурить священника.

-- Вы расследуете смерь Симонен? - спросила она мрачно.

-- Да, мадам, - ответил я. - У меня есть серьезные предположения, что ее отравили.

-- Я думаю, вы ошибаетесь! - возразила настоятельница. - Ее настигло мое проклятье!

-- Может быть, - вежливо кивнул я. - Но других версий исключать нельзя. К тому же в наши дни многие придерживаются взглядов современных философов и не верят в проклятья. У них могут зародиться нехорошие подозрения, и они будут распускать сплетни. Мой долг не допустить этого.

-- Что вы хотите этим сказать? - возмущенно спросил настоятельница.

-- Я не смею выдвигать против вас обвинения, - поспешил я успокоить ее. - Но многие люди не упустят случая позлословить. Начнутся толки, что вы убили мадмуазель Симонен, чтобы поддержать престиж церкви и заставить людей поверить в проклятье.

6
{"b":"37614","o":1}